<<
>>

ДИАГНОСТИКА ПАРАЗИТАРНЫХ БОЛЕЗНЕЙ И ЛЕЧЕНИЕ БОЛЬНЫХ

Джеймс Дж. Плорд (James I. Plorde)

В настоящее время паразитарные болезни, такие как малярия, трипаносомозы, лейшманиозы, шистосомозы и филяриатозы, можно рассматривать как одну из самых частых причин заболеваемости и смертности людей на земном шаре. За последние годы в силу ряда причин технического, социального, экономического характера произошло, резкое повышение распространенности некоторых из указанных болезней, особенно малярии. Подъем заболеваемости малярией во многих странах мира явился результатом увеличения частоты случаев устойчивости к инсектицидам комаров — переносчиков малярийных паразитов, развития лекарственной устойчивости у некоторых штаммов возбудителей тропической малярии, а также сокращения ассигнований на проведение многих программ борьбы с этой инвазией.

В настоящее время в эндемичных районах проживает свыше 1 млрд человек; из них инвазированы 125—200 млн. В Африке, где проводимые мероприятия по борьбе с инвазией не приносят успеха вследствие высокой интенсивности ее передачи, малярия ежегодно уносит более 1 млн жизней детей. Общий подъем заболеваемости малярией наряду с увеличением международного туризма привел к росту количества прибывающих в США инвазированных людей. С 1969 по 1980 г. число случаев малярии у гражданских лиц, зарегистрированных в Центре по борьбе с болезнями, возросло со 151 до 1864; в последующие 4 года ежегодное число случаев составило в среднем 1000. В течение того же 15-летнего периода число инвазированных лиц среди граждан США возросло с 90 до 360.

В Африке, от Сахары на севере до пустыни Калахари на юге, штаммы трипаносом Trypanosoma brucei вызывают одно из самых тяжелых заболеваний человека — сонную болезнь. В этом же регионе наличие штаммов трипаносом, патогенных для животных, ограничивает производство продовольствия вследствие ущерба, наносимого ими животноводству. В Южной Америке другой вид трипаносом (Trypanosoma cruzi) поражает миллионы людей, вызывая у многих из них тяжелые заболевания сердца и желудочно-кишечного тракта (американский трипаносомоз, или болезнь Шагаса).

Возбудители лейшманиозов встречаются в различных районах Европы, Азии, Африки, Южной и Центральной Америки и вызывают такие заболевания, как кала-азар (индийский висцеральный лейшманиоз) — тяжелое хроническое поражение ретикулоэндотелиальной системы, эспундию (бразильский кожно-слизистый лейшманиоз) — обезображивающее обширное поражение кожи и слизистых оболочек, а также кожную форму заболевания, характеризующуюся отсутствием поражения слизистых оболочек.

К числу тяжелых гельминтозов относятся шистосомозы, поражающие, по оценочным данным, 200 млн человек, проживающих между тропиками Рака и Козерога. У многих людей они вызывают заболевания мочевого пузыря, кишечника и/или печени, которые в конечном счете могут привести больного к смерти. Во многих странах строительство ирригационных сооружений привело к распространению шистосомозов на ранее не пораженных территориях, снижая экономические выгоды от использования указанных объектов. Несмотря на отсутствие условий распространения для этих гельминтозов в США, в настоящее время там проживают почти полмиллиона инвазированных за рубежом лиц.

Близкие виды филярий, возбудители вухерериоза и бругиоза, вызывают поражение лимфатических сосудов с развитием слоновости конечностей и половых органов у жителей тропических стран.

Еще одна форма филяриатоза — онхоцеркоз — поражает миллионы людей в Африке, приводя многих из них к слепоте.

В США нередко встречаются четыре протозойные инвазии — токсоплазмоз, пневмоцистоз, лямблиоз и трихомоноз. Токсоплазмозом, возможно, инвазировано около 30% населения земного шара. Как правило, эта инвазия протекает бессимптомно, но врожденный токсоплазмоз может привести к аборту, мертворождению или тяжелым неврологическим поражениям. Даже в тех случаях, когда при рождении у ребенка нет явных клинических признаков, спустя несколько лет возможны развитие хориоретинита и нарушение зрения. Бессимптомные формы токсоплазмоза и пневмоцистоза могут перейти со временем в тяжелое смертельное заболевание в случае развития у больного иммунодепрессивного состояния.

