<<
>>

Амбруаз Паре

Самый замечательный хирург Средневековья француз Амбруаз Паре (1510-1590) родился в пригороде Лаваля (департамент Майн, между Нормандией и Луарой), в семье бедного сундучного мастера. С детства он отличался любознательностью, ловкостью и прилежанием, проявлял сострадание к ближним. Родители решили дать ему профессию, которая, по их понятиям, позволила бы жить безбедно. Так он попал в обучение к цирюльнику, практиковавшему в небольшом городке Анжере. Ставшему учеником Амбруазу приходилось с утра до вечера заниматься разными подсобными делами и многим другим, не имевшим никакого отношения к будущей профессии.
Однако учение все-таки пошло на пользу: освоив способы стрижки и бритья, он увлекся самым интересным в ремесле средне- векового цирюльника - хирургией. Особенно увлекательными ста- ли для него занятия в низшей медицинской школе в Париже, куда он приехал из провинциального Анжера. На способного, подававшего надежды юного цирюльника обратили внимание. Его взяли подмастерьем-цирюльником в крупнейшую парижскую больницу Отель-Дье (Hotel-Dieu), где он проработал три года, с 1533 по 1536 г., и мало-помалу освоил многие оперативные вмешательства, стал искусным хирургом. Еще три года своей жизни он посвятил военной хирургии - в 1536-1539 гг. служил в армии как цирюльник- хирург. Именно здесь он стал отличным мастером своего дела и проявил себя как вдумчивый и изобретательный врач. Наконец, в 1539 г. Паре сдал экзамен на звание «мастер цирюльник-хирург». Продолжая хирургическую практику в войсках, он участвовал во многих походах во время проходивших тогда религиозных войн. Одновременно он находил время заниматься анатомией и немало преуспел в этой науке.

Авторитет и известность Амбруаза Паре возрастали, и в 1554 г. он стал хирургом братства святого Козьмы. Его талант и мастерство получили признание: в 1563 г. он становится главным хирургом больницы Отель-Дье, той самой парижской больницы, где он начинал свою хирургическую деятельность. Приходит признание и от королевского двора: Паре получает титул «первого хирурга и акушера короля».

Вклад Паре в хирургию настолько велик, что его не без основания считают одним из основоположников этой специальности. Именно Паре первым предложил рациональный метод лечения огнестрельных ран («ран, причиненных мушкетными пулями»), которые считались тогда отравленными. Доказав, что это не так, он отверг варварское прижигание их раскаленным железом или заливание кипящим маслом, заменив эти пыточные средства гораздо более гуманными и эффективными.

Паре пришлось столкнуться и с другими методами лечения ран, применявшимися тогда хирургами. Так, сам он писал впоследствии о том, что в 1553 г., во время одной из войн, большинство раненых солдат обращалось за помощью не к нему, а к другому хирургу, который лечил раны водой, которую предварительно «заговаривал». В Средневековье это был довольно распространенный способ лечения (не потому ли о нем вспомнили недобросовестные и неграмотные «целители» в конце ХХ в.?). Паре тоже использовал чистую воду при лечении ран, но, что делает ему честь, решительно порицал всякие заговоры и заклинания, считая их и бесполезными, и «совершенно чуждыми христианскому духу». Правда, нельзя не сказать, что необходимым условием заживления ран Паре, как и большинство тогдашних хирургов, считал нагноение, которое должно было очистить рану, удалить из нее все погибшие части, и затем уже образовавшийся дефект восполняла рубцовая ткань.

В этом Паре разделял взгляды своих коллег.

В другом медицинском вопросе - распространенной в то время, ампутации конечностей, Паре в отличие от своих современников, хирургов и врачей сформулировал новое и очень важное требование: ампутировать в пределах здоровых тканей и обязательно производить при этом перевязку больших сосудов вместо кровоостанавливающих средств и варварского прижигания раскаленным железом. Вначале, правда, он сам использовал такие методы. Однако затем клинический опыт убедил его в необходимости производить перевязку сосудов. Он захватывал кровеносный сосуд пинцетом, вытягивал его наружу и затем перевязывал льняною нитью, вдетой в предложенную им же особую кривую трехгранную иглу. Если перевязка оказывалась неудачной и кровотечение возобновлялось, он вторично накладывал лигатуру, захватывая при этом и окружающие ткани.

