<<
>>

Методология военно-психологического исследования

Военный психолог в своей практической деятельности пользуется определенными методами для достижения поставленной цели. Способы организации собственной деятельности характерны для любого специалиста, однако в обыденной жизни мы редко задумываемся над тем, как они возникают, насколько и почему они адекватны тому, что мы хотим сделать, можно ли их рекомендовать другим.
Научно обоснованная практика тем и отличается от житейской стихийности, что определяет те принципы и приемы, которыми руководствуется специалист в своей деятельности. Такое учение о методах, способах, приемах и принципах их построения получило название методологии. Т.к. к вопросам методологии относятся как самые общие принципы познания так и вполне конкретные приемы обращения с тем или иным предметом, то целесообразно говорит о различных уровнях методологии: философском, общенаучном и конкретно-научном, ниже мы будем рассматривать конкретно-научный уровень методологии, т.к. он непосредственно относится к практической деятельности войскового психолога. Мы рассмотрим сложившуюся систему познания окружающего нас мира, определим место и роль в ней психолога как исследователя, осветим зарождение собственно психологических методов и остановимся на принятой сегодня технологии военно- психологического исследования.

Военная психология относится к прикладным наукам и основной задачей ее является разрешение проблем военной практики. В процессе воинской деятельности военнослужащие могут встречаться с затруднениями, для разрешения которых требуются психологические знания. Если этих специальных знаний на данный момент времени военная психология не имеет, то возникает потребность в их получении путем

проведения исследования. Для проведения психологического исследования требуется определенный специалист. Какие же функции он должен выполнять? Наблюдаемые войсковыми практиками явления случайны и ситуационны.

Их многообразие и случайность требуют прежде всего обобщения, систематизации. Сведение отдельных явлений в систему есть не что иное, как разработка теории. Поэтому специалиста, реализующего указанную функцию, условно назовем теоретик. Задача теоретика - трансформировать случайные представления практиков о явлениях реальности в неслучайные.

С другой стороны, следует выделить взаимоотношение теоретиков конкретных наук сфилософом. Философ занимается интеграцией всех знаний о существующей реальности и создают всеобщую картину мира. Социально-культурная ценность познания и иные предпосылки могут привести теоретика не только к анализу деятельности практика,но к учету и руководству философской теорией. Мировоззренческие установки, ценностные ориентации ученого непременно сказываются и в построении им научной теории, и в организации самого исследования. Идеалистические взгляды на психику человека не только резко ограничивают методы изучения сознания индивида, но и препятствуют взаимодействию исследователя с естественными и общественными науками. В результате нами выделены основные субъекты общественного процесса познания: практик, теоретик, философ.

Специализация в научной деятельности возникла и развивалась в связи со сложностью и трудоемкостью получения ценных результатов исследования. Ученому остается роль узкого специалиста и сравнительно поверхностно знающего другие области знаний. Однако осознание зависимости результата от способов исследования заставляют теоретика обращаться к ученым других наук. Необходимость успешной исследовательской деятельности вызывает потребность в информационном обмене с теоретиками других областей научного знания. Поэтому теоретик конкретной науки (в данном случае - военной психологии) для того, чтобы соответствовать современному уровню знаний о методах и средствах исследования, должен знакомиться с опытом исследовательской деятельности в иных научных коллективах, т.е.

с опытом теоретиков других наук. Например: если в начале нашего века методы факторного анализа были созданы для решения проблем психологии, то теперь становится все более очевидной универсальность этих методов. Сейчас можно назвать сотни работ, сообщающих о применении факторного анализа для исследований в области экономики, социологии, биологии, медицины, геологии и др. Если мы до сих рассматривали начало общественного процесса познания от проблем практика и «обслуживание» его теоретиком, то теперь необходимо ответить на вопрос, должен ли практик поработать на теоретика, если у него появится теория или концепция не на основе эмпирического материала, а на основе теоретического конструирования. Очевидно не всегда в силу не только субъективных причин, но и объективных. Практик полностью зависит от того, обнаружит или не обнаружит он новое явление. К тому же критериев новизны у него нет. В лучшем случае он знает теорию. В связи с этим появляется новый вид поиска - экспериментальный. Появляется новое лицо - экспериментатор. Экспериментатор либо целенаправленно ждет нового эмпирического материала, либо создает ситуацию, либо строит объект, на котором можно воспроизвести то явление, которое предполагается теорией. Соотношение в науке теоретика и экспериментатора зависит от возможности проводить эксперименты. К примеру, физика в настоящее время делится на теоретическую и экспериментальную. Эксперименты в физике способствовали бурному развитию этой науки. В то же время астрономия, история и многие другие науки больше теоретические, чем экспериментальные. Анализ диссертационных работ по военной психологии показывает, что большинство из них строятся на экспериментальном исследовании. Поэтому делить военных ученых-психологов на теоретиков и экспериментаторов у нас нет оснований. В дальнейшем для обозначения этой деятельности мы будем пользоваться термином исследователь. На основании рассмотренной выше динамики взаимодействия субъектов познавательного процесса и характера циркулирующей между ними информации - научной или эмпирической, можно выделить следующие основные подсистемы исследовательской деятельности военного психолога: «военной психологии» и «научной информации» (см. рис.1.). Выделение функциональных подсистем позволяют нам по-новому взглянуть на совокупность методов психолога-исследователя. Наряду с традиционно рассматриваемыми методами: наблюдение, анализ документов, опрос, беседа, анализ деятельности, эксперимент, мы относим и методы: информационного поиска, хранения и переработки данных,внедрения практических рекомендаций. Проведем краткий экскурс в историю зарождения методологии и методов психологического исследования.

