<<
>>

Больницы и университеты

Становление и развитие хирургии в странах Европы в эпоху раннего Средневековья связано с появлением больниц (госпиталей) и врачебных школ (позднее - университетов). Считается, что западноевропейские больницы ведут свою историю от римских валетудинариев (I в. до н.э.), созданных для лечения больных и раненых воинов из римских легионов и византийских ксенодохий. В дальнейшем, с распространением христианства, появились больницы при монастырях. Широкую популярность завоевали существующие и поныне госпитали Hotel-Dieu, основанные в Лионе (542) и в Париже (660), госпиталь в Лондоне (794).
В эпоху крестовых походов начали создавать большие военные госпитали, например королевский госпиталь Св. Джона (XI в.) в Палестине, рассчитанный более чем на 2000 больных и раненых и располагавший даже специальным отделением для лечения болезней глаз. Примерно в это же время заслуженной славой пользовались больницы в городах арабских халифатов - в Багдаде и Дамаске, в Кордове и Каире.

В средневековых больницах в той или иной мере использовали принятые тогда методы оперативного лечения, что, конечно же, способствовало накоплению опыта и совершенствованию хирургии. Примерно тогда же наиболее квалифицированные врачи, мастера оперативного искусства, начали передавать свой опыт молодым медикам уже не только в порядке индивидуального ученичества, но и как преподаватели появившихся тогда врачебных школ и (позднее) университетов. Хирургию преподавали, например, в старейшей врачебной школе, основанной еще в IX в. (по преданию, в 802 г. императором Карлом Великим) и в течение нескольких столетий действовавшей в Салерно, на юге Италии. Одним из самых авторитетных профессоров в этой школе, носившей светский характер, был известный хирург Роджер Фругарди (Роджер из Салерно).

Роджер родился в середине XII в. в Салерно, в лангобардской дворянской семье. Здесь же он получил образование в знамени- врачебной школе, где потом стал преподавать хирургию. Впоследствии он был профессором и даже канцлером знаменитого университета во французском городе Монпелье. Роджер был образованным и искусным хирургом, об этом свидетельствует его

руководство «Ars chirurgica», написанное в 1170 г. на основании курса, который он преподавал своим ученикам, и большого хирургического опыта.

Руководство Роджера состояло из четырех частей: в первой речь шла о ранах и переломах костей; во второй - о болезнях шеи; в третьей - о болезнях живота, верхних конечностей, груди; в четвертой - о болезнях нижних конечностей, об использовании прижиганий, а также о лечении проказы и судорог. При кровотечениях в качестве кровоостанавливающих средств Роджер учил использовать швы и лигатуры, писал о заживлении ран вторичным натяжением (после «доброкачественного» нагноения) и т.д. Его руководство, неоднократно переписанное и дополненное, долго оставалось на вооружении у врачей и хирургов.

Хирургическое руководство Роджера пользовалось большим авторитетом. В 1230 г. хирург Роланд Капулетти (Роланд из Пармы), который был профессором Болонского университета, переработал это руководство, превратив его в учебник по хирургии для студентов университета. Роланд известен еще и тем, что использовал и описал перевязку сосудов: ниткой, вдетой в иглу, он накладывал лигатуру как на центральный, так и на периферический конец сосуда. Кроме того, он рекомендовал использовать радикальное лечение - вырезать шанкры, а также вылущивать золотушные опухоли и зоб.

Еще позже появилось новое издание этого широко известного хирургического руководства, на этот раз с комментариями и дополнениями четырех других мастеров (специалистов).

Известностью в то время пользовался еще один итальянский хирург - Вильгельм Салицето из Болоньи (1210-1276), уроженец Пиаченто. Получив медицинское образование, он занимался хи- рургией, был профессором и преподавал хирургию в Болонском университете (около 1268 г.), был городским врачом в Вероне.

Высокообразованный врач и ученый, обладавший большим опытом, Салицето стал автором серьезного медицинского сочи- нения, значительная часть которого была посвящена хирургии. Понимая значение досконального знания анатомии, Салицето впервые включил в свой труд важную для практических хирургов топографическую (или хирургическую) анатомию организма человека. Вскоре после появления книгопечатания труд Салицето был опубликован в числе первых медицинских книг в 1475 г.