Словом, именно Паре усовершенствовал и, по сути, внедрил метод перевязки сосудов нитью вместо широко применявшегося перекручивания и прижигания (хотя его современники и даже некоторые ученики далеко не сразу признали это нововведение). Он предложил использовать двойную лигатуру сосудов не только при ампутациях, но и при аневризмах. Характерно также, что Паре настаивал на необходимости щадить артериальную стенку при лигатуре: сосуд в этих случаях перевязывали вместе с окружающими тканями на матерчатом валике.

Паре был первым, кто описал перелом шейки бедра. Одним из первых он обратил внимание на необходимость предупреждения чрезвычайно частого тогда гноекровия (сепсиса). Его важная заслуга перед хирургией состоит еще и в том, что он разработал и успешно применял ряд новых оперативных вмешательств. Так, он первым произвел резекцию локтевого сустава. Он описал операции камнесечения (хотя сам и не производил этого вмешательства) и катаракты. Ему принадлежит усовершенствование техники трепанации черепа и самого трепана - инструмента для этой операции, установление рациональных показаний и противопоказаний к этой операции.

Паре предложил использовать застойную гиперемию в случаях замедленного образования костной мозоли при переломах трубчатых костей. Он доказал нерациональность производившейся тогда «попутной» кастрации при грыже сечениях. Ему принадлежит идея создания ряда ортопедических аппаратов, среди которых были протезы верхних и нижних конечностей, жестяные корсеты, корригирующая обувь и многое другое. Он разработал также новые хирургические инструменты.

Все свои сочинения Паре писал на французском языке, а не на латыни, принятом тогда языке науки. После выхода в свет трудов Паре медицинский факультет Парижского университета, относившийся к бывшему цирюльнику с плохо скрываемой ненавистью, выдвинул против него, среди прочих, и такие обвинения, что его труды написаны на французском языке, а не на латыни, что в них употребляются постыдные слова для обозначения частей половых органов, что автор использовал яды - сурьму, серу, ртуть и применял метод перевязки сосудов вместо древнего способа прижигания. Однако попытка Парижского медицинского факультета дискредитировать Амбруаза Паре не удалась, впоследствии факультет вынужден был признать его выдающимся специалистом по хирургии.

Конечно, далеко не все средневековые хирурги были такими, как Амбруаз Паре - высококвалифицированными специалистами и уж тем более учеными. Деятельность подавляющего большин- ства хирургов тех времен носила хотя и эмпирический, но сугубо практический характер, что разительно отличало их от дипломиро- ванных врачей-схоластов, блистательно высмеянных Мольером в комедиях «Мнимый больной» и «Врач поневоле».

Однако хирурги

находились в абсолютной зависимости от дипломированных врачей. Во Франции, например, они не имели права заниматься своей деятельностью, не принеся предварительно следующей клятвы: «Поклянитесь, что вы будете повиноваться декану факультета во всех пристойных и честных делах и что вы будете оказывать почет и уважение всем докторам того же факультета, как то обязаны делать ученики». Да, хирурги вынуждены были подчиняться докторам- схоластам, а цехи хирургов - университетам, и это отрицательно сказывалось на развитии хирургической науки и практики. Даже в XVII в. свои операции хирурги производили под строгим наблюдением и руководством «истинных врачей» (medicum purum), декана медицинского факультета или докторов с университетским образованием.

Закон есть закон: во времена Средневековья во многих странах Западной Европы было принято, что при проведении операций хирурги обязаны были для советов и руководства приглашать «истинных врачей», которые мало что смыслили в хирургии и оставались простыми зрителями, хотя и получали за свое присутствие на операции солидный гонорар. За соблюдением этого законоположения следили очень строго, и относилось это не только к операциям у живых людей, но и к анатомическим вскрытиям. Так, когда в 1490 г. в Падуе был построен первый анатомический театр и начались вскрытия трупов, секцию производили хирурги, а про- фессора медицины, никогда не державшие в руках хирургический нож, даже близко не подходили к секционному столу. Увы, таков был закон...