Рис.1. Функциональные информационные подсистемы исследовательской деятельности военного психолога.

Донаучный этап психологии завершился в конце Х1Х века с появлением первой экспериментальной лаборатории Вунда. До этого психика или душа была скорее не объектом научного изучения, а предметом философских интеллектуальных размышлений. Поэтому в рамках философского анализа не могло возникнуть конкретных методов исследования психики. Они пришли из других наук, в частности из физиологии. В 1834 году вышла в свет работа физиолога Э.Г.Вебера о экспериментальном изучении кожной и мышечной чувствительности, в которой он математически формулирует зависимость между физическими стимулами и сенсорными реакциями. Суть этого классического опыта заключалась в следующем: экспериментатор прикасается к различным участкам кожи исследуемого сдвинутыми ножками эстезиометра (подобие штангенциркуля), и постепенно разводит их до появления у испытуемого ощущения двух прикосновений, а затем сближает до появления одного прикосновения. Пороги различения (чувствительности) фиксировались в единицах расстояния между ножками эстезиометра. На основе этого был сделан важный методологический вывод для будущей экспериментальной психологии о подчиненности числу и мере всей области психических явлений в их обусловленности физическими. Дальнейшую работу в этом направлении, получившем название психофизики, проводил Г.Фехнер, который разработал единицу измерения чувствительности - едва заметное различие (е.з.р.) и вывел всеобщую формулу - интенсивность ощущения пропорциональна логарифму раздражителя (психофизический закон Вебера-Фехнера). В дальнейшем этот закон был уточнен и определены границы его применения. В результате этого психология заговорила математическим языком - сперва об ощущениях, затем о времени реакции. Физиологи в 60-х годах Х1Х века для измерения времени реакции пользовались хроноскопом Гиппа. Этот прибор состоял из двух циферблатов: верхний показывал тысячные доли секунды, нижний десятые. Вместе с раздражителем экспериментатор запускал хроноскоп. Испытуемый восприняв раздражитель, нажимал на ключ и останавливал стрелки, которые фиксировали время реакции (ВР). Голландский физиолог Ф.Дондерс различил несколько типов реакций. Реакцией А он назвал такую при которой испытуемый просто отвечает на раздражитель (простая психическая реакция). При реакции В испытуемый на различные раздражители отвечал соответствующими реакциями, в результате чего ВР удлиняется. Разность между реакциями А и В, по мнению Дондерса, показывала скорость таких психических процессов, как представление и выбор. При типе реакции С испытуемому необходимо было реагировать только на один из предъявляемых раздражителей. Разность С-А, показывала время различения, а разность В-С - время выбора. Эти опыты касались не только физиологических проблем. Они имели непосредственное отношение к психологии. Стало возможным сделать вывод, что психические процессы, будучи неотделимы от нервных, совершаются во времени и пространстве. Следующий крупный вклад в становление методов экспериментальной психологии сделали логики. В 1843 году в Англии вышла книга «Логика» Джона Стюарта Миля. В ней автор выводил познавательную работу человеческого ума из своеобразия логических структур. Именно эти над индивидуальные структуры выступали в качестве регулятора процессов познания в индивидуальном сознании. Таким образом порядок и связь идей, мышление ставились в зависимости от законов логики. Впервые Д.С.Миль поставил вопрос как реализуется логическое в субъективном мире индивида и последовательно отстаивал постулат о том, что единственным источником познания служит опыт. Из этого следовало что психология должна стать опытной наукой. И наконец, в 1879 году Вильгельм Вунд в Лейпциге организовал первую в мире лабораторию экспериментальной психологии, впоследствии преобразованную в институт. Опыты стали проводится не на собаках или лягушках, а на человеке. Испытуемые сообщали о том, что они чувствуют при действии на них различных раздражителей. Для экспериментаторов, вышедших в основном из физиологов, эти сообщения были необычными фактами. Они привыкли иметь дело с тем что дано объективно, что можно наблюдать, измерять и т.п. Тем не менее указанные факты являлись такими же реальностями, как показания гальванометра или тахитоскопа. Тае в рамках экспериментальной лаборатории происходило становление собственно психологического метода - интроспекции (самонаблюдения). Несмотря на то, что со временем интроспекция оказалась совершенно бесперспективной для научного психологического исследования, в силу своей субъективности, она сыграла важную историческую роль в понимании предмета психологии и становлении ее как самостоятельной науки. С другой стороны, постижение предмета и развитие собственного категориального аппарата психологии приводило к развитию как конкретных методов, так и методологического обеспечения психологического исследования. С точки зрения методологии, исследование включает в себя ряд этапов. Военные исследователи выделяют три основных этапа: выбор проблемы, выбор методов и проведение исследования, внедрение полученных результатов в практику. Каждое психологическое исследование на любом этапе развития военной психологии содержит три типа моделей: концептуальную, процедурную, эмпирическую (см.рис.2.).

