<<
>>

Строительство водохранилищ, каналов и других гидротехнических сооружений

Создание водохранилищ разного назначения (в том числе связан­ных с каналами) в последнее десятилетие принимает во всем мире все более широкие масштабы. В связи с этим возникает необходи­мость разностороннего изучения вопросов влияния водохранилищ на изменение циркуляции возбудителей ряда гельминтов, кишечных протозоозов, в частности дифиллоботриоза, описторхоза, лямблиоза, для разработки научной организации борьбы с паразитарны­ми болезнями и их профилактики.

В процессе строительства каналов и водохранилищ большие коллективы рабочих и члены их семей попадают в необжитые и малообжитые угодья, в частности в речные долины, являющиеся очагами природно-очаговых инвазий.

В процессе строительства водохранилищ на территории мелководий в зонах затопления и подтопления создаются благоприятные условия для развития ряда видов моллюсков и ракообразных — промежуточных хозяев опис­торхов и дифиллоботриид. Как правило, в зоне влияния водохра­нилищ, сооруженных на эндемичной территории, ситуация по дифиллоботриозу и описторхозу ухудшается.

Из зоны затопления на берега вновь сооруженных водохранилищ переносятся населенные пункты, создаются новые поселки, развива­ется орошаемое земледелие и животноводство. Невыполнение противопаразитарных мероприятий при пополнении водных запасов за счет других регионов в ряде районов может повлечь за собой завоз возбудителей инвазии и формирование очагов, отсутствующих в настоящее время на данной территории, описторхоза, дифиллобот­риоза, анкилостомидозов, стронгилоидоза, трихоцефалеза, лямблиоза.

Строительство поселков по берегам каналов и водохранилищ сопровождается увеличением водопотребления и, следовательно, объема сбрасываемых в них сточных вод, поверхностного стока, что способствует загрязнению яйцами гельминтов и цистами кишечных простейших антропогенных водоемов. Планируемая работа некото­рых гидросооружений в режиме «антирек» может привести к зна­чительному ухудшению условий использования воды населением (места сброса сточных вод в ряде случаев оказываются выше насе­ленных пунктов).

При исследовании воды Днепра в 1 л обнаружено 0,08—0,37 яйца гельминтов. В смывах с предметов домашнего обихода, помещений школ, интернатов и детских садов были яйца остриц, аскарид, кар­ликового цепня. Установлено, что очистные сооружения в Запоро­жье не обеспечивают освобождения сточных вод от яиц гельминтов. У рыбаков, бакенщиков, рабочих рыбзаводов и их семей ежегодно выявляли единичные случаи описторхоза. Из 217 вскрытых кошек в прибрежных районах Днепра 85 % были заражены описторхозом (47—-511 паразитов у каждой кошки). У 98 и 506 исследованных рыб найдены метацеркарии описторхов.

Многообразие создаваемых водохранилищ и разнообразие усло­вий, в которых они находятся, обусловливают значительные разли­чия в становлении и развитии на них очагов дифиллоботриоза. Сравнивая некоторые показатели и скорость формирования очагов дифиллоботриоза на Кременчугском и Красноярском водохранили­щах, можно отметить, что до строительства Кременчугского водо­хранилища дифиллоботриоз у населения в этой зоне не регистриро­вался, а после его пуска в эксплуатацию стали выявлять несколько случаев в год. Через 24 года после образования Кременчугского во­дохранилища в его районе не произошло повсеместного значитель­ного увеличения числа случаев дифиллоботриоза, и рыба оказалась зараженной плероцеркоидами лентеца широкого в целом незначи­тельно (менее чем 1 из 12 щук и 1 из 54 окуней).

В Красноярском водохранилище во время его заполнения (1970) плероцеркоидов лентеца широкого не было найдено, а взрослые особи обнаружены у 2 человек (0,84 % обследованных). Через 14 лет, в 1984 г., плероцеркоиды определялись у 17 из 18 исследованных щук с интенсивностью инвазии до 6 личинок в зараженной рыбе и у 23 из 152 окуней с интенсивностью инвазии до 4 личинок.

В верхнем участке водохранилища (мелководная зона) население было поражено дифиллоботриозом в 3,3—7,3 % случаев (взрос­лые — 7,2 %, дети — 3,9 %). Городские сточные воды, сбрасывае­мые в этот район водохранилища, содержали до 700 яиц широкого лентеца в 1 м3. В среднем участке водохранилища пораженность ди­филлоботриозом жителей ряда поселков составила около 4,8 %. Щуки и окуни оказались зараженными плероцеркоидами лентеца широкого: у щук экстенсивность инвазии составила 94,4 %, интен­сивность — 1—6 плероцеркоидов; у окуней — 11,4 % и 1 соответ­ственно. В почве вокруг септиков, из каналов, в которые собираются ливневые стоки с территории поселков, обнаружены яйца аскарид и лентеца широкого, что указывает на возможность их попадания в водохранилище со сточными водами, а также паводковыми и лив­невыми стоками.