И напротив, лямблиоз и трихомоноз редко протекают в тяжелой форме и очень широко распространены среди практически здоровых людей. Частота встречаемости как той, так и другой инвазии возрастает, вероятно, в результате изменений в образе жизни американцев. Лямблиоз особенно часто регистрируется среди лиц, посещающих дневные центры по уходу, туристов и отдыхающих в кемпингах в западных штатах США, а также среди мужчин-гомосексуалистов, занимающихся анилингусом, в то время как распространенность трихомоноза тесно связана с частотой беспорядочных гетеросексуальных связей.

Диагностика. Хотя для США нехарактерно широкое распространение некоторых из указанных выше инвазий, необходимо помнить о них при дифференциальной диагностике многих заболеваний ввиду постоянного прибывания в страну туристов и иммигрантов из эндемичных районов мира. Диагностика затруднена тем, что клинические проявления и результаты общих лабораторных исследований лиц, страдающих от паразитарных инвазий, недостаточно специфичны, чтобы вызвать предположение о возможном наличии их у больного. Хотя эозинофилия давно считается наводящим признаком наличия нераспознанного паразитарного заболевания, этот феномен характерен только для гельминтозов. И даже при гельминтозах отсутствие эозинофилии не исключает этого диагноза. Полагают, что эозинофилия отражает иммунный ответ хозяина на сложные чужеродные белки гельминтов и бывает наиболее выражена на ранних стадиях инвазии и тканевой миграции возбудителей. По завершении миграции и достижении гельминтами взрослых стадий эозинофилия может уменьшиться или исчезнуть.

Правильный диагноз может так и остаться неустановленным, если при сборе анамнеза не будут тщательно выяснены данные о маршрутах путешествий, перемещениях и социально-экономических условиях жизни больного. Наличие паразитарного заболевания легко подтвердить путем выделения и морфологической идентификации паразитов в фекалиях, моче, мокроте, крови или тканях больного.

В случае кишечных инвазий обычно достаточным бывает исследование на-тивных и/или окрашенных препаратов фекалий. Поскольку выделение некоторых паразитов происходит с интервалами, количество особей колеблется, при исследовании только одной пробы фекалий инвазию можно обнаружить только у 30—50% от общего числа обследованных таким образом пораженных лиц. Количество выявленных инвазированных лиц существенно возрастает, если исследовать три пробы фекалий, собранных с интервалом 2—3 дня. В качестве альтернативного способа можно использовать назначение слабительных солевых препаратов для эвакуации и последующего исследования содержимого илеоцекального отрезка кишечника, где концентрируются многие простейшие. В фекалиях не должно быть примесей антидиарейных или контрастных препаратов, антацидов и антибиотиков, способных исказить результаты лабораторного исследования диагностического материала.

Если пробы фекалий невозможно собрать до введения указанных препаратов, исследование необходимо провести через одну неделю, а при лечении антимикробными препаратами — спустя три недели после его окончания. Иногда, кроме фекалий, необходимо исследовать другие образцы материалов от больного. При инвазиях тонкого кишечника, таких как лямблиоз и стронгилоидоз, диагноз в некоторых случаях может быть установлен только при исследовании содержимого двенадцатиперстной кишки или биоптата тощей кишки. Кроме того, яйца Enterobius vermicularis (остриц) и ленточных гельминтов часто обнаруживаются в перианальных соскобах, в то время как выявить их в фекалиях не удается. Для обнаружения паразитов толстой кишки, таких как возбудители амебиаза и кишечного шистосомоза, могут потребоваться проведение колоноскопии и взятие слизи и биоптатов с пораженных участков. Любой собранный для исследования материал, дуоденальное содержимое или неоформленные жидкие фекалии необходимо немедленно поместить в консервант типа поливинилового алкоголя для того, чтобы предупредить разрушение хрупких вегетативных форм простейших и обеспечить возможность приготовления постоянных окрашенных препаратов. Находящиеся в оформленных фекалиях цисты простейших и яйца гельминтов сохраняются в течение 1—2 дней при комнатной температуре и неограниченно долго при помещении их в 5% раствор формальдегида.

Для обнаружения малярийных паразитов, лейшманий, трипаносом и микрофилярий исследуют препараты крови. Лучше всего для этого готовить из свежей капиллярной крови тонкие и толстые мазки, а также в случае необходимости нативные препараты. Предметные стекла должны быть вымыты таким образом, чтобы на них не оставалось следов известковой соды или поташа, которые могут изменить рН красителя, что влияет на качество окраски паразитов и затрудняет их идентификацию. При отсутствии возможности приготовления мазков крови у постели больного целесообразно взять кровь из вены с помощью Вакутайнера ЭДТА и переслать ее в лабораторию. Как и в случае с кишечными паразитами, численность кровепаразитов может колебаться, что требует многократного сбора проб крови и исследования их в течение нескольких недель.

