<<
>>

ТРАНСФОРМАЦИЯ РОССИЙСКОЙ СЕМЬИ

В кризисные 90 е годы ХХ века в России усилилось экономическое значение семьи (развитие надомного труда, расширение семейного самообслуживания), а семейные отношения или отношения по типу семейных (в «ближнем круге» родственников и друзей) в еще большей степени, чем в советское время, стали восприниматься как единственная защита в нестабильном и враждебном внешнем мире. Семья превратилась в главную (нередко единственную) гарантию выживания не только для «традиционных» и «новых» бедных, но и для относительно состоятельных граждан.

В постсоветскую эпоху семья – своего рода буфер, смягчающий социальное напряжение в обществе.

Она стала резервом неоплаченного и экономически неучтенного труда, компенсирующего провалы в экономике. Вместе с тем гендерные отношения внутри домашних хозяйств, в основном, строятся по схеме «мужчина – добытчик семьи», а женщины считаются работниками «второстепенной значимости». У них ограниченные возможности добиться карьерного роста, и они по-прежнему несут двойное бремя профессиональной занятости и домашних обязанностей.

В российском обществе существуют два фундаментальных ограничения, сужающих для большинства мужчин и женщин пространство личного выбора. Во-первых, это обострившийся риск бедности – результат обвального социального расслоения, начавшегося в 90 е годы. Во-вторых, неразрешенный конфликт традиционных и модернистских ценностей – результат того, что, несмотря на пережитый в ХХ веке опыт советского равноправия, продолжающийся рост образованности среди женщин, их конкурентоспособность в профессии, общество во многом остается патриархальным. Об этом свидетельствуют противоречивые нормы, которые регулируют гендерные отношения в большинстве российских семей*.

* Здесь и далее используются результаты исследований, проведенных автором данной статьи в рамках проектов «Российская семья на европейском фоне», «Экономический вклад супругов и семейная власть», «Томская инициатива».

Большинство мужчин и женщин в России убеждено в том, что главенство в семье не зависит от экономического вклада супругов, и, как правило, именно женщина распоряжается деньгами. Жена может иметь не только собственные профессиональные интересы, но и стремиться к карьере, но материнские обязанности считаются безусловным приоритетом для женщины матери, которая должна на неопределенное время («пока ребенок маленький») оставить работу и даже мысли о карьере. Семейные обязанности рассматриваются как центр жизни женщины, но не мужчины, у которого другое предназначение. Тем не менее бытовые обязанности супруги должны делить поровну, поскольку признается, что ведение домашнего хозяйства – тяжелая работа, а брак должен основываться на взаимном уважении супругов, доверии и поддержке.

В постсоветской российской семье считается нормой, что дети не боятся отца, что родители объясняют им свои решения, что ребе нок развивается свободно, а не так, как ему предписывают родители: они контролируют круг общения ребенка, а он, в свою очередь, согласовывает с родителями, как, например, тратить заработанные деньги. Родители должны помогать своим взрослым детям, а те, собираясь жениться, должны получить одобрение родителей.

Гендерные отношения в современной российской семье регулируются довольно гибкими нормами. Однако в этих отношениях постоянно присутствуют три основных «линии напряженности» или зоны борьбы за доминирование между мужчинами и женщинами.

Первая из них – это споры по поводу денег (кто и как должен ими распоряжаться). Мужчины считают, что женщина должна отвечать за ежедневные покупки, а решения о крупных тратах должен принимать мужчина. Как правило, женщины с этим не соглашаются. Мужчины чаще, чем женщины, поддерживают идею зависимости семейного главенства от экономического вклада, считая, что «деньгами в семье должен распоряжаться тот, кто их зарабатывает». Другая зона конфликтов – проблема сексуальной свободы в браке. На ее отсутствии настаивают мужчины, которые чаще, чем женщины, уверены, что факт измены жены должен однозначно приводить к разводу. Женщины, напротив, готовы мириться с изменой и, если она не становится явной для окружающих, предпочитают сохранять брак. Наконец, третья группа – конфликты, связанные с воспитанием детей. Мужчины чаще, чем женщины – сторонники самостоятельности детей. Женщины, напротив, предпочитают их опекать и контролировать. Если мужчины, как правило, настаивают на необходимости отцовского («мужского») воспитания для мальчика, то женщины признают, что мать способна воспитать сына и без отца (в этом, судя по всему, сказывается влияние опыта матерей одиночек, укоренившегося в «генетической» памяти нескольких поколений женщин).

Нормы гендерных отношений в российской семье, в целом унаследованные от советской эпохи, различаются у людей старших и младших поколений. Женщины старших возрастов (55 лет и более) считают, что «жена должна работать наравне с мужем, чтобы было, на что содержать семью». Это убеждение связано не с идеей гендерного равноправия, а с опытом «равенства в бедности» и вынужденной женской занятости. Соответствующий этой норме тип поведения, широко распространенный в советское время, теперь встречается чаще всего среди малоимущих и среди пожилых женщин (доля которых, как известно, значительна среди бедных). В отличие от многих своих матерей и бабушек, подавляющее большинство молодых женщин склоняется к тому, что наилучший способ организации семейной жизни – это семья с мужчиной кормильцем. Для женщин средних и старших возрастов (35–44 года и 45–54 года, 55 лет и старше) характерна установка на родительскую опеку и стремление строго контролировать детей. Молодые женщины и часть женщин среднего возраста (до 24 лет и 25–34, 35–44 года) чаще, чем все остальные, озабочены стабильностью брака и при дают особое значение сексуальным отношениям супругов, видя в них гарантию прочности семьи. Они считают, что «супруги должны соответствовать друг другу по темпераменту – такой брак прочнее», а «же на не должна отказывать мужу в близости, даже если она чувствует себя усталой или больной». Молодые женщины не готовы говорить с мужем о том, что их не устраивает в интимных отношениях, озабоченные, главным образом, тем, что нужно сохранить брак.

