<<
>>

Психолого-педагогическая культура командира корабельного подразделения

Кадры грамотных, высокоподготовленных и умелых руководителей нужны во всех областях человеческой деятельности. Но особую роль они играют в Вооруженных Силах, где вся система руководства снизу до верху основана на высоком центризме и единоначалии. Воинское единоначалие тем и характерно, что оно зиждется не только на строжайшей, четко обозначенной иерархии всех должностных категорий военнослужащих с безоговорочным подчинением младших категорий старшим по должности и званию, но и на распространении этой иерархии на повседневную, внеслужебную область жизни и быта военнослужащих.
Командир-единоначальник несет полную ответственность за состояние вооружения и боевой техники, за организацию службы и воинскую дисциплину в подразделении, за специальную подготовку каждого подчиненного и отработку совместных действий в составе отделений, команд и подразделения. У него большие права и сложные обязанности в области социальной деятельности по формированию благоприятных для службы отношений и взаимоотношений среди подчиненных, созданию в подразделении необходимого морально-психологического климата, по их воинскому воспитанию и профессиональному обучению. В ст. 87 Корабельного устава записано: «Командиры (начальники) несут ответственность за организацию и руководство воспитательной работой. Воспитание личного состава является приоритетным видом служебной деятельности каждого командира (начальника)» [36, с. 39].

Подчеркивая эту сугубо служебную составляющую служебной деятельности командира как воинского начальника, необходимо иметь в виду ее общественно-руководящую и педагогическую сторону. Как воинский начальник командир подразделения является представителем власти, наделенным соответствующими правами и обязанностями. В то же время он является и общественным организатором, и педагогом-воспитателем. Он воспитывает подчиненных не только тогда, когда руководит их деятельностью при выполнении ими служебных обязанностей, но и в повседневной, обыденной жизни. Он задает тон всей жизни подразделения, с него берут пример, к каждому его слову прислушиваются с повышенным вниманием, всем его поступкам придается особое значение. При этом важно подчеркнуть, что отделить друг от друга командные, воспитательные и организационные обязанности офицера практически невозможно.

И, тем не менее, при очередной стажировке выпускников института в должности командира подразделения была сделана попытка определения по времени выполнения обязанностей командиром подразделения как руководителя боевой деятельностью подчиненных и как педагога-воспитателя. Исследование проводилось в процессе отработки подводной лодкой курсовых задач и в походе, при выполнении задач боевой службы.

При отработке подводной лодкой курсовых задач в базе служебное время командира подразделения распределялось следующим образом:

? руководство личным составом подразделения при выполнении корабельного распорядка дня – 15%;

? выполнение суточного плана боевой подготовки в процессе общекорабельных мероприятий (осмотр и проворачивание оружия и технических средств, общекорабельные занятия, тренировки, общие учения) – 36%;

? организация и личное проведение занятий, тренировок и частных учений – 25%;

? организация самоподготовки по изучению специальности и контроль за ее проведением – 10%1.

В длительном плавании служебное время командира корабельного подразделения распределяется с учетом следующих основных особенностей:

Во-первых, само понятие служебного и неслужебного времени на корабле в походе в высшей степени условно, так как фактически весь личный состав в любое время суток находится на службе.

Даже во время отдыха моряки не могут выйти за рамки корабельных правил.

Во-вторых, в походе изменяется характер преподавательской деятельности командира подразделения, так как он не только обучает подчиненных, а вместе с ними фактически управляет боевой техникой и оружием, обеспечивая заданную боеготовность. В походе изменяются формы и методы учебно-воспитательного процесса: основная роль принадлежит не занятиям и тренировкам, а повышению боевого мастерства путем совершенствования практической деятельности корабельных специалистов под руководством командиров подразделений. В этих условиях их педагогическая деятельность приобретает характер педагогов-наставников, обучающих в основном личным примером, контролем и высокой требовательностью.

С учетом этих особенностей распределение служебного времени командира корабельного подразделения как педагога приобретает следующие показатели:

? руководство личным составом по выполнению корабельного распорядка дня – 5%;

? выполнение суточного плана боевой подготовки – 15%;

? обучение подчиненных в процессе эксплуатации боевой техники и оружия – 75%;

? организация самоподготовки по совершенствованию боевого мастерства – 5%.

