<<

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация посвящена проблеме профессиональной самореализации как одному из наиболее важных компонентов структуры личности. Данный психологический феномен рассмотрен на примере профессиональной деятельности военного психолога.

Понятие самореализации традиционно изучается различными науками о человеке.

Оно определено в философско-психологической литературе как осуществление собственных идей, планов. Психологический феномен «Самость» выявлен и исследован учеными как базовое образование для развития самореализации (А. Адлер, Р. Берне, К. Гольдштейн, А. Маслоу, Р. Мэй, К. Роджерс, В. Франкл, К. Хорни, К. Юнг и др.).

Наиболее широко обсуждается в литературе процесс самореализации по отношению к труду, главному делу в жизни человека. (К.А. Абульханова-Славская, Е.И. Головаха, И.А. Идинов, Е.А. Климов, Л.А. Коростылева, Д.А. Леонтьев, А.К. Маркова, Л.М. Митина, Н.С. Пряжников, А.А. Реан и др.). В работах отмечается, что самореализация конкретного человека может приходить в противоречие с интересами социальной, группы. При этом указывается (А.Я. Анцупов, А.К. Абульханова-Славская, Р. Мэй), что данный вопрос не может быть решен в рамках оценочной концепции, так как игнорирование социальной интегрированности ведет к невротизму, а игнорирование собственной позиции - к конформизму. Теоретический анализ проблемы самореализации позволил прийти к выводу, что для ее решения вопрос соотношения внутренних индивидуальных установок личности и внешних условий, препятствующих или способствующих самореализации, является особенно важным и требующим дополнительных исследований.

В психологической литературе традиционно рассматривается содержание условий и факторов профессиональной деятельности, от которых зависит самореализация специалиста. К ним относятся: профессионализм и профессиональная компетентность (К.М. Гуревич, Е.И. Иванова, Е.А. Климов, П.А.

Корчемный, А.К. Маркова и др.); индивидуально-личностные особенности специалиста и связанные с ними процессы становления профессионала (Б.Г. Ананьев, Е.М. Борисова, А.К. Маркова, Л.М. Митина и др.); отношение специалиста к ситуации успеха-неуспеха в профессиональной деятельности (А. Маслоу, Г. Селье, X. Хеккаузен и др.); внутренние противоречия, связанные с несоответствием личностно значимых для человека видов и способов работы и ожиданий от его деятельности представителями социального окружения (Л.И. Анциферова, Ф.Е Василюк, Л.И. Дементий, О.В. Кузьменкова, В.Н. Марков, Е.С. Романова).

В работах, касающихся военно-профессиональной деятельности, профессиональная самореализация связывается с наличием профессионально важных личностных образований офицера (А.Я. Анцупов, Г.А. Волковицкий, М.И. Дьяченко, Л.М. Королев, А.Г. Караяни, М.П. Коробейников, П.А. Корчемный, П.Н. Кузнецов, М.Н. Попов и другие).

Теоретические предпосылки дают возможность утверждать, что эффективность деятельности находится в прямой зависимости от осознания степени самореализации. Т.е. специалиста, чувствующего удовлетворенность своим трудом, которому удается осуществить свои профессиональные идеи и планы, с большей степенью уверенности можно назвать эффективно работающим, чем наоборот.

Потребности развития современного российского государства и его вооруженных сил выдвигают перед военными психологами конкретные - прагматичные задачи, решение которых требует высокой компетенции в достаточно специализированной области знаний. Обобщение имеющихся исследований позволяет сделать вывод о том, что недостаточно изучены особенности самореализации профессии «военный психолог». Эта профессия, относящаяся к сфере «человек — человек», является одной из творческих профессий. Поэтому, как и всякая творческая, она с трудом поддается унификации и оценке эффективности деятельности. Эффективность работы определяется, прежде всего, тем, насколько профессиональная деятельность специалиста востребована социальным окружением на рабочем месте, в данном случае в армии.