Средневековая хирургия и жизненно необходимая ей анатомия с огромным трудом «продирались» сквозь невообразимо глупые законы и нелепые запреты того времени. Требовались, например, папские буллы, соизволения высших административных инстанций, чтобы вскрывать трупы. В 1566 г. университет в Саламанке всерьез обсуждал запрос Карла V: «Подобает ли христианам- католикам вскрывать человеческие трупы?» К счастью для науки, университет дал либеральный ответ, подчеркнув, что, по мнению врачей, вскрытие трупов является непременным условием для раз- вития медицинской науки. И все же, несмотря на всевозможные препятствия, хирургия продолжала прогрессировать, чему не в последнюю очередь способствовали многочисленные войны, сопровождавшиеся немалыми потерями от холодного, а затем, еще большими, от огнестрельного оружия. Хирургов требовалось все больше, индивидуальное ученичество уже не справлялось с их под- готовкой. В XIII в. во Франции был открыт Сент-Комский колледж хирургов - его основал Жан Питар (1228-1315), лейб-медик короля Людовика Святого, которого он сопровождал в Иерусалим. Вслед за ним были открыты и другие школы, и эти учеб- ные заведения довольно быстро приобрели хорошую репутацию. В Сент-Комском колледже, например, преподавали как теорию, так и практику хирургического искусства, колледж был и учебным заведением, и научным центром. Именно знаменитый Сент- Комский колледж предложил в 1554 г. прославленному Амбруазу Паре, входившему в цех хирургов, защитить диссертацию на французском языке, а затем признал его ученым хирургом высшего разряда. Однако медицинский факультет Парижского университета («истинные врачи») опротестовал решение колледжа, причем даже сам Амбруаз Паре, который был тогда придворным хирургом и акушером, не смог добиться отмены этого протеста.

Истинные врачи» из Парижского университета - завистливые бездарности, чьи имена давно и без следа стерло время, не смогли или не захотели по достоинству оценить своего великого современника, одного из корифеев средневековой хирургии. Однако от этого, конечно же, слава Амбруаза Паре не померкла: он по праву вошел в историю медицины и хирургии.

* * *

Итак, чем же все-таки являлась хирургия Средневековья? Каков ее вклад в развитие медицины? Представляя собой логическое продолжение хирургии древних цивилизаций, прежде всего античной цивилизации, хирургия Средневековья восприняла многое из той сокровищницы знаний, которую оставили человечеству Гиппократ, Цельс, Гален. Средневековые хирурги добились определенного прогресса в лечении ран, особенно такой новой патологии, как огнестрельные раны, а также кровотечений. Проводились радикальное лечение грыж, камнесечение, трепанация черепа. Возродились требовавшие ювелирного мастерства операции пластической, а также глазной хирургии. Правда, отрицательную роль сыграло то обстоятельство, что хирургия, находившаяся в древности в компетенции наиболее образованных, сведущих в медицине

врачей, в Средние века во многом из-за церковных запретов почти полностью перешла в руки ремесленников, зачастую неграмотных или полуграмотных. Впрочем, эмпирические наблюдения и родившиеся из практического опыта рациональные советы и рекомендации лучших из профессионалов-хирургов во многом компенсировали их отрыв от тогдашней науки.

Эпоха Возрождения со всей силой указала на значение опытного знания в процессе поиска научной истины. Развитие естествознания и медицины, прогресс анатомии и физиологии позитивно влияли на медицинскую практику, способствовали, в частности, появлению перспективных научных подходов к хирургической деятельности, к оперативным методам лечения. Все более очевидной становилась совершенная неестественность и пагубность разделения медицины и хирургии, противостояния врачей и хирургов.

<< | >>
Источник: М. Б. Мирский. История медицины и хирургии. 2010

Еще по теме Амбруаз Паре:

  1. Мама+грудничок. Навыки общения в паре.
  2. Контрольные вопросы
  3. Выпадение прямой кишки (prolapsus recti)
  4. СИФІЛІС
  5. Гетероплоидия
  6. Анеуплоидия
  7. Развитие анатомии и хирургии
  8. Развитие микробиологии и гигиены
  9. Организация перинатальной помощи и принципы медицинского обслуживания новорождённых в акушерском стационаре
  10. Специфика психодиагностической и психокоррекционной работы с семьями
  11. Занятие № 14 ЗАЧЕТ
  12. Паровая стерилизация
  13. Приложение 2 к главе 4
  14. Д