Таким образом, проведенным исследованием подтверждено установленное практическим путем положение о том, что командир подразделения как единоначальник в то же время является педагогом-воспитателем. Причем по мере усложнения боевой техники и оружия значение этой его обязанности постоянно возрастает. Поэтому в деятельности командира подразделения большое значение приобретает его педагогическая культура.

Под педагогической культурой корабельного офицера понимается синтез психолого-педагогического мышления, соответствующих знаний, умений и навыков, проявляющихся в конкретных действиях и поступках, на определенном уровне эмоционально-волевой выразительности, которые во взаимосвязи с высокоразвитыми качествами личности позволяют эффективно решать учебно-воспитательные задачи и руководить подчиненными в процессе служебной деятельности (рис. 77).

Психолого-педагогическая культура определяет выполнение офицером своих служебных обязанностей в процессе командно-управленческой и учебно-воспитательной деятельности (рис. 78). Ее сущность заключается в формировании необходимых для каждого педагога знаний, умений и навыков, развитии педагогического мышления и морально-боевых командирских качеств личности. Она основывается на нравственности офицера, его воспитанности, умении контролировать себя, строить свое поведение в соответствии с нормами и правилами морали и воинских уставов. В концентрированном виде она проявляется в духовном облике офицера. Другими словами, психолого-педагогическая культура офицера является важнейшей составляющей частью внутренней психической основы, определяющей его духовность.

Рассматривая психолого-педагогическую культуру через призму духовного облика, необходимо подчеркнуть, что в современных условиях эта проблема приобрела решающее значение. Состояние духа войск, духовность воина – это альфа и омега всей учебно-воспитательной работы в Вооруженных Силах. Имеется в виду вся система воинского обучения и воспитания по формированию у личного состава морально-боевых личностных качеств. При таком понимании духовности она представляется производной от психической деятельности человека.

Поэтому главное для офицера – разобраться, прежде всего, в основных особенностях своей внутренней психической реальности, являющейся «механизмом» усвоения личностью социального, духовного и исторического опыта, приложенного к своей конкретной служебной деятельности.

Но в то же время необходимо иметь в виду, что абсолютное признание решающего значения внутренней психической деятельности может привести к недооценке изначальной социальности человека в его природной обусловленности. Все дело в том, что сама природная обусловленность человека предполагает ориентацию не только на свой внутренний мир, но и на ту трансцендентную субстанцию, в которой он живет и трудится и которая воздействует на него всей мощью стихийного и целенаправленного воздействия. Имеется в виду широчайшая надстройка идеологических, философских, религиозных взглядов и трактовок современных событий и условий деятельности, которая обрушивается на человека средствами массовой информации и специально организованной учебно-воспитательной системой.

Роль психолого-педагогической культуры офицера в выполнении им своих служебных обязанностей

Рис. 78.

Роль психолого-педагогической культуры офицера

в выполнении им своих служебных обязанностей

В этих условиях любой руководитель, в том числе и воинский начальник, сможет надежно выполнить роль воспитателя только в силу своей компетентности.

Нельзя забывать о том, что любой человек, в свою очередь, является также некоей трансцендентной субстанцией. Следовательно, формирование его духовного облика осуществляется в сложнейших условиях внутренней противоречивости, характеризующейся возникновением различных установок, ценностных ориентаций, мотивов. Поэтому сознательное отношение к своей собственной духовности является свидетельством личной психолого-педагогической культуры, которая основывается на разумном сочетании общественных и индивидуальных жизненных ценностей. По мнению большинства военных руководителей, занимающихся обучением и воспитанием личного состава, особенно командиров, офицеров-воспитателей, военных психологов, такое сочетание в наибольшей степени обеспечивается идеей патриотизма.