С завершением строительства Красноярского водохранилища режим бывшего русла верхнего Енисея коренным образом изменил­ся. Образовались обширные мелководья в верхнем участке водохра­нилища, замедлилось течение, появились многочисленные заливы в средней части водоема. Создались экологические условия, предрас­полагающие к формированию очагов дифиллоботриоза. Загрязне­ние водохранилища яйцами лентеца широкого и ставшее обычным у населения употребление в пищу необеззараженной рыбы явились решающими факторами, обеспечивающими круговорот возбудите­ля инвазии [Плющева Г.Л. и др., 1984, 1989].

Приведенные данные наглядно показывают, что очаг дифилло­ботриоза на Красноярском водохранилище развивается быстрее, чем на Кременчугском. В чем причины? Отметим некоторые факторы, которые могли повлиять на выявленные различия в скорости фор­мирования очагов на этих водоемах. Как отмечалось выше, на Днеп­ре и Енисее в границах рассматриваемых водохранилищ до их на­полнения очаги дифиллоботриоза или имели очень слабую напря­женность, или отсутствовали, однако ситуация в целом на этих реках и на примыкающих территориях различалась. На Днепре до нача­ла гидростроительства плероцеркоиды лентеца широкого встреча­лись в рыбах очень редко. Редкими они были и перед заполнением Кременчугского водохранилища, а на прилежащих территориях существенные очаги дифиллоботриоза вовсе отсутствовали. В низо­вье же Енисея пораженность рыб плероцеркоидами лентеца широ­кого достигала 5,8 %. Кроме того, дифиллоботриоз регистрировал­ся в Курагинском районе, расположенном в нескольких десятках километров от нынешнего Красноярского водохранилища. Поэто­му инвазия могла заноситься в верхнюю половину Енисея чаще, чем в упомянутый район Днепра, и после создания водохранилища она получила возможность быстрого распространения.

Высокая пораженность рыб Волгоградского водохранилища, проточность которого в 2 раза больше Кременчугского и в 7 раз больше Красноярского, объясняется, в частности, его более низким расположением в каскаде волжских водохранилищ. В связи с этим в Волгоградское водохранилище поступает зараженный материал из расположенных выше по течению ранее созданных водохранилищ с довольно интенсивными очагами дифиллоботриоза.

Среди других больших рек европейской части страны, текущих на юг, Волга в целом занимает особое положение в отношении ста­новления на ней очагов дифиллоботриоза, который проникал с се­вера в верховье Волги (и распространялся отсюда по течению на юг) по каналам Мариинской системы еще с начала прошлого века.

Высокая пораженность рыб в Волгоградском водохранилище и прилежащей незарегулированной части Нижней Волги (находящихся в засушливых зонах) свидетельствует о том, что в аналогичных рай­онах на других крупных водоемах очаги дифиллоботриоза при из­вестных условиях могут в дальнейшем интенсифицироваться.

Таким образом, при проникновении возбудителя из интенсивных очагов водохранилищ на юг по реке в ее низовье формирование очагов ускоряется (как это было на Волге).

Одной из причин становление очагов дифиллоботриоза на водо­хранилищах является количественное и качественное изменение зоо­планктона, в состав которого входят первые промежуточные хозя­ева дифиллоботриид. Количественное изменение зоопланктона нео­динаково на разных водохранилищах, даже расположенных в бассейне одной реки и в одной климатической зоне. Так, биомасса зоопланктона возросла по сравнению с исходной после ввода в дей­ствие Иваньковского водохранилища в 8 раз, Куйбышевского в 5 раз, Волгоградского в 3 и Горьковского в 2 раза. Даже в пределах одного водохранилища количественный и качественный состав зоо­планктона неодинаков в разных зонах и заливах, что связано с из­менениями температурных условий, волнобоя, скорости течения, уровня заиливания, развития фитопланктона, сброса промышлен­ных, бытовых и других стоков и пр. Была сделана попытка выявле­ния закономерностей изменения уровня пораженности населения дифиллоботриозом в зоне влияния водохранилищ в зависимости от количественного и качественного состава зоопланктона, на который в свою очередь воздействует ряд факторов, в том числе и антропо­генных. Среди них особое внимание было уделено загрязненности акваторий водохранилищ промышленными, сельскохозяйственны­ми и хозяйственно-бытовыми сточными водами.