Взаимосвязь исследовательских моделей

Рис.2.

Взаимосвязь исследовательских моделей

.

Концептуальная модель (КМ) - это целостная система понятий, категорий, законов и т.д., раскрывающая сущность данного явления и позволяющая его описывать, объяснять или непосредственно управлять им.

Процедурная модель (ПМ) - это определенные правила, алгоритмы, методики, методы конкретной науки по получению и переработке информации.

Эмпирическая модель (ЭМ) - это целостная система количественных и качественных характеристик интересующего нас явления в конкретных пространственно-временных рамках.

Соотношение моделей между собой хорошо видно в координатах «теория-практика» и «время». См. рис.2.

Естественно, что основой всего являются концептуальные модели, на них строятся процедурные и эмпирические. Поэтому задержка в разработке концептуальных, содержательных моделей сразу же сказывается на эффективности внедрения ЭВМ. В конкретном ВПИ концептуальная модель это те теоретические положения, концепции (отсюда концептуальная модель) в рамках которых выдвигается гипотеза для разрешения поставленной научной проблемы. В ходе психологического исследования регистрируются различные факты, количественные и качественные характеристики психологических явлений. Все это составляет эмпирическую модель или в более широком смысле информационную базу исследования.

Для радикального повышения эффективности использования информационной базы необходимо процесс ее создания и использования автоматизировать, т.е. создать систему, которая осуществляет автоматизированный сбор, хранение, поиск и выдачу информации исследователю.

Процедурные модели могут быть двух типов:

1. ПМ1 - это методики, правила сбора первичной информации.

2. ПМ2 - это процедуры, алгоритмы для обработки эмпирической информации.

Следует отметить, что такое деление условно и предназначено для лучшего понимания методов исследования. Так как ЭМ может состоять (и в основном состоит) не из первичной, а из вторичной, как правило сжатой, т.е. обработанной информации, то ПМ1 включает методы обработки (сжатия). А на этапе ПМ2, особенно при пилотажном исследовании, всегда может понадобиться дополнительная информация, т.е. ее сбор. Процедурные модели есть по своей сути организация диалога между исследователем и реальным миром. Если ПМ1 это организация диалога между испытуемым и военным психологом, то ПМ2 - диалог между эмпирической моделью объекта и исследователем. Исследователь ставит вопросы и пытается найти методы, которые дадут ему возможность получить ответы. В научном познании вопросы рождаются из результатов предшествующего знания и на основе правильно поставленных вопросов о том, что требуется изучить в сфере еще непознанного. Процедурные модели второго типа (ПМ2) базируются на методы математической статистики и должны дать ответы на следующие исследовательские вопросы: Какие числовые характеристике выборки? Есть ли взаимосвязь между показателями (либо объектами) выборки? Какова форма (вид) этой взаимосвязи? Достоверны ли выводы о результатах исследования? В целом, ответы на перечисленные вопросы позволяют нам на основе исходных данных получить эмпирический закон в виде математический формулы. Здесь необходимо сделать следующие пояснения. Полученные законы отражают закономерности эмпирической модели. Мощность таких законов не велика. Она достаточна лишь для решения тех повторных задач, в ситуациях которых состояние объекта тождественно состоянию его в момент исследования. Но в недрах этих эмпирических законов зарождаются знания нового типа - КМ1, и эмпирические законы преобразуются в абстрактно-аналитические. Примером этому может служить рассмотренный ранее психофизический закон Вебера-Фехнера.

<< | >>
Источник: Корчемный П.А.. Военная психология: методология, теория, практика. 2010

Еще по теме Методология военно-психологического исследования:

  1. Методология военно-психологического исследования
  2. Реферат. Методология военно-психологического исследования, 2009
  3. Методология и теория военно-психологических исследований: сущность и содержание
  4. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  5. Проблема предмета военно-психологического исследования
  6. ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ВОЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  7. Основные направления военно-психологических исследований в России после 1917г.
  8. Анцупов А.Я., Помогайбин В.Н.. Методологические проблемы военно-психологических исследований, 1999
  9. Соотношение теории, эксперимента и практики в процессе военно-психологического исследования
  10. Роль и задачи исторического анализа военно-психологических исследований
  11. Состояние военно-психологических исследований в России после завершения Великой отечественной войны
  12. Основные методологические подходы, средства и результаты военно-психологических исследований
  13. Проблема выбора предмета военно-психологического исследования
  14. Современные познавательные нормы военно-психологического исследования: возможные и реальные стандарты
  15. ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ВОЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