Для офицера патриотизм является показателем его личностных качеств, духовного облика и психолого-педагогической культуры, потому что само понятие «патриотизм» сочетается с высшим уровнем развития личности, особенно в социально-духовном и нравственном содержании. Патриотизм выступает в единстве духовности, гражданственности и социальной активности личности. Следовательно, патриот – это социально активный гражданин, отличающийся высокой духовностью. В духовности офицера проявляется его психолого-педагогическая культура, типичными составными частями которой являются интеллигентность, благородство нравственной мотивации, верность воинскому долгу. Именно по этим личностным чертам судят об офицере как командире-единоначальнике и воспитателе подчиненных. Эти черты свидетельствуют о его нравственной зрелости и патриотической определенности.

Важнейшим свидетельством психолого-педагогической культуры офицера является его профессионализм. Любой офицер как командир-единоначальник оценивается, прежде всего, как специалист, мастер своего дела. Современное развитие технической оснащенности Военно-Морского Флота привело к значительному усложнению функциональных обязанностей в управлении корабельным подразделением. Этим обусловлено постоянное возрастание роли профессиональных знаний, умений и навыков. Но в силу ускорения научно-технического прогресса эта роль возрастает и для рядовых корабельных специалистов – матросов и старшин.

Сегодня в области профессиональной деятельности на кораблях проявляются две тенденции:

1. Внедрение на корабле новых технических средств и вооружения, с одной стороны, усложняет управленческую деятельность командира подразделения, с другой – предъявляет повышенные требования к профессиональной подготовке рядовых специалистов, поднимая ее на уровень, близкий к специалистам старшинского и офицерского состава. Сближение этих уровней по-новому ставит проблему личностных взаимоотношений в коллективах подразделений, приближая их к взаимоотношениям не только начальников и подчиненных, но «коллег» по профессиональной деятельности. В этих условиях управленческая деятельность командира подразделения, основывающаяся на авторитете власти, дополняется его авторитетом специалиста-профессионала.

2. На подготовку специалистов существенное влияние оказывает объективный процесс ухудшения профессионального уровня рядовых специалистов, что обусловлено изменением отношения общества к обязательной воинской службе и стремлением к ее сокращению по времени. Эта тенденция требует от командира подразделения усиления внимания к обучению личного состава по специальности, формированию у подчиненных профессиональных знаний, умений и навыков для безаварийной эксплуатации технических средств.

Обе эти тенденции сказываются на способах и приемах руководящей и учебно-воспитательной деятельности. Вместе с тем, они определенным образом влияют на отношение офицера к службе, на выполнение им своих обязанностей, а следовательно, и на его психическое состояние, моральную устойчивость. Таким образом, профессиональная подготовленность приобретает огромную моральную значимость в качестве условия активности личности и ее свободы. Только опираясь на свою профессиональную подготовленность, офицер может утвердить себя как личность и проявить всю силу своих личностных качеств: интеллигентность, воспитанность, тактичность, благородство.

Но профессионализм офицера лишь тогда приобретает необходимую для военного руководителя направленность, когда он основывается на высокой нравственности. Профессиональные знания, умения и навыки, лишенные этой основы могут приобретать черты безнравственности. Так, на корабле появляются офицеры – прекрасные специалисты, профессионалы своего дела, но общекультурный уровень которых оставляет желать лучшего. Считая себя непревзойденным специалистом, такой офицер, чаще всего, проявляет высокомерие, чванливость, невоспитанность.

В процессе исследования оценка командиров корабельного подразделения как преподавателей, обучающих и воспитывающих своих подчиненных, осуществлялась по их интеллектуальному уровню, эмоциональности и волевым качествам. Методика оценки заключалась в том, что их проявление в учебно-воспитательном процессе учитывалось с позиции гармонии друг с другом. Нарушение гармонии свидетельствовало о недостаточной психолого-педагогической культуре офицера. Конкретные недостатки проявлялись, в основном, в следующем:

? занятия проводятся на высоком профессиональном уровне, продемонстрировано глубокое знание изучаемой дисциплины (высокий интеллект), но личное отношение офицера к теме занятия не выражено (слабое эмоциональное сопровождение) – как преподаватель офицер характеризуется равнодушно-созерцательным отношением к обучению подчиненных;

? занятия проводятся на высоком интеллектуальном уровне, но при слабой требовательности к обучающимся – недостатки в волевом регулировании учебного процесса;

? на занятиях офицер не сдержан, слишком экспансивен – слабая самодисциплина офицера;

? на занятиях проявляется высокая требовательность, но профессиональный уровень учебного процесса низкий – офицер формалист, буквоед, зануда;

? высокая требовательность на занятиях при слабой эмоциональности процесса преподавания свидетельствует о преобладании жесткого, формального отношения к окружающим.