К сожалению, в Вооруженных Силах по отношению к военному психологу нет устоявшихся представлений, они разноречивы и не всегда совпадают с истинным содержанием его деятельности, что создает препятствия на пути самореализации специалиста.

Теоретическое осмысление проблемы военного психолога привело к необходимости выдвинуть гипотезу о том, что для самореализации в профессии позиция специалиста, обусловливающая личностную значимость тех или иных профессиональных видов и способов работы и ожидания общества от его деятельности должны стремиться к гармонии. Этот психологический феномен назван нами «профессионально-личностная гармония». Он представляет собой сложное интегральное объединение, включающее в себя внешнюю и внутреннюю составляющие. Внутренняя составляющая профессионально-личностной гармонии представлена индивидуально-личностными особенности специалиста, к которым относятся: особенности характера, темперамента, внешности, установок, мотивации и т.п. Внешняя составляющая профессионально-личностной гармонии представлена социальными ожиданиями и представлениями от деятельности специалиста; профессиональными, правовыми и этическими нормами в профессии; уровнем подготовки специалиста и т.п. Содержательные характеристики указанных факторов опираются на теоретический анализ концепций профессии психолога в зарубежной и отечественной литературе. Основной темой нашего исследования являлось изучение структурной взаимосвязи между внешней и внутренней составляющими профессионально-личностной гармонии.

Исследователями по психологической проблематике, связанной с выяснением социальных ожиданий от деятельности психолога, отмечается, что стереотипы массового сознания представляют собой убеждение в том, что психологические знания и умения используются, прежде всего, как средство воздействия на людей (К.А. Абульханова, А.В. Барабанщиков, А.В. Брушлинский, А.И. Донцов и Г.М.Белокрылова, И.В.Дубровина, М.Н. Дьяченко, В.Н. Карандашев, А.Г. Караяни, В.Ф. Кулаков, Н. Коупленд, С.Р. Маслюк, Т.Д. Марцинковская, С. Московичи, ЭЛ. Утлик, Б.Л. Шведин и др.).

В конце 80-х и начале 90-х гг. Центром военно-социологических, психологических и правовых исследований Вооруженных Сил разрабатывались проблемы психологической службы, психодиагностики, социально-психологической работы, профессиональной психологии. А. Корчемным была глубоко и разносторонне разработана программа психологической службы в ВС, показаны обязанности психолога полка и требования к его профессиональной подготовке. При этом обществом нивелируется отношение к психологу как к профилактическому специалисту, объясняющему, прогнозирующему и оптимизирующему психологические феномены. Фактор представлений и ожиданий от деятельности специалиста обусловливает процесс взаимодействия психолога с командованием, который часто сопряжен с трудностями взаимопонимания. Несмотря на различие в профессиональных установках, обе стороны должны четко представлять себе деятельность другого специалиста, в то же время, не подменяя его в средствах и методах работы. Как правило, с увеличением рабочего стажа, проблема взаимопонимания снимается, на что указывают опытные психологи.

Учеными отмечается, что качество специального образования является одним из факторов, определяющих соответствие специалиста профессии. От него зависит профессиональная грамотность в операционально-организационных умениях психолога, описанных в учебной и нормативно-справочной литературе по практической психологии, которые представляют собой обширный арсенал действий (А.А. Деркач, И.В. Дубровина, Р.В. П.А. Корчемный, А.М. Прихожан и др.). Этические нормы в профессии психолога являются связующим звеном между идеальным и реальным, предписанным и действительным и предполагают высокий уровень нравственности специалиста, позволяющий сохранять личное достоинство обращающихся к нему за помощью людей (B.C. Братусь, Е.А. Климов, Н.С. Пряжников, С.Я. Рубинштейн и др.).

