<<
>>

Реформы Петра I

По-иному происходило развитие научной хирургии в век Просвещения в России, где никогда не существовало разделения медицины и хирургии. Первый российский медицинский журнал «Санкт-Петербургские врачебные ведомости», осуждая антагонизм между докторами и хирургами и отмечая отсутствие какого бы то ни было разделения этих профессий в России, писал: «Мудрость сего учреждения (единой медико-хирургической науки. - М.М.) столь очевидна, что ее только представить, а изъяснять не нужно. Как можно лечить раны без знания собственной врачебной нау- ки, предполагающего как бы существенными частями совершенное понятие о всей природе человека, правильное рассуждение о настоящем чрез сравнения и следствия, знание действительных лекарств и определение их пользы или употребления? Как можно по надлежащему вылечивать внутренние болезни, которые столь часто сопряжены с ранами, без знания хирургии?»

В нашей стране процесс становления и развития научной хирургии был связан прежде всего с появлением новой генерации представителей медицинской профессии, получивших высшее образование в собственной стране врачей-хирургов, которые в отличие от большинства своих западных коллег-современников призваны были демонстрировать свою компетентность и в медицине, и в хирургии.

Создание этой новой генерации, вызванной к жизни потребностями времени и, если можно так сказать, социальным заказом российской медицины, заняло в те времена не одно десятилетие. Это стало возможным после организации в самом начале XVIII в., в эпоху реформ Петра I, во многом оригинальной системы медико-хирургического образования и медико-хирургических (госпитальных) школ.

Петр I был образованным человеком, высоко ценил науку, а к медицине испытывал особую страсть. «Распространению медицины в нашем отечестве при Петре Великом много способствовала страсть этого монарха к анатомии и хирургии, - отмечал историк медицины Н. Куприянов. - В хирургии император приобрел многие познания и даже практический навык. Обыкновенно монарх носил при себе два набора: один с математическими, другой с хи- рургическими инструментами и до того любил хирургию, что под руководством Термонта (этот лекарь-хирург приехал в Россию еще при царе Алексее Михайловиче. - М.М.) методически вскрывал трупы, делал разрезы, пускал кровь, перевязывал раны и выдергивал зубы. Царь повелел доносить о каждой более интересной операции, произведенной в госпитале или частном доме. Монарх не только следил за операциями, но и сам их делал».

годы царствования Петра I в России были открыты крупные военные госпитали - в Москве (1707), Петербурге (1716), Кронштадте (1720), Ревеле (1720), Казани (1722), Астрахани (1725) и других городах страны. Указом Петра I (1721) магистраты обязывались строить «земским иждивением гошпитали». В результате еще при жизни Петра I в стране было создано 10 госпиталей и свыше 500 лазаретов.

Среди больших госпиталей выделялись генеральные (учебные или, говоря современным языком, клинические) госпитали, открытые сначала в Москве, а затем в Петербурге и Кронштадте. При генеральных госпиталях и были открыты первые медико хирургические (госпитальные) школы, которые представляли собой принципиально новый тип высших медицинских учебных заведений: здесь готовили врачей, хорошо ориентирующихся и во внутренней медицине, и в хирургии.

Создатель российской армии и флота, Петр I думал, очевидно, и о сохранении здоровья воинов и моряков, о деятельности, выражаясь современным языком, военно-медицинской службы.

Вот почему он дал поручение врачу Ивану Блюментросту подготовить наставление для российских военных врачей.

Иван (Иоганн-Деодатус) Лаврентьевич Блюментрост (1676-1756), представитель славной российской врачебной фамилии, был сыном Лаврентия Блюментроста, лейб-медика царя Алексея Михайловича и царевны Софьи. Он родился в Москве, медицине учился в Кенигсберге и Галле - туда его послал на свой счет царь Петр I. В университете в Галле Блюментрост выполнил диссертацию «Pulsuum theoria et praxen examinat» («Теория и практика пульса») и стал доктором медицины. Возвратившись в Россию, он был сначала военным врачом, а затем стал лейб-медиком сначала самого Петра I, а затем наследника престола царевича Алексея и младших царевен. Служил Иван Блюментрост в основном при царском дворе, но несколько раз сопровождал Петра I в походах и поездках за границу. После смерти Роберта Эрскина он стал архиатром и руководителем Медицинской канцелярии; в 1730 г. его отправили в отставку. Умер И.Л. Блюментрост в Петербурге в возрасте 80 лет.