Интеллект офицера, согретый теплом благородных чувств и опирающийся на сильную волю, позволяет проникать своим мышлением в самую сущность событий и явлений преподавательской деятельности, правильно оценивать действия подчиненных, умело их обучать и воспитывать. Гибкое мышление, базирующееся на глубоких моральных убеждениях и прочных профессиональных знаниях, укрепляет психологическую устойчивость, повышает психолого-педагогическую культуру офицера. Такой офицер никогда не будет кричать на подчиненных, угрожать им, унижать их человеческое достоинство. И наоборот, офицеры с мышлением, ограниченным узким кругом непосредственной профессиональной деятельности, духовно бедны, бескрылы, морально обособлены. В сложных условиях преподавательской деятельности они, зачастую, не находят достойного выхода из трудного положения (теряются, проявляют элементарную неспособность) или, наоборот, упорствуют, пытаются разрешить сложную педагогическую ситуацию привычным командно-приказным способом. И в том и в другом случаях офицер демонстрирует свою педагогическую несостоятельность.

Высокая психолого-педагогическая культура командира подразделения базируется на развитом интеллекте, гибком мышлении, глубоких и прочных профессиональных знаниях, умениях и навыках, устойчивых моральных убеждениях и контролируемых эмоционально-волевых процессах. Она создает прочную основу для успешного руководства подчиненными, их обучению и воспитанию, организации службы в подразделении в соответствии с требованиями корабельного устава.

Объективным показателем психолого-педагогической культуры офицера является его деятельность по обучению и воспитанию подчиненных:

? планирование боевой, специальной и общей подготовки;

? организация и проведение занятий по специальности;

? проведение тренировок и практической отработки подчиненных по управлению оружием и техническими средствами;

? руководство подчиненными при проведении общекорабельных мероприятий: осмотра и проворачивания оружия и технических средств, общих и частных учений и тренировок, мероприятий по борьбе за живучесть и т. п.

Но так как эта деятельность охватывает довольно широкий круг обязанностей офицера, то судить по ней об уровне его психолого-педагогической культуры затруднительно. Исследование показало, что абсолютное большинство командиров корабельных подразделений обладают достаточными знаниями и могут методически правильно организовывать и проводить занятия с подчиненными по специальной, боевой и общей подготовке. Но многие из них имеют вредные привычки в поведении, в быту, в деловых и бытовых взаимоотношениях. Поэтому оценка психолого-педагогической культуры офицера, как и любого другого педагога, возможна только с учетом всей системы отношений, поведения и деятельности. Основное значение при этом имеет единство внутреннего содержания действий и поступков человека с их внешним проявлением, единства слова и дела. Важно не то, как офицер понимает проблему и как он учит подчиненных, а как он в действительности воплощает проповедуемые истины в своем поведении, в конкретных действиях и поступках. В этом заключается основа нравственности человека как важнейшей составной части его психолого-педагогической культуры.

Нравственность – это культура личного поведения, конкретных действий и поступков, отношений и взаимоотношений. Вместе с тем, это и внешний вид офицера, манера поведения, стиль и форма общения с окружающими. Одно дело, когда офицер всеми своими манерами, стилем общения проявляет интерес к окружающим, не скрывает своих чувств, но умеет управлять ими в общепринятых рамках приличия, настойчив (но не навязчив) в общении, разговорчив (но не болтлив). Другое – когда он держится особняком, насторожен и неприветлив, считает себя умнее всех, в суждениях однозначен, безразличен к мнению окружающих. В любой обстановке культура поведения предполагает известную меру скромности, открытости, внимательности, твердости и доброжелательности. О высокой психолого-педагогической культуре офицера на службе и в быту, на занятиях и тренировках свидетельствует его жизнерадостность, подтянутость, собранность, организованность и дисциплинированность.