Исследования индивидуально-личностных особенностей психолога, влияющих на эффективность его работы, выделяют такие качества как эмпатия и коммуникативность (Г.С. Абрамова, Г.М. Андреева); интроверсия-экстраверсия и степень нейротизма (Т.А. Верняева); уверенность в себе и способность к саморегуляции (В.Г. Рамек); самооценка и уровень притязаний (Е.А. Залученева, А.В. Ласыгин); структура темперамента (Е.М. Борисова, ГН. Логинова). Эти качества относятся к внутренней составляющей профессионально-личностной гармонии военного психолога. Установлено, что специалисты-психологи, имеющие различные индивидуальные особенности, предпочитают использовать определенные виды профессиональной деятельности. Сочетания свойств нервной системы, являющиеся психофизиологической характеристикой человека и определяющие его темперамент, наиболее ярко влияют на его индивидуальные особенности (В.С. Мерлин В.Д. Небылицын, Б.Н. Теплов, Г.Е. Шумков). Фактор особенностей темперамента исследовался нами как один из определяющих внутреннюю составляющую профессионально-личностной гармонии.

Предпочитаемые или игнорируемые виды деятельности психолога определяются также субъективной системой ценностей, зависящей от мотивации и степени самосознания (Г.М. Андреева, А.А. Бодалев, П.А. Корчемный, К. Роджерс и др.). Этот процесс разворачивается благодаря наличию такого важного феномена, как рефлексия, позволяющего специалисту соотносить оценочные суждения представителей социального окружения со своими собственными представлениями о себе как профессионале. В основной методике данного исследования метод рефлексии применен как средство для решения внутриличностного противоречия. Мотивационный фактор профессиональной гармонии представлен в исследовании иерархией выбора психологами наиболее личностно-значимых для них видов и способов работы.

В работах, касающихся военно-профессиональной деятельности, успешность ее осуществления связывается с наличием профессионально важных личностных образований офицера, которые рассматривались в контексте таких проблем, как дисциплинированность, ответственность, направленность личности, морально-психологическое состояние, межличностные и внутренние конфликты, мотивация профессионального самосовершенствования (А.Я. Анцупов, М.И. Дьяченко, А.Г. Караяни, А.И.Китов, М.П. Коробейников, П.А. Корчемный, П.Н. Кузнецов, С.Б. Наседкин, М.Н. Попов, Г.Е. Шумков и другие).

Для доказательства представленной гипотезы было предпринято эмпирическое исследование. Оно состояло из двух стадий: пилотажной и основной. Пилотажное исследование, в свою очередь, в зависимости от решаемых задач, было разделено на три этапа:

На первом этапе пилотажного исследования проведено анкетирование психологов по методике «Эмоциональное отношение к профессиональной деятельности», результаты которого позволили определить наиболее существенные проблемы в его деятельности. Они определяются, с одной стороны, недостаточной компетентностью по ряду профессиональных умений и способов работы (саморегуляция, поведение в конфликте, необъективность восприятия, проецирование личностных проблем на профессиональные и т. п.) а также личностными особенностями (самооценкой, уверенностью в себе, работоспособностью, мотивацией к выполнению тех или иных видов работы). С другой стороны, это - неадекватность ожиданий командования и воинского коллектива от работы психолога: незнание функциональных обязанностей психолога, использование его в другой деятельности, отсутствие желания командования сообща решать проблемы, непризнание авторитета психолога, недостаточная его поддержка, отсутствие общепризнанного критерия оценки эффективности его работы и пр. Сочетание внешних и внутренних указанных факторов создает особое проблемное поле психолога, препятствующее его продуктивной деятельности. При анализе полученных результатов установлено, что от 68% до 81% психологов чувствуют себя на рабочем месте как профессионалы, уверены в своей успешности, свободно высказывают свою точку зрения, активны в поисках нужных решений. В то же время, 28% часто и 56% иногда испытывают неуверенность профессиональной позиции, выражающуюся в чувстве вины за недостаточную компетентность по тем или иным проблемам, неумении четко планировать свою деятельность, трудности саморегуляции состояний, проблемах контактов с коллегами и командованием и т.д.