Салицето обращал особое внимание на поведение врача-хирурга, он советовал ему быть «размышляющим, спокойным и с озабоченным выражением лица, производившим впечатление мудрости», и говорил, что тогда у него будет мало ненужных бесед с друзьями и родственниками пациентов. Он выступал за то, чтобы медицина и хирургия не разъединялись, а составляли единое целое. При операциях вместо заимствованных у арабских врачей прижиганий каленым железом он использовал разрезы и резекции с помощью скальпеля.

Большую роль в оказании медицинской помощи в средневековой Европе стали играть монастыри: хирургией там занимались монахи, которые освоили ряд операций, как правило, далеко не самых сложных. Правда, использование духовенством таких радикальных методов лечения, как операции, вызывало у церковных иерархов резко негативную реакцию. Уже в XII в. церковные соборы, разрешив-таки низшему духовенству (монахам, дьяконам и др.) заниматься медициной, строго-настрого, однако, запретили им делать «любые хирургические операции с помощью прижиганий и ножа». Все-таки монахи-хирурги, движимые чувством гуманизма и любви к ближнему, нередко нарушали этот нелепый запрет и, к неудовольствию отцов церкви, проводили те или иные оперативные вмешательства, что долгое время сходило им с рук.

Однако роль и значение этих благородных людей духовного звания фактически сошли на нет после того, как 4-й Латеранский собор (1215) принял еще одно, новое и на этот раз строжайшее решение, коим духовенству запрещалось производить хирургические операции под предлогом того, что «христианской церкви противно пролитие крови». И поскольку занимавшиеся врачеванием духовные лица вынуждены были подчиняться всем правилам и законам церкви, вплоть до безбрачия (для дипломированных врачей оно было отменено лишь в 1452 г.), хирургические вмешательства были искусственно исключены из врачебной практики - хирургию отлучили от медицины. Впрочем, и этот строжайший, но, конечно же, абсолютно вздорный запрет хирургических операций наиболее способные врачи - монахи и священники - весьма искусно обходили.

В эпоху Средневековья в Италии, а затем во Франции, Германии, Англии, да и в России тоже наряду с монастырскими врачами-хирургами успешно действовали и пользовались большим авторитетом гражданские (или, как их называли на Руси, мирские) хирурги. Нередко это были своеобразные семейные школы, в которых знания и мастерство передавались из рода в род. Среди таких «врачебно-хирургических» семей в Италии в XIII в. широкой известностью пользовались Гуго Боргониони из Лукки и его сын Теодорик (1204-1298), автор собственного учебника по хирургии, в котором описывался, в частности, «семейный» опыт применения повязки с вином для заживления ран без нагноений, что, в свою очередь, опиралось на эмпирически установленную необходимость неукоснительной чистоты и опрятности.

Огромный авторитет снискала себе и другая хирургическая семья, которую составляли знаменитый Гвидо Ланфранк и его сын Бонетус.

Гвидо Ланфранк (около 1250 г. - около 1305 г.) родился в Милане в образованной и культурной дворянской семье. Медицинское образование он получил в университете Болоньи, где был учеником Вильгельма Салицето. После окончания учебы он работал врачом- хирургом в своем родном Милане и имел там большую практику. Однако из-за противоборства различных партий, в ходе которого его семья оказалась среди побежденных, Ланфранк вынужден был навсегда покинуть Италию. Он переехал во Францию, сначала в Лион, где занимался практической хирургией, а в 1295 г. - в Париж. В столице Франции он стал членом Сент-Комского коллежа хирургов и создал большую школу по обучению хирургии.

Организация такой школы была велением времени, и Ланфранк отлично понимал это. Когда он приехал во Францию, состояние хирургии в этой стране буквально потрясло его. Он писал, что «французские хирурги почти все были идиоты и едва знали родной язык, все - непосвященные в медицину, настоящие ремесленники и до того невежественны, что едва ли находился между ними хоть один рациональный хирург». Подготовленные Ланфранком в его школе хирурги разительно отличались от неграмотных ремесленников, с которыми он познакомился по приезде во Францию. Больных, к которым его вызывали, он всегда посещал вместе со своими учениками и в их присутствии производил все операции, учил их словом и делом. Вообще Ланфранк неустанно боролся за то, чтобы хирургия стала учебной и научной профессией.