Разумеется, внешняя форма поведения и действий – лишь производное от духовного, внутреннего содержания человека. Если он не таков, как хочет представиться, если он духовно ничтожен, то никакие внешние манеры не прикроют его внутреннюю ущербность. Поэтому при оценке культуры офицера, в том числе и в области его педагогической деятельности, необходимо исходить из диалектического единства формы и содержания, внутренней его основы и внешнего проявления в конкретных действиях и поступках. Внешний облик, умение общаться в деловой и внеслужебной обстановке, манеры и формы поведения, ответные реакции должны быть приятными для окружающих, красивыми и содержательными.

Не последнюю роль в культуре общения, особенно в процессе учебно-воспитательной деятельности, имеет осанка офицера, мимика, жесты. Не способствует успешному восприятию изучаемого материала неряшливая форма одежды, придавленный, осунувшийся внешний вид, усталая до безразличия манера изложения темы занятия. Большой вред наносят мелкие, на первый взгляд, штрихи недостаточной воспитанности: развязанность в разговоре, экстравагантность движения, излишняя подвижность.

Культура преподавания предполагает естественную простоту и доступность в общении, выразительность и содержательность, уверенность и деловитость на занятиях. Важным показателем психолого-педагогической культуры офицера является его речь. От ясности, доходчивости, убедительности изложения учебного материала зависит не только усвоение, но и восприятие его социальной и личностной значимости, а следовательно, и эффективности воспитательных воздействий. Своей речью преподаватель не только передает обучающимся необходимые знания или побуждает их к действиям на практических занятиях и тренировках, но и воздействует на их чувства, волю, мотивационную сферу психики.

Умение говорить грамотно, в меру эмоционально, выразительно имеет огромное значение. Но это умение не передается по наследству и не возникает стихийно. Оно зависит от сознательного отношения к своей речи. Этому умению нужно специально учиться. Речь офицера имеет свои особенности. Она, как правило, лаконична, убедительна, строго аргументирована. Помня об огромной силе слова, особенно в сложной обстановке учебно-боевой деятельности, необходимо заботиться о высокой культуре своей речи, о том, чтобы слова не расходились с делом. Если, к примеру, командир предъявляет высокие требования к подчиненному, но не контролирует их выполнение, то это ведет к формализму, имеющему далеко не всегда безобидные последствия. Например, в начале 80-х годов на одной из ракетных подводных лодок при ежемесячном обслуживании ракетного комплекса выяснилось, что одна из ракет не отвечает на запросы корабельной системы управления. После ее выгрузки специалисты технической позиции обнаружили, что в ракету попала вода, в результате чего бортовая система управления вышла из строя. Причиной послужило невыполнение старшиной команды автопилотчиков требований Инструкции по подготовке комплекса к погрузке – он перед погрузкой забыл слить конденсат из трубопровода охлаждения приборных отсеков ракеты. Но не меньшие претензии были и к командиру боевой части, который был обязан проверить выполнение своими подчиненными основных требований инструкции.

Если командир, отчитывая подчиненных за ошибки или дисциплинарные проступки, угрожает им взысканиями, но не применяет их на практике, то это снижает силу воздействия его слов. Тем самым он утрачивает свой авторитет среди подчиненных, по существу он превращается в безответственного болтуна. Всякое требование командира предполагает неукоснительное выполнение. Это положение дисциплинарного устава должно быть незыблемым. Многократные требования, не подкрепленные ответным исполнением, перестают быть требованием. Но, в то же время, требования командира, его приказы и распоряжения должны быть законными и выполнимыми. Офицер не имеет права приказывать подчиненным, если он не может настоять и обеспечить выполнение приказа.

Культура речи офицера во многом зависит от его деловитости, фактической значимости его слов. Каждый человек, тем более офицер, отвечает за свои мнения, умозаключения, выводы и предложения, за свои обещания. Если он не выполняет своих обещаний, то порождает недоверие к себе, наносит удар по своему авторитету. Командир должен быть порядочным, как и его слова. Его твердость и высокая уставная требовательность должны быть справедливы.