45% психологов иногда думают, что если бы была возможность, то они сменили бы место службы. В то же время 85% психологов часто получают удовлетворение от своей работы.

Среднестатистические показатели анкеты имеют ряд определенных особенностей по критерию стажа. Так, психологи со стажем работы 6-10 лет менее уверены в себе как профессионалы по сравнению с группами психологов, имеющими меньший стаж работы. Таким образом, просматривается тенденция к усилению самокритичности по отношению к собственной профессиональной компетентности с возрастанием стажа, а, значит, и с ростом профессионального опыта (Коэффициент ранговой корреляции Спирмена r = 0,892 при степени свободы 80). Другой особенностью, выявленной у этой группы психологов, является то, что они более спокойно, по сравнению с другими группами, реагируют на контроль со стороны администрации. Это в определенной степени объясняется тем, что, с одной стороны, они хорошо информированы о тех требованиях и ожиданиях, которые возлагает на них армия, а, с другой стороны, как было уже указано, более самокритичны.

Второй этап пилотажного исследования представлял собой фокусированное интервью, проведенное с психологами. В результате был определен комплекс значимых для них профессиональных видов и способов работы. Умения и способы работы специалиста являются основным связующим звеном между его внутренними возможностями и социальным запросом на них.

Интервью позволило выделить двадцать четыре вида и способа работы, которые были отнесены психологами к четырем основным сферам деятельности: организационной, операциональной, индивидуально-личностной, нравственно-этической. При этом направления работы, относящиеся к нравственно-этической сфере, по высказываниям психологов, являются связующими для всех остальных (схема 1).

На третьем этапе пилотажного исследования проведено анкетирование командования по авторской методике «Ожидания части к деятельности психолога». Выявлено, что основная деятельность психолога, по мнению командования, должна быть направлена на решение учебно-боевых проблем. Психологу отводится роль специалиста, оказывающего влияние на военнослужащих посредством индивидуальной и групповой коррекционной и развивающей работы. При этом подтверждается описанный в литературе факт, что вооруженные силы заинтересованы в применении мер психологического воздействия на личность в работе с отдельными проблемными военнослужащими (поощрение, наказание).

Высокий ранг в определении приоритетов деятельности психолога командование отводит проведению коррекционно-развивающих занятий, диагностике и консультированию, что объясняется общественными представлениями о специальности психолога, а также согласуется с функциональными обязанностями, определенными нормативными и правовыми документами.

Профилактическая работа командованием поставлена на весьма далекое место по значимости, т.е. не существует большого запроса на этот вид деятельности, важный для психолога. Решение личностных проблем воинского коллектива, анализ воинской деятельности и поддержка административной работы оцениваются командованием как малозначимые виды деятельности психолога, хотя, по сути дела, они представляют собой профилактическую базу для создания благоприятного психологического климата в подразделении (части). В большей степени их использование зависит от авторитета специалиста, который обусловлен высокой профессиональной компетентностью и умением убедительно высказываться. Это в свою очередь подразумевает владение техникой налаживания отношений и развитой эмпатией, с одной стороны, и использование фундаментальных психологических знаний с другой стороны.

Основное исследование было организовано и проведено по оригинальной авторской методике «Профессионально-личностная гармония» для выявления соответствия между личностно значимой позицией специалиста и востребованностью его деятельности социальным окружением.

При разработке методики мы опирались на идеи Р. Бернса (идеальное и реальное в деятельности); Ф.Е. Василюка, О.В. Кузьменковой (конструктивный выбор в противоречивой ситуации); А. Маслоу (иерархия мотивов); Л.К. Маркова (мотивационное состояние и отношение к потенциальному развитию); К. Роджерса (более высокая значимость для развития самооценки, чем внешней оценки). Если внешняя оценка для самореализации и саморазвития не имеет большой значимости, то внутренняя оценка происходящего, основанная на осознании качества деятельности, ее смысла, является той необходимой мерой, которая помогает формированию индивидуальности профессионала.