Основные работы Ланфранка - краткая «Chirurgia parva», написанная в Лионе, и капитальный труд «Ars completa totius chirurgiae», который он закончил уже в Париже, представляют собой руководства по хирургии, в которых обобщался опыт медицины того времени и содержались ценные собственные наблюдения. Так, полагали, что он первый описал сотрясение мозга, а его описание переломов костей считали классическим. Ланфранк различал венозные и артериальные кровотечения, опухоли, гипертрофию женской груди. Он описал многие новые медицинские и хирургические процедуры, например интубацию пищевода или сшивание (соединение разделенных) нервов. В то же время, будучи осторожным хирургом и заботясь о благе больного, он фактически отрицал такие операции, как боковое камнесечение мочевого пузыря, грыжесечение, удаление катаракты, и значительно сузил показа- ния для трепанации черепа. Много внимания Ланфранк уделил главному в тогдашней хирургии - искусству лечения ран. Кроме того, он писал о перевязке сосудов и остановке кровотечения посредством перекручивания сосудов, кишечной фистуле и употреблении желобоватого зонда, возможности возникновения грыжи в рубце после накладывания швов на рану живота, лечении сложных переломов костей и т.д.

Труды Ланфранка (во Франции его называли «великим итальянцем») сыграли важную роль в развитии средневековой хирургии. Хотя во многом Ланфранк следовал своему учителю Салицето, но в немалой степени используя богатый хирургический опыт, он демонстрировал оригинальные взгляды, подсказанные собственной практикой.

В средневековой Италии прогресс хирургии был во многом связан с деятельностью упоминавшейся выше школы в Салерно и университета в Болонье, открытого в XII в. Во Франции эту роль отлично выполнил университет в Монпелье, основанный в XI в. Профессорами хирургии в Монпелье были Вильгельм де Конгенис из Бурга, бывший последователем Роджера Фругарди, Бонетус Ланфранк, сын Гвидо Ланфранка, строго придерживавшийся взглядов своего отца, и особенно известным был Генри де Мондевиль - крупный хирург средневековой Франции.

Генри де Мондевиль (1250-1325) родился во Франции, но медицине обучался в Италии, главным образом, в Болонском университете, где был учеником Теодорика Боргониони. Став врачом, он возвратился во Францию, работал в Париже, где начал свою хирургическую деятельность, и в Монпелье, где был профессором университета. В качестве хирурга он участвовал в войнах. Кроме

того, в течение многих лет Мондевиль был врачом французского короля Филиппа Красивого и королевской семьи.

Считают, что как ученый Мондевиль был типичным врачом- схоластом, но зато отличался (и в Париже, и в Монпелье) как прекрасный хирург-практик. Об этом свидетельствует, например, то, что в отличие от многих хирургов своего времени он использовал рациональный метод ампутации - проводил разрез выше омертвевшей области (а при поражении предплечья производил вычленение в локтевом суставе). Для уменьшения боли и борьбы с кровотечением Мондевиль перетягивал конечность (идея, воплощенная через несколько столетий в жгуте Эсмарха). Характерно, что его главный медицинский труд (руководство по хирургии, которое он начал писать в 1306 г.) выделялся наличием анатомических рисунков, видимо, поэтому Мондевиля считают еще и одним из первых французских анатомов. Мондевиль всегда подчеркивал, что знание анатомии, в чем он следовал Авиценне, весьма существенно для хирургов, так же, как и знания патологии, источником которых был для него Гален.

В труде Мондевиля, что следует подчеркнуть особо, содержалось весьма ценное указание на важность зашивания свежих ран (во избежание соприкосновения с воздухом, который он считал источником «заразного начала») и целесообразность применявшегося еще его учителем Теодориком Боргониони метода использования повязок с вином для заживления ран без нагноений. Впрочем, этот ценнейший метод, как случается, увы, очень часто, так и не был по достоинству оценен современниками.

Еще одним крупным хирургом Средневековья был знаменитый своими трудами Ги де Шолиак (около 1300-1368 гг.), который родился в Оверне, на юге Франции, в бедной итальянской семье. Медицинское образование, которое он сумел получить при под- держке церкви, Ги де Шолиак начал в Тулузе и Монпелье, продолжил в Болонье и Париже и закончил в университете Монпелье. Де Шолиак стал не только врачом, но и духовным лицом (священником). Всю свою жизнь он прожил во Франции, работал врачом, пользовался в стране широкой известностью. Во время эпидемии чумы 1348 г. был врачом в Париже и в Авиньоне, причем сам заразился и в течение шести недель болел бубонной формой чумы. Де Шолиак долгие годы провел в Авиньоне - городе на юге Франции, где тогда находилась резиденция главы римско-католической

церкви (Авиньонское пленение пап), был врачом пап Климентия VI, Иннокентия VI, Урбана V.