К сожалению, нередко встречаются офицеры с низкой культурой речи. Не понимая этого, некоторые их них, даже в официальной обстановке не соблюдают логику речи, говорят сумбурно, непонятно, невыразительно. Бывает и так, что речь офицера засорена словами-паразитами, вульгарными выражениями, а зачастую и нецензурными высказываниями. Даже единичные случаи употребления бранных, нецензурных выражений снижают авторитет любого человека, особенно офицера.

Речь офицера должна быть доступной, яркой и убедительной. Она, как правило, свободна от «казенщины» и «штампа», от словесной развязанности и болтовни. Культура речи предполагает не только ее убедительность, логичность и грамотность, но и умение вести диалог, слушать собеседника, понимать его. Есть такие командиры, которые говорят только сами. Они не умеют слушать собеседника, считая истиной только собственные высказывания. Парадоксально, но это проверенный факт: многословие рождается тогда, когда нечего сказать, когда речь бедна и невыразительна, когда человек не обладает культурой речи.

Неотъемлемой частью психолого-педагогической культуры служит этика командира, которая является:

? составной частью этики гражданского общества;

? частным выражением корпоративной этики кадрового состава Вооруженных Сил;

? воплощением своеобразия этики корабельного офицера, включающей в себя лучшие черты российского офицерского корпуса.

Она основывается на нравственных принципах общественной морали, хотя и конкретизируется в особых правовых документах – воинских уставах и приказах. Этим обуславливается направленность этических требований, отраженных в уставных обязанностях по отношению к исполнению своего воинского долга вообще и во взаимоотношениях с подчиненными в частности. Исходя из этих требований, корабельный офицер характеризуется вполне определенными личностными качествами, имеющими общую основу с требованиями общественной морали. Но для того, чтобы все эти требования претворялись в поведении и деятельности каждого офицера, необходимо формирование соответствующих убеждений, мировоззренческих установок и личностных ценностных ориентаций, определяющих этическую основу мотивационной сферы психики человека. В конечном счете, речь идет о формировании у каждого офицера норм и правил поведения, характеризующих его отношение к службе, своим обязанностям и своему долгу.

В этом направлении проводится огромная по своему масштабу работа: в военно-морских учебных заведениях, на кораблях и в частях флота, в процессе обычной повседневной службы. Вся организация флотской службы и быта основывается на требованиях корабельного и общевойсковых уставов и направлена на воспитание военнослужащих, особенно командиров-единоначальников. И, тем не менее, повседневная практика свидетельствует о том, что требования уставной этики соблюдаются не всегда и не везде. Рассматривая проблемы этики корабельного офицера только лишь с позиций психолого-педагогической культуры, необходимо заметить, что нередко они обусловлены отрицательными личностными характеристиками некоторых из них. К ним относятся проявление халатного отношения к обязанностям по обучению и воспитанию подчиненных, недооценки своей роли военного руководителя, отсутствие инициативы, проявление безответственности. Можно также встретить и проявление недостаточной общей культуры командира-единоначальника, вплоть до откровенной грубости и самодурства. Пути борьбы с этими и другими негативными явлениями общеизвестны. Они четко определены в основных документах, регламентирующих деятельность военных руководителей (уставах, наставлениях, директивах, приказах).

В этих документах научно обоснована и достаточно четко раскрыта не только воинская этика, но и воинский этикет применительно к различным условиям службы, в том числе и в сложной обстановке, в бою. Однако в них основное внимание обращено на утвердительно-приказное изложение всех этических проблем, на четкость предъявляемых требований к воинским руководителям и безусловную необходимость их выполнения. Значение этих документов для формирования у офицерского состава психолого-педагогической культуры трудно переоценить. Но, вместе с тем, в них, по вполне понятным причинам, не рассматриваются и не анализируются типичные и, тем более, конкретные педагогические ситуации, с которыми командир сталкивается в процессе своей учебно-воспитательной деятельности. А, между тем, именно эти ситуации зачастую требуют от офицера максимума его педагогических возможностей для достижения оптимального результата в обучении и воспитании подчиненных.