И.Л. Блюментрост был одним из любимцев Петра I - царь ценил этого молодого, умного и знающего врача, давал ему ответственные поручения. Задание подготовить наставление для военных врачей было одним из самых важных. Неизвестно, где работал Блюментрост, выполняя поручение Петра I, где начал он писать свой труд, скорее всего, это произошло в России, в Москве. Работа эта, вероятно, не заняла слишком много времени - царь любил, чтобы его задания выполняли быстро. Во всяком случае, уже в 1700 г. Блюментрост издал в Кенигсберге книгу «Exercitatio practica, sistens Medicum castrensem exercitui Moscovitarum praefectum» [«Практический трактат, ставящий лагерного врача блюстителем (здравия) в Московском войске»].

Книгу эту, изданную, как и все научные труды, на латинском языке, внимательно прочитал и кратко прокомментировал Г.Б. Яковлев (1951). Книга, долго считавшаяся утерянной, на самом деле хранилась в Петербургской публичной библиотеке, где и была обнаружена в середине XIX в.; она представляла собой брошюру небольшого формата, объемом около 80 страниц, разделенную на 39 параграфов. В 1703 г. в Кенигсберге вышло второе издание этой книги.

В своей книге Блюментрост постарался учесть как российскую медицинскую и хирургическую практику, так и западноевропейский хирургический опыт. Одними из самых важных в книге были те разделы (параграфы 28-34), в которых Блюментрост писал о лечении ран, давал свои советы, приводил рецепты. Наиболее тяжелыми он оправданно считал огнестрельные раны с ушибами и разрывами тканей - в этих случаях следовало производить «вырезание тканей, скарификацию и выжигание». А при ранении вен и артерий он советовал сначала остановить кровотечение, а потом применять снаружи отвар хмеля с квасцами и конопляными охлопьями.

При лечении ран Блюментрост рекомендовал использовать бальзамы, масла, пластыри. В случае ранения грудной клетки и возникновения эмпиемы он советовал применять известные ему полые (или продырявленные) турунды для оттока крови и гноя. Целесообразными были и его рекомендации по диагностике и лечению черепных ранений, а также совет при гангрене конечностей ампутацию производить не слишком близко к пораженной части.

Интересным был параграф 35, в котором говорилось о лечении травм. Блюментрост подчеркивал трудность лечения переломов конечностей. «Самые большие отломки срастаются в 50 дней,- писал он, - ...бедро срастается редко. Кости должны быть репонированы и укреплены между прутьями (шинами) в естественном положении бинтами с двумя головками». При переломах раненым следовало давать внутрь потогонные и слабительные, а снаружи прикладывать масло из земляных червей и т.д.

Поучительными были рекомендации, которые давал Блюмен- трост врачам и хирургам: «Пусть каждый врач не будет угрюмым, робким или боязливым, но владеющим собой, рассудительным, всегда готовым к помощи. Пусть так ведет себя со всеми, чтобы не оскорбить ни Бога, ни людей». Особые требования предъявлял он к хирургу, который «должен быть чрезвычайно опытен в своем искусстве. Поэтому никто не может быть допущен к хирургической работе без экзамена, проведенного врачом. Хирург должен быть старательным, рассудительным и чутким. Пусть он лечит больных насколько возможно скромно, спокойно и осмотрительно и пусть не пренебрегает изучением больного и сверх необходимости ничего не режет. Более тяжелые повреждения пусть направляет к врачу и отклоняет опасные операции».

Рекомендации, которые давал Блюментрост, были адресованы, по всей вероятности, как врачам-иностранцам, докторам медицины, служившим тогда по найму в российской армии, так и отечественым, «из природных россиян», лекарям (хирургам). И хотя в делах Аптекарского приказа, письмах и бумагах Петра I не удалось найти указаний о приобретении этой книги для военных врачей или рекомендации ее в виде руководства, все же факт остается фактом: книга эта, содержащая взвешенные и полезные рекомендации, в определенной мере характеризует состояние медицины и хирургии России в самом начале века Просвещения. Книга Блюментроста, первый печатный труд по военной медицине и хирургии, была обобщением не только его собственного, пусть и небольшого опыта военного врача, но и опыта других российских медиков и лекарей (хирургов).

<< | >>
Источник: М. Б. Мирский. История медицины и хирургии. 2010

Еще по теме Реформы Петра I:

  1. ФАРМАЦИЯ В ЭПОХУ ПЕТРА 1
  2. Люблю Чайковского Петра...
  3. Направления военной школы после смерти Петра I
  4. ПЕТРОВСКИЕ РЕФОРМЫ
  5. Как перейти к реформе питания
  6. Реформа военного образования в России
  7. КУРС «РЕФОРМЫ ПРОРЫВА: ЗА И ПРОТИВ»
  8. Принципы реформы финансирования производства медицинских услуг в условиях рынка
  9. Урок второй. Реформы прорыва: за и против. Схема организации коммуникации
  10. Современные взгляды на реформу военного образования в России начала XXI века
  11. Курсовая работа. Курсовая работа, 2004
  12. Становление научной фармации в России.
  13. Урок первый. Что такое «прорыв»?