Методика направлена не на оценку деятельности, что проблематично выполнить в связи с отсутствием общепризнанной оценки качества деятельности психолога, а на выявление соотношения между наиболее личностно значимыми и наиболее часто используемыми (востребованными социальным окружением) в работе умениями и способностями специалиста. Таким образом, условия и факторы, способствующие или препятствующие самореализации военного психолога, нами рассмотрены по критерию «гармония - негармония».

Исследуемая группа — психологи Вооруженных Сил Российской Федерации в количестве 500 человек. Эмпирические данные, с помощью которых формировались группы выборок, можно разделить по достоверности показателей на абсолютные и относительные. К абсолютно достоверным отнесены величина рабочего стажа и форма специального образования. К относительно достоверным показателям отнесены степень удовлетворенности профессиональной деятельностью и особенности структуры темперамента.

С учетом фактора должностного стажа, все исследуемые были разделены на три подгруппы: молодые специалисты со стажем от 0 до 2 лет, специалисты имеющие стаж от 2 до 5 лет, специалисты с опытом работы от 6 лет и более. Фактор, учитывающий форму специального образования, распределил исследуемых на две подгруппы: имеющих базовое психологическое образование, базовое гуманитарное с дополнительной переподготовкой по психологии. Фактор индивидуально-типологических особенностей специалистов, полученных на основе данных по опроснику БН. Смирнова «Исследование психологической структуры темперамента», распределил исследуемых на четыре подгруппы по темпераментальным типам

Анализ результатов основного исследования профессионально-личностной гармонии показал, что предпочитаемые и, соответственно, игнорируемые сочетания умений и способов работы психологов имеют устойчивую тенденцию с незначительной вариативностью в зависимости от выборок. В соответствии со степенью выраженности, полученные данные распределились по трем уровням предпочтения: высокое, умеренное, низкое (игнорируемые умения и навыки). Это статистически подтверждено методом рантовой корреляции Спирмена rs= 0,8971 при числе степеней свободы 196. (см. таблицу 1).

Согласно выявленным закономерностям в предпочтении — игнорировании психологами направлений профессиональной деятельности, было определено, что ряд умений, видов и способов работы статистически достоверно различается по степени их личностной значимости для специалиста (обозначаемой далее как значимое умение) и применения в практической деятельности (обозначаемой как используемое умение). Критический показатель этого различия ? = 4,876 (при числе степеней свободы 24 по статистическому методу Колмогорова - Смирнова).

В анализе данных исследования этот показатель округлен до 5. Статистическим методом Стьюдента (t = 2,22 при р <0,05) определено, что нормальному распределению между степенями гармонии по определенному умению соответствуют критические показатели:

5 и меньше — высокая степень соответствия между рангами, выставленными по личностной значимости и востребованности профессиональных умений (профессионально-личностная гармония);

6 — 9 сниженная степень соответствия (сниженная профессионально-личностная гармония);

10 и больше — низкая степень соответствия (низкая профессионально-личностная гармония или дисгармония).

Таким образом, нами была определена шкала по критерию «гармония - дисгармония» деятельности военного психолога, включающая 24 профессиональных видов и способов работы.

Анализ данных позволил выявить общие тенденции, касающиеся всех выборок (См. таблицу 1):

Умения, виды и способы работ военного психолога имеют высокую корреляцию по частоте использования и востребованности армией (rs = 0,89 при числе степеней свободы 196). Это говорит о том, что психологи в целом выполняют социальный заказ Вооруженных Сил.

К наиболее предпочитаемым психологами и востребованным армией, относятся базовые операциональные виды работы (диагностика, помощь военнослужащим, проведение индивидуальных и групповых занятий, обеспечение боевого дежурства (службы), профилактика нарушений воинской дисциплины, определение границ компетентности), которые в основном отражают представления и ожидания вооруженных сил о деятельности психолога.