На корабле (как и в любой воинской организации) учебно-воспитательный процесс не ограничивается специально предназначенными для этого мероприятиями (занятиями, тренировками, учениями). Моряка воспитывает и обучает вся социально-психологическая обстановка в экипаже, весь ритм внутрикорабельной службы, быта, отдыха.

Этика, как важнейшая составная часть корабельного офицера, во многом определяется действительной, а не только провозглашенной значимостью его конкретной служебной деятельности. Но сама эта деятельность осуществляется в сложнейшей противоречивой обстановке, являющейся следствием противоречий, характерных для нашего общества, учет которых имеет огромное значение. Основными из них являются:

1. Противоречие между объективным, совершенно правильным отношением к войне как к негативному явлению и профессиональным долгом офицера готовиться к войне. Хотим мы или нет, но это противоречие оказывает на нас огромное воздействие. Особенно в условиях официального признания отсутствия у нашей страны вероятного противника. Это противоречие проявляется в двойственном отношении к боевой подготовке, в недооценке реальной необходимости подготовки к войне, в утрате былого на флоте девиза на учении действовать как в бою. Психологический эффект этого противоречия объективно действует расхолаживающе и, в конечном счете, может явиться причиной легкого обращения со средствами, предназначенными для ведения боевых действий. Побочным эффектом такого отношения к оружию может явиться недооценка необходимости строгого соблюдения правил обращения с ним, что часто является причиной тяжелых происшествий, в том числе и с гибелью личного состава.

2. Противоречие между негативным отношением значительной части гражданского общества к воинской службе и провозглашенной официальной доктриной о воинской службе как священной обязанности каждого гражданина. Оно проявляется в открытом отказе многих призывников от воинской службы, в участившихся случаях дезертирства. Среди офицерского состава оно порождает формальное отношение к обучению и воспитанию подчиненных, приводит к очковтирательству при оценке боевой деятельности подразделений, сказывается на этике взаимоотношений с подчиненными, снижает психолого-педагогическую культуру на корабле.

3. Противоречие между объективно высокой общественной значимостью воинской службы и мизерной оплатой труда офицерского состава. В условиях корабельной службы оно усугубляется тем, что корабельный офицер не может улучшить свое благосостояние подработкой в гражданских организациях, как это нередко практикуется офицерами береговой службы. Это, с одной стороны, оказывает положительное воздействие на психолого-педагогическую культуру командира корабельного подразделения, с другой – способствует формированию тревожных психических состояний на почве недостаточной материальной обеспеченности семьи офицера.

Психолого-педагогическая культура офицера проявляется в отношении к службе, воинскому долгу, в профессиональной и учебно-педагогической деятельности, во взаимоотношениях с начальниками и подчиненными.

Любая деятельность, в том числе и такая специфическая, как обучение и воспитание подчиненных в условиях корабельной службы, осуществляется в процессе общения с окружающими людьми. Поэтому от его особенностей, стиля, моральной и деловой основы зависят не только конкретные результаты, но и физическое и нравственное состояние окружающих людей. Эту особенность хорошо понимали все видные руководители, военноначальники, педагоги и психологи. Так, к примеру, рассматривая сущность взаимоотношений офицеров и солдат в процессе воинского обучения, А. В. Суворов писал, что главная задача заключается в том, чтобы офицеры «без изнурения подробно обучать могли, так, чтобы оное упражнение вообще всем забавою служило» [76, с. 51].

В современных условиях зависимость боеготовности и боеспособности кораблей, частей и соединений от каждого конкретного военного специалиста и воинских коллективов увеличилась в геометрической прогрессии. Но, прежде всего, эта проблема зиждется на взаимоотношениях всех категорий военнослужащих в процессе обучения, воспитания и боевой деятельности. В этом суть руководства, которое всегда и везде осуществляется путем общения на основе вполне определенных моральных, этических норм и правил. Этическая основа любой руководящей деятельности проявляется в стиле, в конкретных приемах, методах, способах воздействия на подчиненных. Следовательно, этика руководства, в том числе и любого воинского начальника, характеризуется искусством общения с подчиненными, искусством умело использовать отвечающие нравственным основам и принципам (которые узаконены в уставах и неписаных моральных нормах и правилах поведения) приемов и способов воздействия на них.