Большинство тех, кто считает нормальной «двойную занятость» женщины и то, что семья для женщины, безусловно, важнее, чем профессия, – мужчины старших возрастов. Они утверждают, например, что «замужняя женщина не может долго задерживаться на работе, поскольку у нее есть обязанности по дому». Молодые мужчины составляют большинство среди тех, кто считает нормой семью с главенством муж чины: в ней муж принимает решения о крупных покупках, жена должна выбирать одежду в соответствии с его вкусами, и только отец может вырастить из мальчика полноценного мужчину. Они уверены, что дом и дети – дело женщины, а «настоящая женщина охотно занимается домашним хозяйством». Самые молодые мужчины (моложе 24 лет) убеждены, что «деньгами в семье должен распоряжаться тот, кто их зарабатывает».

Многие отечественные исследования показывают, что женщины выступают за сохранение основ равноправной семьи советского типа, добавляя к этому требование, что зарабатывать обязан мужчина.

Женщина в такой семье может работать и даже делать карьеру, хотя основная ответственность за семью и детей тоже лежит на ней. Создается впечатление, что женщины хотели бы снять с себя ответственность за экономическую сторону семейной жизни, но при этом не готовы принять роль домашней хозяйки и хотят сохранить контроль над мужчиной и детьми внутри семьи.

Мужчины, прежде всего молодые, мыслят себя не иначе как в роли главы семьи и хотели бы построить супружеские отношения по традиционному образцу, а родительско детские – по модернизированному, ослабив родительский контроль и опеку. Тем не менее, большинство мужчин все-таки признают, что карьера жены так же важна, как и карьера мужа, и супруги должны делить между собой обязанности по дому.

Безусловно, массовые представления о том, что такое норма в семье, меняются. Происходит движение от «равноправной» семьи советского типа с двойной занятостью работающей женщины матери к семье с мужем кормильцем. Ее признают наилучшей и мужчины, и женщины, но она не превращается в семью с мужским главенством, хотя мужчины (прежде всего молодые, не имеющие или имеющие малый опыт супружеской жизни) мечтают об этом.

В России остались почти не затронутыми традиционные гендерные границы, которые устанавливают различия между «настоящим мужчиной» и «настоящей женщиной», определяют представления о норме и отклонении в поведении мужчин и женщин. Однако, считая такие границы естественно заданными и незыблемыми, женщины и муж чины часто оказываются дезориентированными перед лицом быстрых изменений, которые вторгаются в их повседневную жизнь. Выигрывают те, кто готов пересматривать прежние границы и устанавливать новые, менее жесткие, меняя тем самым условия «договора». Речь не идет, разумеется, о юридическом документе, регулирующем права и обязанности мужчины и женщины в семье. Внутрисемейный гендерный договор (не путать с брачным контрактом!) – это неписаные правила взаимодействия, сложившиеся в семье. Они определяют сферы компетенции мужчины и женщины (кто за что отвечает), меру ответственности каждого за семью и за сохранение отношений, а также границы, нарушение которых может привести к их разрыву. Такой договор основывается на гендерной асимметрии, которая сложилась в обществе, но, в конечном счете, он определяется повседневной практикой отношений мужчины и женщины в семье.

Вот несколько типичных коллизий, которые мы обнаружили, проводя исследования современной городской российской семьи.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Гендер ДЛЯ «ЧАЙНИКОВ». 2006

Еще по теме ТРАНСФОРМАЦИЯ РОССИЙСКОЙ СЕМЬИ:

  1. ТРАНСФОРМАЦИЯ
  2. Теории опухолевой трансформации.
  3. Статья 15. Передача осуществления полномочий Российской Федерации в сфере охраны здоровья органам государственной власти субъектов Российской Федерации
  4. Учет трансформации вредных веществ в атмосфере
  5. Трансформация
  6. П р и л о ж е н и е к приказу Министра обороны Российской Федерации. Руководство по психологической работе в Вооруженных Силах Российской Федерации (на мирное время), 1997
  7. Гендерный порядок: постсоветские трансформации (Северный Таджикистан)
  8. Основы законодательства Российской Федерации "Об охране здоровья граждан в Российской Федерации"
  9. ИЗЛЕЧЕНИЕ ТРАВМ И ТРАНСФОРМАЦИЯ МАСОК
  10. Трансформация психических познавательных процессов в способности
  11. Молодые мусульманки Татарстана в контексте социокультурной трансформации
  12. ПЛАНИРОВАНИЕ СЕМЬИ
  13. Планирование семьи
  14. Планирование семьи
  15. Планирование семьи
  16. ГЛАВА 19. ПОДДЕРЖКА СЕМЬИ
  17. Оценка репродуктивного здоровья семьи
  18. нЯнЯ КаК ноВЫй Член Семьи
  19. Лекция. Планирование семьи, 2011
  20. Статья 51. Права семьи в сфере охраны здоровья