Большинство специалистов игнорируют виды и способы деятельности, в основном носящие личностный характер (самоанализ, самоконтроль и презентация своих возможностей). По мнению экспертов, самоанализ и презентация своих возможностей являются теми умениями, без которых становление профессиональной деятельности специалиста практически невозможно. Кроме того, к группе игнорируемых (невостребованных) относят умение вести документацию и пользоваться психотерапевтическими приемами. Данные виды работ, как отмечает экспертная группа, отвергаются в применении по причине определенного отношения к ним специалистов, сложившегося в период обучения в вузе: значение ведения документации умаляется, а психотерапия преподносится как запретное умение для военных психологов.

Данные исследования по общей выборке распределены в таблице 1 по группам, соответствующим уровню предпочтения видов деятельности военного психолога и степени профессионально-личностной гармонии.

Таблица 1.

Распределение видов деятельности военного психолога в зависимости от степени предпочтения в применении и уровня профессионально-личностной гармонии

.

Распределение видов деятельности военного психолога в зависимости от степени предпочтения в применении и уровня профессионально-личностной гармонии

Сниженную гармонию как причину возможных противоречий можно наблюдать по следующим видам и способам работы: нахождение компромиссных решений, выявление запросов командования, индивидуальная работа, ведение документации, — более часто используемы, чем значимы для психолога; а конфиденциальность, саморегуляция — более значимы для психолога, чем используемы им. Выполняя запрос подразделения (части), психолог не всегда использует личностно значимые для него виды и способы работ, что влияет, по мнению экспертов, на качество деятельности.

Два направления деятельности имеют дисгармонию — это профилактическая работа (более значима для психолога, чем востребована армией) и согласование деятельности с командованием (более значимо для вооруженных сил, чем для психолога). Обсуждение данного факта с экспертной группой позволяет интерпретировать это противоречие как основной конфликт психолога и командования, который, как правило, не приобретает внешние формы, а находится на внутриличностном уровне специалиста. Причина данного противоречия состоит в том, что психолог, понимая значимость тех или иных видов деятельности для подразделения (части), не может доказать необходимость их применения. Эксперты отмечают, что администрация подразделения (части) имеет устоявшееся мнение, соответствующее социальному стереотипу, о необходимости применения мер воздействия на проблемных военнослужащих, заключающихся, прежде всего, в индивидуальных занятиях. При этом отодвигаются на задний план перспективные виды деятельности, такие как профилактика.

В процессе исследования нас интересовал вопрос, в чем различаются комплексы предпочитаемых видов и способов работы в зависимости от полученного специального образования, рабочего стажа и типологических особенностей специалиста, в частности — особенностей темперамента. Помимо общих тенденций, касающихся всех исследуемых, в разных выборках можно отметить индивидуальные отличия в предпочтении и игнорировании тех или иных профессиональных видов работы, а также в причинах сниженной гармонии.

В зависимости от фактора образования выявлено, что для психологов, как с базовым психологическим образованием, так и с базовым гуманитарным и переподготовкой по психологии значимые и используемые виды работ совпадают по многим параметрам (коэффициент корреляции Спирмена rs= 0,784). Тем не менее, выявлены некоторые различия:

По значимости и частоте использования конфиденциальность более свойственна психологам с базовым психологическим образованием, t = 2,19 при р <0,05.

Профилактическое направление в работе по значимости и частоте использования более свойственно психологам, имеющим базовое гуманитарное образование и переподготовку по психологии, t = 2,73 при р <0.05.

Планирование деятельности, определение очередности мероприятий, которые ведут к намеченной цели, более значимо для психологов, имеющих переподготовку по психологии, при этом они недостаточно им пользуются, чем вызывается противоречие, t = 2,17 при р <0,05.

Полученные данные свидетельствуют, что комплекс предпочитаемых и игнорируемых видов и способов работы у психологов с разным стажем работы отличается незначительно. В то же время следует отметить, что противоречия в профессиональной деятельности, выражаемые в снижении гармонии по тем или иным видам работы, имеют разные причины в зависимости от стажа.