У каждого конкретного начальника эти приемы и способы его управленческой деятельности могут быть различными (от категорического приказа до совета или даже простого пожелания). Это зависит от многих причин, в том числе от индивидуальных личностных качеств начальника, его профессионализма, компетенции, авторитета. Но в любом случае сила управляющего воздействия намного возрастает, если при этом учитываются индивидуальные особенности подчиненных, их личностные черты и свойства. Для этого командир подразделения должен не просто изучить индивидуальные особенности своих подчиненных, а понять внутреннюю, психологическую основу жизненных ориентаций и мотивационную сущность их служебной деятельности. В этом и состоит психолого-педагогическая культура командира подразделения, благодаря которой его управленческая деятельность базируется не столько на положенных ему по уставу правах, сколько на личном авторитете.

В процессе изучения этой проблемы было проанализировано отношение командиров корабельных подразделений к своей деятельности на основе приказа и на основе авторитета: 85% из них, не отрицая желательность и полезность авторитета, отдали предпочтение своим уставным правам. При этом они не без основания считают, что, используя свои права по занимаемой должности, они пользуются авторитетом власти. Это, безусловно, правильно. Но все же такое понимание права на руководство является односторонним. Оно не учитывает такого важного условия любой руководящей деятельности, как готовность подчиненного подчиниться приказу.

Беспрекословное выполнение приказа – закон воинской службы. Но не подлежит сомнению также и то, что само действие по выполнению приказа может быть различным. Приказ может воодушевить подчиненного на героический поступок, а может разочаровать, являясь внутренней причиной неудачи в его действиях и поступках. Но особенно важен личный авторитет командира при выполнении им своих обязанностей по обучению и воспитанию подчиненных. Не требует особого анализа очевидный факт – приказать подчиненному в совершенстве изучить свою специальность, стать специалистом высокого класса невозможно. Этого командир может добиться только своими педагогическими способностями и личным авторитетом. Но такой авторитет возможен только на основе доверия подчиненных к своему командиру. Право на руководство, обучение и воспитание подчиненных, полученное по занимаемой должности, приобретает значение могучего морального фактора в условиях безграничного доверия подчиненных своему командиру. В этом заключается суть психолого-педагогической культуры командира-единоначальника.

Проявляясь в служебной деятельности, в повседневном общении, в отношениях и взаимоотношениях, в нравственных нормах поведения, в свойствах личности, в потребностях, склонностях, интересах и привычках, во внешнем облике и внутреннем содержании, психолого-педагогическая культура офицера является важнейшим субъективным фактором, способствующим укреплению наших Вооруженных Сил, повышению авторитета власти, наведению на кораблях строгого уставного порядка и крепкой воинской дисциплины.

<< | >>
Источник: Г. Г. Броневицкий, С. Н. Ладнов. Психопедагогика Командира Корабельного Подразделения. 2006

Еще по теме Психолого-педагогическая культура командира корабельного подразделения:

  1. Служебная деятельность командира корабельного подразделения как психолого-педагогический процесс
  2. Применение психолого-педагогических знаний в деятельности командира корабельного подразделения. Методы психопедагогики
  3. Г. А. Броневицкий. Г. Г. Броневицкий. А. Н. Томилин.. Психолого-педагогический словарь офицера воспитателя корабельного подразделения, 2005
  4. Г. Г. Броневицкий, С. Н. Ладнов. Психопедагогика Командира Корабельного Подразделения, 2006
  5. ПСИХОПЕДАГОГИКА СЛУЖЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОМАНДИРА КОРАБЕЛЬНОГО ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ
  6. Практические рекомендации командирам корабельных подразделений
  7. Командир корабельного подразделения в боевой обстановке
  8. Психолого-педагогические основы руководства корабельным коллективом
  9. Характеристика основных структурных компонентов педагогической культуры заместителя командира части по воспитательной работе
  10. Сущность и содержание педагогической культуры заместителя командира части по воспитательной работе
  11. Педагогическая культура заместителя командира части по воспитательной работе
  12. Общая характеристика педагогической культуры заместителя командира части по воспитательной работе
  13. Способы разрешения межличностных конфликтов в корабельном подразделении