Загрязненность акваторий стоками может препятствовать станов­лению очагов дифиллоботриоза как непосредственно, например путем губительного действия промышленных стоков на яйца дифил­лоботриид и зоопланктон, так и опосредовано — путем стимулиро­вания роста сине-зеленых водорослей, препятствующих развитию зоопланктона и других факторов.

Значительному влиянию антропогенных факторов подвергается формирование зоопланктона на отдельных участках водохранили­ща. Так, если общая численность зоопланктона в целом по Камско­му водохранилищу весьма значительна — 19 640 экз/м3, то в его верховье количественные и видовые показатели ниже. Биомасса зоопланктона в различных заливах достигает 10 480 мг/м3, а в мес­тах загрязнения стоками не превышает 1000 мг/м3. Количество сточ­ных вод, поступающих в водохранилища с промышленных предпри­ятий, достигает в пределах Волжского каскада свыше 3 000 000 м3 за сутки, из которых 1 000 000 м3 приходится на Волгоградское и 1 500 000 м3 на Чебоксарское водохранилища. Количество зооплан­ктона уменьшается при этом в 4—15 раз, даже на незначительном расстоянии от места выпуска стоков.

Не все промышленные стоки действуют на зоопланктон одина­ково. Сточные воды целлюлозно-бумажных комбинатов практичес­ки не изменяют его количественного и видового состава. Отходы химической, металлообрабатывающей и металлургической промыш­ленности оказывают сильное токсическое действие. Отложения взве­шенных веществ, в том числе окислов металлов, создают условия, гибельные для всех видов гидробионтов. Кроме того, в местах выб­роса стоков металлургической и металлообрабатывающей промыш­ленности температура воды повышается до 30 °С и выше, что так­же отрицательно действует на зоопланктон. По этой же причине происходит гибель зоопланктона в местах спуска стоков ТЭЦ. При наличии в стоках пестицидов и детергентов количественные и ка­чественные показатели зоопланктона также снижаются.

Как правило, на развитие зоопланктона влияет не гидрохимичес­кий режим водоема, а снижение содержания кислорода в воде. Низ­кий его уровень ограничивает развитие не зоопланктона в целом, а только отдельных его видов. Уменьшение показателей зоопланкто­на в результате снижения содержания кислорода в воде наблюдает­ся при обильном росте сине-зеленых водорослей, который происхо­дит наиболее интенсивно в водохранилищах, расположенных в южных широтах. Степень «цветения» увеличивается при зарегули­ровании рек. Весьма интенсивно процессы «цветения» происходят на каскаде Волжских, Днепровских и Донских водохранилищ. При антропогенном эвтрофировании водоемов процессы «цветения» ин­тенсифицируются, а в составе зоопланктона уменьшается количество ракообразных, возрастает численность коловраток. Высокий уро­вень трофии водохранилищ Днепровского каскада степной зоны, Волгоградского, Куйбышевского и Цимлянского водохранилищ связан с поступлением азота и фосфора с промышленными стока­ми, выносом минеральных удобрений с полей, ливневыми и комму­нальными стоками городов. Дефицит кислорода наступает при кон­центрации сине-зеленых водорослей более 500 г/м3. В процессе раз­ложения водорослей в воде накапливаются токсичные вещества, угнетающие развитие зоопланктона, в результате чего количествен­ные максимумы фито- и зоопланктона никогда не совпадают. В при­сутствии некоторых химических веществ, поступающих с промыш­ленными стоками, действие токсинов сине-зеленых водорослей уси­ливается. Коммунальные стоки стимулируют развитие фитопланк­тона. С антропогенным эвтрофированием связано и заиливание во­дохранилищ, что также приводит к снижению содержания кислорода в воде.

Ниже приводим данные литературы и собственных наблюдений о зависимости пораженности населения дифиллоботриозом в зоне влияния ряда водохранилищ от степени загрязненности акватории промышленными сточными водами, уровня заиливания и развития зоопланктона.

Цимлянское водохранилище. До его заполнения дифиллоботриоз в данном районе не регистрировался. В крупных населен­ных пунктах, три из которых расположены в глубине заливов, име­ется сброс промышленных стоков. В заливах водохранилища про­исходят интенсивное заиливание и «цветение» воды, что пагубно влияет на развитие как яиц дифиллоботриид, так и копепод, в ре­зультате чего очаги дифиллоботриоза на Цимлянском водохрани­лище не сформировались, несмотря на обилие в нем щук и связь с существующими очагами на Волге за счет судоходства.