Так, с возрастанием стажа психологи активнее начинают использовать планирование, что позволяет более успешно определять очередность задач, ведущих к намеченной цели, при этом данное умение приходит в соответствие с высокой степенью его значимости, t = 2,19 при р <Р,05. У психологов с малым стажем это умение противоречиво: ранг значимости превышает ранг частоты использования, t = 2,34 при р <0,05.

Определение границ своей компетентности становится особенно значимыми у психологов, имеющих стаж работы от 6 лет и более, при этом они отмечают, что недостаточно четко это делают. Внутреннее противоречие, определяемое этим фактом, по мнению экспертной группы, связано с повышением самокритичности, t = 2,87 при р <0,05.

Конфиденциальность с возрастанием стажа приобретает согласованность между ее значимостью и частотой использования. Психологи с малым стажем испытывают противоречия в этом виде деятельности: данным умением при большой степени его значимости специалисты не всегда, могут пользоваться в полную меру, t = 2,04 при р <0,05.

Специалисты с большим стажем испытывают противоречие в умении находить компромиссные решения, t = 2,55 при р <0,05. При увеличении стажа это умение теряет свою значимость для психолога, но его приходится чаще использовать.

С возрастанием стажа у психологов увеличивается противоречие между значимостью и использованием такого вида работ, как проведение индивидуальных коррекционно-развивающих занятий. t = 2,42 при р <0,05. Оно определяется как значимое, при этом недостаточно используемое. Эксперты отмечают, что это связано, во-первых, с расширением круга обязанностей, во-вторых — с осознанием того, что непосредственная попытка решения проблемы человека зависит в большей степени не столько от индивидуальных занятий с ним, а от того, насколько готово окружение принять и поддержать изменения этого человека.

Наибольшее количество противоречий, проявляющееся в снижении гармонии, было отмечено у психологов с большим стажем (6-10 лет и более). Можно предположить, что несогласованность в значимости и востребованности ряда профессиональных умений, видов и способов работы является с одной стороны стимулом к развитию, с другой - отражает увеличивающуюся неудовлетворенность деятельностью, переходящую в апатию.

В зависимости от особенностей темперамента психологов выявлены следующие различия в сочетании профессиональных видов и способов работы:

Психологи сангвинического типа испытывают наибольшее противоречие в определении границ компетентности. Это умение, по их мнению, значимое, мало ими используется, t = 2,99 при р <6,05. Напротив, психологи меланхолического типа отмечают частое его применение, хотя не считают его столь значимым, t = 2,07 при р <0,05.

Для психологов холерического типа очень значимо по сравнению с психологами остальных групп планирование своей деятельности, выявление очередности мероприятий, ведущих к поставленной цели, t = 2,22 при р <0,05. Наибольшее противоречие у данной группы вызывает конфиденциальность, отмечается ее недостаточная значимость при необходимости частого применения, t = 2,10 при р <0,05. Для описываемой группы наименее важно и также мало используется, по сравнению с другими группами, посредничество в специализированных проблемах, t = 2,97 при р <0,05.

Психологи флегматического типа больше других групп психологов принимают участие в разборе конфликтных ситуаций, при этом отмечая данный вид работы как не особенно значимый для них. t = 2,74 при р <0,05. Наибольшее противоречие психологи этой группы испытывают в умении выявлять запросы учреждения. Оно отмечается как часто используемое, но не достаточно значимое, t = 2,08 при р <0,05.

Психологи меланхолического типа имеют самый низкий рейтинг в согласовании своей деятельности с командованием, хотя считают это направление работы высоко значимым, t = 2,37 при р <0.05. Для данной группы налаживание доверительных отношений имеет наибольшую значимость, по сравнению с другими группами, при этом, по их мнению, недостаточно ими используется, t = 2,16 при р <0,05.