Труднее обнаружить места обитания паразитов в тканях хозяина. Некоторые паразиты, находящиеся на различных стадиях развития, выделяются с мокротой, где они могут быть обнаружены с помощью соответствующих методов обогащения. Личинки других паразитов обнаруживают при биопсии в коже (онхоцерки) или в мышцах (трихинеллы). Однако возбудителей ряда инвазий выделить удается весьма редко. В отношении некоторых из них разработаны надежные методы иммунодиагностики. К сожалению, серологические методы диагностики паразитарных болезней часто не имеют той чувствительности и специфичности, которые присущи аналогичным реакциям, применяемым при диагностике вирусных и бактериальных инфекций. Это в особенности относится к методам диагностики гельминтозов, которые дают весьма широкий диапазон перекрестных реакций. Благодаря использованию молекулярных технологий получены антигены с более высокой специфичностью. В табл. 151-1 представлены сведения о серологических тестах, используемых в лабораториях Центра по борьбе с болезнями (ЦББ). В табл. 151-2 приведены данные о диагностических титрах, чувствительности и специфичности серологических реакций, наиболее часто .выполняемых в ЦББ.

Таблица 151-1. Паразитарные болезни, для диагностики которых используются серологические реакции

Паразитарные болезни, для диагностики которых используются серологические реакции

Используются в Центре по борьбе с болезнями, Атланта, ДжА.

Растворимые антигены были обнаружены в крови, жидких средах и тканях, а также в выделениях больных при целом ряде паразитарных болезней, включая амебиаз, первичный амебный менингоэнцефалит, лямблиоз, малярию, токсоплазмоз, филяриатозы, трихинеллез, а также шистосомозы. В настоящее время исследуется диагностическая ценность основанных на этом феномене серологических тестов; коммерческое производство наборов для постановки этих реакций пока еще не налажено. Описаны также методы диагностики тропической малярии и кожного лейшманиоза, в основе которых лежит использование ДНК-зонда. Благодаря высокой чувствительности и специфичности эти тесты могут в ближайшем будущем революционизировать диагностику паразитарных болезней, однако в настоящее время коммерческое производство такого рода тест-систем не налажено.

Таблица 151-2. Интерпретация тестов, чаще всего используемых в Центре по борьбе с болезнями

Интерпретация тестов, чаще всего используемых в Центре по борьбе с болезнями

Надстрочная цифра относится к примечаниям в правой колонке. Сокращения: РНГА — реакция непрямой гемагглютинации; ELISA — твердофазный иммуноферментный анализ; РФБ — реакция флоккуляции бентонита; РИЭФ — реакция иммуноэлектрофореза. Из: Kenneth W., Walls Ph. D., December, 1985 (с некоторыми изменениями).

Лечение. За последние 10 лет для лечения больных с паразитарными инфекциями был предложен ряд новых химиотерапевтических препаратов. Некоторые из них, такие как празиквантель (Praziquantel) и нифуртимокс (Nifurtimox), представляют собой первые эффективные средства против ранее рефрактерных инвазий (например, клонорхоза, болезни Шагаса). Другие, например мебендазол, обладают активностью в отношении широкого спектра гельминтов, позволяя проводить лечение больных с множественными кишечными гельминтозами одним препаратом. Многие из новых антипаразитарных средств переносятся лучше, чем те, которые используются теперь и подлежат замене, и это дает возможность использовать их в программах массового лечения.

Однако, несмотря на эти достижения, результаты лечения ряда паразитарных болезней остаются неудовлетворительными. Не имеется достаточно эффективных антипаразитарных средств против возбудителей целого ряда инвазий, включая криптоспоридиоз, цистицеркоз, эхинококкоз и трихинеллез. Лекарственная устойчивость возбудителей, феномен столь широко распространенный среди бактерий, также может снизить эффективность ряда антипаразитарных препаратов. Это особенно касается противомалярийных средств. Длительно существовавшие в Юго-Восточной Азии и в Латинской Америке хлорохинустойчивые штаммы возбудителей тропической малярии в настоящее время распространились в Африке, континенте, наиболее пораженном этой болезнью. У некоторых азиатских штаммов этого же возбудителя недавно появилась устойчивость к лечению комбинированным препаратом, пириметамином (хлоридином) — сульфадоксином, который с успехом применялся для лечения больных с хлорохинустойчивыми формами тропической малярии.