Кременчугское водохранилище. Крупный населенный пункт с развитой промышленностью расположен в верховьях водо­хранилища. На всем его протяжении отмечено значительное антро­погенное эвтрофирование и развитие сине-зеленых водорослей. На мелководьях происходят интенсивные процессы заиливания и заболочивания. В результате в зоне влияния водохранилища повышения уровня пораженности населения дифиллоботриозом не наступило. Подобная ситуация сложилась и на Киевском водохранилище.

Куйбышевское водохранилище. Очаги дифиллоботри­оза регистрировались на Волге и до ее зарегулирования. Крупные населенные пункты расположены в верховьях различных его отро­гов. Загрязнение промышленными стоками носит локальный харак­тер. После создания водохранилища наблюдается рост пораженно­сти населения дифиллоботриозом в районах и населенных пунктах, расположенных в глубине заливов, где нет спуска промышленных стоков.

Волгоградское в о д о х р а н и л и щ е. После зарегулирования реки в зоне влияния водохранилища возросла пораженность насе­ления дифиллоботриозом, особенно в населенных пунктах, распо­ложенных вблизи срединной его части, где отсутствует спуск про­мышленных сточных вод. В районах расположения крупных горо­дов с развитой промышленностью пораженность населения в 2 раза ниже.

Камское водохранилище. Очаги дифиллоботриоза на Каме существовали до ее зарегулирования. Загрязнение промышлен­ными стоками происходит в основном в верховьях водохранилища, где расположены крупные населенные пункты. Значительный рост пораженности населения указанной патологией после создания водо­хранилища был отмечен в населенных пунктах, расположенных в срединной зоне или в глубине заливов верховьев, где отсутствует за­грязнение промышленными стоками.

Красноярское водохранилище. До зарегулирования Енисея дифиллоботриоз в регионе отсутствовал. Промышленные стоки поступают в верховье водохранилища, в этой зоне зоопланк­тон беден. На всем водохранилище отмечена низкая биомасса фи­топланктона. В настоящее время дифиллоботриоз регистрируется в населенных пунктах, расположенных в верховьях, вдали от мест по­ступления стоков, и в срединной зоне водохранилища. Уровень по­раженности населения поселков, прилегающих к срединной части во­дохранилища, в 3—4 раза выше такового в поселках, расположен­ных в верховьях.

Братское водохранилище. Населенные пункты с развитой промышленностью расположены в верховье водохранилища. Ситу­ация по дифиллоботриозу аналогична таковой на Красноярском во­дохранилище. До заполнения Братского водохранилища данный гельминтоз в регионе не регистрировался. Фитопланктон в связи с низкой температурой воды развит слабо. В настоящее время очаги инвазии формируются в срединной части водохранилища, где отсут­ствует развитая промышленность и сточные воды в водоем не по­ступают.

Подводя итог, можно отметить, что в местах наибольшего по­ступления в водоем инвазионного материала (крупные населенные пункты) очаги дифиллоботриоза, как правило, сформироваться не могут в связи с низкой численностью зоопланктона, обусловленной сбросом стоков промышленных предприятий. Кроме того, на ряде водохранилищ развитие зоопланктона подавляется мощным ростом сине-зеленых водорослей в результате интенсивной эвтрофии. Таким образом, при прогнозировании ситуации по дифиллоботриозу на водохранилищах необходимо учитывать как абиотические, так и антропогенные факторы, приводящие к загрязнению водной среды промышленными стоками.

<< | >>
Источник: Романенко Н.А., Падченко И.К., Чебышев Н.В.. Санитарная паразитология. 2000

Еще по теме Строительство водохранилищ, каналов и других гидротехнических сооружений:

  1. О некоторых особенностях развития дифиллоботриоза в районе Красноярского водохранилища.
  2. Средний отит при других болезнях, классифицированных в других рубриках. Н-67.8
  3. Наружный отит при других инфекционных и паразитарных болезнях, классифицированных в других рубриках. Н-62.3
  4. Наружный отит при других болезнях, в других рубриках. Н-62.4
  5. Блокаторы кальциевых каналов
  6. МОЧЕИСПУСКАТЕЛЬНЫЙ КАНАЛ
  7. Активаторы калиевых каналов
  8. Спортивные сооружения
  9. Гигиенические требование к спортивным сооружениям
  10. Требования к производственным зданиям и сооружениям
  11. Открытые спортивные сооружения
  12. Мочеиспускательный канал
  13. Общие гигиенические требования к спортивным сооружениям
  14. Влагалище и мочеиспускательный канал
  15. Открытый атриовентрикулярный канал
  16. Система строительства больниц
  17. Нарушения ритма, связанные с медленными каналами: зависимость проведения и автоматизма
  18. Обеспечение безопасного состояния зданий и сооружений
  19. Специфика воздействия каналов средств массовой информации на воинские коллективы
  20. Строительство сельских населенных пунктов