Таким образом, анализ полученных данных подтверждает теоретические предположения о предпочтении психологами различающихся комплексов умений и способов работы в зависимости от таких факторов, как, особенности темперамента, величина рабочего стажа, специальное образование. При этом установлено, что наибольшие различия имеются у групп исследуемых по критерию «особенности темперамента», а наименьшие — по критерию «специальное образование». Кроме того, исследования показало, что социальный стереотип ожиданий и представлений вооруженных сил от деятельности психолога не всегда соответствует индивидуальной личностно-профессиональной позиции специалиста — психолога.

Результаты, полученные в исследовании, позволяют сделать следующие выводы:

Профессиональная деятельность военного психолога протекает в противоречивых условиях. Они определяются расхождением между профессиональным статусом психолога и возможностям его самореализации, которые предоставляет армия.

Эффективность деятельности психолога определяется гармоническим сочетанием личностно значимых и общественно востребованных умений, видов и способов работы психолога.

Динамическое согласование личностно-профессиональной позиции психолога и ожиданий армии от его деятельности, названное нами профессионально-личностной гармонией, является решающим фактором самореализации. Разработанная в исследовании методика позволяет определить степень профессиональной самореализации военного психолога по критерию «гармония-дисгармония».

Изучение социальных ожиданий вооруженных сил от деятельности психолога показало, что запрос подразделения (части) к психологу существует в основном по операциональному компоненту (диагностика, помощь военнослужащим, проведение индивидуальных и групповых занятий, обеспечение боевого дежурства (службы), профилактика нарушений воинской дисциплины, определение границ компетентности диагностика, консультирование, проведение занятий) и в целом соответствует актуальным направлениям работы психолога. Основной запрос армии состоит в проведении индивидуально-воспитательной работы. Профилактическое направление, личностно значимое для специалиста психолога, не востребовано вооруженными силами.

Установлено, что виды и способы работы организационного плана: выявление запросов командования, согласование деятельности с администрацией части, нахождение компромиссов в повседневной деятельности, ведение документации являются более значимыми для армии, чем для психолога.

Сниженная профессионально-личностная гармония по перечисленным видам и способам работы проявляется во внутриличностном конфликте специалиста. Профессиональные виды деятельности, не имеющие должной значимости для специалиста, выполняются с меньшей эффективностью, что не оправдывает ожидания вооруженных сил.

Исследование показало, что существуют тенденции в предпочтении и игнорировании специалистами тех или иных профессиональных направлений деятельности в зависимости от специального образования, рабочего стажа и особенностей темперамента.

Разработанная в исследовании методика по выявлению степени профессионально-личностной гармонии актуализирует проблему соответствия-несоответствия личностно-профессиональной позиции военного психолога ожиданиям вооруженных сил. Это позволяет оптимизировать процесс самореализации специалиста, который может, учитывая свои индивидуальные качества и сложившиеся обстоятельства, избрать либо формирование адекватного запроса на свою деятельность; либо пересмотр собственных установок для выполнения заказа социального окружения.

Профессионально-личностная гармония, способствующая большей эффективности деятельности специалиста, требует позитивных усилий, как со стороны психолога, так и со стороны Вооруженных Сил и общества в целом.

Публикации по теме диссертационного исследования:

Армия на пороге XXI века. Кадровое обеспечение реформирования Вооруженных Сил: основные направления, проблемы и перспективы.// КВ.1998. №3, стр. 2-3.

Высшая военная школа на пороге нового учебного года.// Вестник военной информации. М.1998. №8, стр. 3-5.

Военная реформа: от замыслов - к исполнению.// Государственная служба. М. 1999. №1, стр. 59-68.

Престиж военного человека.// Газета «Красная звезда». М. 14.12.1998.

Проблемы социально-правовой работы в Вооруженных Силах.// Информационный бюллетень. М. №1, стр.6-10.

<< |
Источник: Автореферат диссертации. Особенности профессиональной самореализации военного психолога. 2001

Еще по теме ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ:

  1. Основное содержание работы
  2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  3. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  4. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  5. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  6. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  7. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  8. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  9. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  10. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  11. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  12. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  13. Основное содержание работы
  14. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  15. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