Ги де Шолиак был, пожалуй, самым знаменитым хирургом средневековой Европы. Образованный и знающий врач, он выступал за единство хирургии и медицины. К 1363 г. относится его труд «Inventarium sive Collectorium artis Chirurgicalis Medicinae or Chirurgia Magna» (в 1478 г. это произведение де Шолиака было напечатано). Энциклопедический по содержанию и обобщавший почти все медицинские знания той эпохи труд де Шолиака был разделен на семь трактатов: первый был посвящен анатомии, следующие пять - хирургии, в последнем речь шла о различных, преимущественно хирургических методах лечения, кровопускании, постановке банок и т.д. Де Шолиак описал, в частности, попытки применения обезболивания хирургических операций с помощью вдыхания наркотических веществ (опия, сока паслена, белены, мандрагоры и др.), использовавшихся как снотворное у больных при ампутациях и самых различных операциях, в том числе таких, как грыжа и катаракта. В арсенале использовавшихся де Шолиаком хирургических методов лечения было много рационального. Так, при переломах бедра он применял вытяжение: при этом к поврежденной ноге привязывали груз, а веревку пропускали через небольшой блок таким образом, чтобы нога оставалась вытянутой в длину. Он выступал за использование в акушерской практике инструментального расширения зева матки и извлечения мертвого плода при помощи крючков и щипцов. Описывал и применял кесарево сечение (на мертвой роженице для спасения плода), а так- же использовал хирургический метод лечения глубоких ран живота и кишечника и зашивание подобных ран с помощью так называемого шва скорняка (иными словами, делал попытки наложения непрерывного кишечного шва).

Большое внимание де Шолиак уделил лечению ран. Ему, очевидно, принадлежал оригинальный метод, суть которого состояла в том, что на рану накладывалась свинцовая амальгамированная пластинка. Хорошие результаты, отмеченные при таком несложном лечении, надо приписать тому, что часть металла при этом растворялась и действовала, так сказать, антисептически. Использовал де Шолиак и другие средства, которые сейчас называют антисептическими. Так, раны он промывал разведенным уксусом и присыпал порошком камфары, а при больших полостных ранах

употреблял сернокислые соли железа. Кроме того, он советовал менять повязку возможно реже, чтобы предупредить, как он писал, «дурное влияние воздуха» на раны.

Ги де Шолиак чаще, чем его учитель Ланфранк, производил трепанации черепа и выработал показания к этим операциям: он не делал трепанации слишком ослабленным пациентам; оперировал возможно дальше от черепных швов, а также возможно ниже, чтобы дать более удобный выход скопившейся в полости черепа жидкости; удалял только такую часть кости, которая открывала выход скопившейся жидкости. При этом оперировать он старался как можно раньше, но, однако, избегал производить подобные вмешательства во время полнолуния, когда якобы объем мозга бывает увеличен.

В хирургической практике де Шолиак применял собственный способ ампутации конечности: ампутируемую конечность он обертывал в особый смоляной пластырь, а сверху пластыря перетягивал конечность узким бинтом и оставлял его до тех пор, пока не происходило отделение удаляемой конечности. Использовал он и ампутацию с помощью хирургического ножа, при этом для уменьшения болей и борьбы с кровотечением хирург перетягивал конечность выше и ниже места разреза.

Представляют интерес соображения де Шолиака, которые он высказывал по проблемам этико-деонтологического характера: «Будь смел в верных случаях, боязлив в опасных, избегай дурных методов или приемов лечения, - писал он, обращаясь к каждому практикующему хирургу, - будь обходителен с больными, приветлив с товарищами, мудр в своих предсказаниях. Будь целомудрен, воздержан, бескорыстен, не вымогай деньги, но принимай умеренную плату сообразно с трудом, состоянием больного, родом болезни и исходом ее и с собственным достоинством». Эти благородные слова актуальны и в наше время.