Существует также проблема наличия и доступности антипаразитарных препаратов в США. В табл. 151-3 приведен перечень препаратов, проходящих клинические испытания в центре по борьбе с болезнями. Другие средства, такие как DL-a-дифлюорометилорнитин (ДФМО), следует получать непосредственно от производителя. Если клиницист назначает подобное средство, больного необходимо предупредить о том, что препарат проходит клинические испытания и возможны его побочные действия.

Таблица 151-3. Антипаразитарные препараты, имеющиеся в распоряжении Отдела паразитарных болезней ЦББ'

Антипаразитарные препараты, имеющиеся в распоряжении Отдела паразитарных болезней ЦББ'

Отдел паразитарных болезней. Центр борьбы с болезнями, Атланта, ДжА 30333. Дневной телефон: (404) 329-3670.

Таблица 151-4. Количество яиц гельминтов при различных инвазиях

Количество яиц гельминтов при различных инвазиях

Из: D. P. Stevens, Clin. Gastroenterol., 1978, 7, 236.

И наконец, токсичность многих антипаразитарных препаратов такова, что следует тщательно взвешивать положительный эффект от их применения и возможные при этом побочные явления. Это особенно касается лечения больных с гельминтозами. Поскольку большинство видов гельминтов не размножается в организме человека и причиняемый ими ущерб обычно зависит от интенсивности инвазии, лечение должно быть направлено на то, чтобы уменьшить количество гельминтов у больных со средней и высокой интенсивностью инвазии. Учитывая токсичность многих антигельминтиков, нередко нецелесообразно стремиться к полной дегельминтизации. Лечение малоинтенсивных гельминтозов следует проводить только в тех случаях, когда наличие небольшого числа гельминтов может быть опасным, как, например, при стронгилоидозе; имеется минимальная возможность реинвазии и/или выбранный антигельминтик не вызывает тяжелых побочных явлений. Интенсивность многих кишечных инвазий может быть определена путем подсчета количества обнаруженных в фекалиях яиц (табл. 151-4). Умножив общее число яиц, обнаруженных при исследовании препарата, на 750, получают примерную оценку количества яиц на 1 г фекалий. Более точные результаты можно получить с помощью метода разведения по Столлу и различных модификаций метода толстого мазка по Като.

<< | >>
Источник: Т.Р. Харрисон. Внутренние болезни Часть 1. 1992

Еще по теме ДИАГНОСТИКА ПАРАЗИТАРНЫХ БОЛЕЗНЕЙ И ЛЕЧЕНИЕ БОЛЬНЫХ:

  1. Особенности диагностики и лечения ХСН у больных старческого возраста
  2. Алгоритмы диагностики и лечения больных ОКС в специализированном кардиологическом стационаре
  3. Восстановительное лечение больных ишемической болезнью сердца
  4. Значение диагностики и лечение от наследственных болезней
  5. ВОССТАНОВИТЕЛЬНОЕ ЛЕЧЕНИЕ БОЛЬНЫХ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ СЕРДЦА
  6. болезнь Брилля (клиника, диагностика, лечение)
  7. Диагностика, лечение и профилактика наследственных болезней
  8. А.И. Кузин, А.А. Васильев, М.А. Чередникова, О.В. Камерер. Диагностика и лечение дислипидемии у больных метаболическим синдромом, 2003
  9. стадии болезни, клиника, лабораторная диагностика, лечение
  10. Особенности кислотно-основного дисбаланса у больных в критических состояниях: основные аспекты патогенеза, диагностики и лечения
  11. ЛЕКЦИЯ № 4. Болезни перикарда у детей. Клиника, диагностика, лечение
  12. Визуализационные методы диагностики в определении показаний к хирургическому лечению ишемической болезни сердца
  13. Эффективность лечения билтрицидом сочетанных вирусно-паразитарных поражений печени
  14. Иммуноферментная диагностика паразитарных инвазий
  15. Паразитарные болезни кожи
  16. ИММУНИТЕТ ПРИ ПАРАЗИТАРНЫХ БОЛЕЗНЯХ
  17. ЛЕКЦИЯ № 9. Дифференциальный диагноз диффузных болезней соединительной ткани у детей. Клиника, диагностика, лечение
  18. Общие принципы диагностики и лечения тяжелой сочетанной травмы на основе концепции травматической болезни