Главный труд по хирургии де Шолиака, упомянутый выше (кроме него, он был автором еще нескольких медицинских сочинений, в том числе «Chirurgia parva», сообщения об эпидемии чумы 1348 г. и т.д.), в течение нескольких столетий, вплоть до XVII в., оставался во многих странах основным учебником и практическим руководством по хирургии.

В Англии в XIV в. хирурги входили в особую гильдию (или братство), члены которой могли называть себя «мастер» или «магистр». Среди них особенно славился Джон Адерн, учившийся, по некоторым данным, в Монпелье, но живший и практиковавший в Лондоне, где он и умер в конце XIX столетия. Сохранился его хирургический труд - рукопись, в которой он описывает, в частности, некоторые свои операции, например при закупорке камнем уретры, кровотечениях, фистуле прямой кишки и т.д.

Несмотря, однако, на более чем полезную деятельность ряда известных и имевших заслуженный авторитет ученых-хирургов, авторов ценных научных трудов и практических руководств, все это время, вплоть до эпохи Возрождения, общий уровень средне- вековой хирургии оставался невысоким. Развитие этой важнейшей медицинской специальности серьезно тормозило отсутствие естественно-научного базиса, прежде всего недопустимо низкий уровень знаний анатомии и физиологии человека.

Поистине трагическими оказались и результаты происшедшего отлучения практической хирургии от медицины. Тогда потребность в практической хирургической помощи, особенно возраставшую во времена многочисленных средневековых войн, почти повсеместно удовлетворяли не дипломированные врачи, а практики - цирюльники (в том числе войсковые, в войсках немецких государств их называли фельдшерами - «полевыми ножницами») и костоправы. Именно так появились особые специалисты - хирурги, которые стояли тогда едва ли не на самой низкой ступени медицины.

Не секрет, что все без исключения средневековые университеты, в которых господствовала схоластическая медицина, культивировали у студентов презрительное отношение к хирургии и хирургам: будущие врачи не смели заниматься хирургией, считавшейся «низкой» профессией. Однако хирургия продолжала существовать, а хирурги по-прежнему занимались своим делом.

У хирургов-практиков в разных странах Европы (в том числе и в Древнерусском государстве) существовала в то время своеобразная специализация. В числе хирургов были литотомисты (камнесечцы), костоправы, цирюльники (они же кровопускатели) и др. Низшую группу составляли банщики, занимавшиеся удалением бородавок и мозолей. Среди хирургов было немало бродячих мастеров, которые переезжали из города в город, а операции свои производили публично, в присутствии многочисленных зрителей, на городских площадях и на ярмарках в обществе скоморохов, арлекинов и плясунов на канате.

Тогда же, в условиях свойственного Средневековью сословно- цехового строя, сложились объединения (братства) хирургов. Например, во Франции большой авторитет имело братство святого Козьмы, названное в честь сирийского врача, принявшего вместе с другим врачом из Сирии, святым Демьяном, мученическую смерть при римском императоре Диоклетиане. Хирурги, входившие в это братство (их называли длиннополыми), имели право производить камнесечения, грыжесечения и некоторые другие сложные оперативные вмешательства. Представителям другого братства (их называли короткополыми) разрешалось делать более простые операции. Цирюльники - самые многочисленные представители цеха хирургов - занимались преимущественно кровопусканием, одним из самых распространенных тогда методов лечения. Мозоли оперировали банщики, тоже входившие в цех хирургов.

<< | >>
Источник: М. Б. Мирский. История медицины и хирургии. 2010

Еще по теме Больницы и университеты:

  1. Паразитология в Томском университете
  2. Рубинштейновские традиции психологического образования в Московском университете
  3. Деятельность Андрея Везалия в университете
  4. Методика преподавания ихтиопаразитологии в Томском государственном университете
  5. Содержание и специфика профессионального обучения психологов в Военном университете
  6. В гражданских больницах и госпиталях
  7. Биография Андрея Везалия: юность, обучение в университете
  8. Вопросы паразитологии в спецкурсах кафедры зоологии беспозвоночных Томского государственного университета
  9. Система строительства больниц
  10. Устройство и основные функции больниц
  11. МОНАСТЫРСКИЕ БОЛЬНИЦЫ
  12. Функциональное зонирование территории больницы
  13. Дети в больнице
  14. Больницы
  15. Санитарно-техническое оборудование больницы
  16. Итоги и перспективы научных исследований по проблеме описторхоза у детей на кафедре факультетской педиатрии Сибирского медицинского университета