<<
>>

Динамика гендерной идентичности учащихся колледжа

В МГВРК проводится изучение гендерных особенностей личностного развития учащихся [57, 58, 60, 61]. В рамках мониторинга эффективности идеологической и воспитательной работы в колледже проводилось исследование гендерной динамики личностной идентичности учащихся, которое включало вопросы интеллектуального и нравственного самосовершенствования, профессионального становления, здорового образа жизни, морали, духовности, творчества, трудолюбия, общественной активности, гражданственности и патриотизма, а также гендерные аспекты других значимых психологических черт личностной идентичности, обозначенных самими учащимися.

Структура исследования состояла из двух этапов последовательной триангуляции.

В исследовании принимали участие юноши и девушки первого, третьего и пятого курсов. На первом этапе выяснялись позитивные и негативные гендерные стереотипы учащихся, которым было предложено в свободной форме описать образы «Хороший мужчина», «Хорошая женщина», «Плохой мужчина», «Плохая женщина». На базе данных контент- анализа были выделены 53 двухполюсных конструкта, охватывающие поле самосознания учащихся МГВРК в возрастном континууме и в гендерном аспекте. На втором этапе была создана репертуарная решетка, где с использованием 11-балльной шкалы учащиеся оценивали образы «Я», «Хороший человек», «Плохой человек», «Хороший мужчина», «Плохой мужчина», «Хорошая женщина», «Плохая женщина», «Хороший специалист», «Плохой специалист», «Хороший гражданин», «Плохой гражданин» по каждому из 53-х дихотомических конструктов.

Результаты исследования показали, что на первом курсе образ «Я» наиболее связан с образом «Хороший человек» у обоих полов. У девушек на третьем курсе, а у юношей на пятом более сильная связь «Я» наблюдается уже с образом «Хорошая женщина» и «Хороший мужчина» соответственно. Это означает, что именно во время обучения в колледже в личностной идентичности учащихся актуализируется гендерный аспект.

Образ «Хороший человек» у юношей прочно связан с образом «Хороший мужчина», у девушек же образ «Хороший человек» связан с образом «Хорошая женщина» лишь на первом курсе, а затем эта связь переходит к образу «Хороший мужчина».

Такие данные свидетельствуют в пользу привлекательности социального образа мужчины по сравнению с образом женщины как у юношей, так и у девушек.

У девушек связь между образами «Я» и «Хорошая женщина» с развитием личностной идентичности остается на одном уровне, у юношей аналогичная связь неуклонно усиливается. У девушек связь между образами «Я» и «Хороший мужчина» со временем уменьшается, у юношей связь между образами «Я» и «Хорошая женщина» к пятому курсу исчезает вовсе. Здесь мы имеем устойчивую и крепнущую идентификацию юношей с мужским образом и остановку процесса развития гендерной идентичности у девушек.

Связь у девушек между образами «Я» и «Хороший специалист» по мере становления личностной идентичности ослабевает, становясь незначимой к пятому курсу. У юношей она, наоборот, увеличивается. Если рассматривать отрицательные корреляционные связи, то стоит отметить стабильную отрицательную связь у юношей на протяжении обучения образа «Я» с образом «Плохой специалист», для девушек эта связь, напротив, не является значимой на протяжении обучения. С одной стороны, здесь проявляется природный характер гендерной направленности у мужчин операциональный, у женщин экспрессивный. С другой стороны, гендерный аспект актуализируется по мере развития личностной идентичности в сторону принятых в обществе стереотипов гендерных ролей мужчин и женщин. Социальный потенциал девушек застывает в силу существующего в обществе «стеклянного потолка», в то время как юноши приобретают уверенность в своей социальной позиции. В этом случае, воспитательные воздействия необходимо направить на помощь девушкам в процессе дальнейшей социализации и на сохранение мотивации девушек в сфере профессиональных достижений.

По конструкту «Духовный Бездуховный» девушки оценивают себя на первом, третьем и пятом курсах (7,7; 8,3; 8,5 – значения по 11-балльной шкале соответственно) выше, чем юноши их возраста (6,9; 6,8; 6,9), причем у юношей не наблюдается динамики оценки своей духовности, а у девушек уровень духовности по мере социального взросления возрастает. Представляют интерес требования, предъявляемые к идеальным образам мужчины и женщины.

Требования к образу идеального мужчины в плане духовности ниже как у юношей (7,4; 7,5; 7,5), так и у девушек (8,2; 8,2; 8,9) по сравнению с требованиями, предъявляемыми к женщинам как юношами (7,3; 8,0; 8,1), так и самими девушками (8,4; 9,1; 9,6).

Как видим, девушки придают больше значения уровню духовности в структуре личностной идентичности и уделяют больше внимания ее развитию, чем юноши, что соответствует принятым гендерным стереотипам о духовном превосходстве женского начала, признаваемого вдохновителем рода человеческого. Это еще одна детерминанта воспитательных усилий по сохранению значимой позиции девушек в социуме.

Что касается гражданской позиции учащихся, то на первом курсе девушки и юноши соотносят себя с образом «Хороший гражданин», к третьему курсу связь между образами «Я» и «Хороший гражданин» пропадает и для девушек, и для юношей, на пятом курсе связь опять появляется. Вероятно, это связано с тем, что на первом курсе личностная идентичность учащихся преждевременная, то есть сформированная родителями и школой. К третьему курсу учащиеся вступают в полосу кризиса социализации при вступлении во взрослую жизнь. К пятому курсу формируется достигнутая личностная идентичность. Поэтому идеологическое воспитание в описываемый возрастной период имеет стратегическое значение для государства.

Девушки превосходят юношей по «ответственности», это качество у них сформировано еще со школы и держится в течение обучения на одном уровне. Хотя их стремление к ответственности еще больше повышается к окончанию колледжа. У юношей чувство ответственности продолжает формироваться в течение обучения в колледже. К окончанию колледжа их стремление к ответственности уменьшается и довольствуется имеющейся у них к этому времени степенью развития этого качества. Девушки-выпускницы превосходят юношей по чувству ответственности.

Высокая целеустремленность девушек в начале обучения к окончанию колледжа падает. У юношей целеустремленность держится в течение обучения на одном уровне. К окончанию учебы девушки и юноши одинаково целеустремленны. Девушки более организованы, чем юноши на протяжении всего обучения. К третьему курсу наблюдается пик организованности у учащихся. К окончанию колледжа организованность учащихся возвращается на первоначальный уровень. Самосовершенствованием девушки и юноши занимаются стабильно, в равной мере и на одном уровне в течение всего обучения.

В начале обучения девушки более самостоятельны, чем юноши. В течение учебы самостоятельность девушек снижается, а юношей возрастает. В результате юноши оказываются более самостоятельными. К тому же, самостоятельность юношей почти соответствует желаемой ими, а у девушек образуется относительно большой разрыв между желаемой самостоятельностью и реальной.

Четко прослеживается гендерный аспект становления личностной идентичности учащихся колледжа, заключающийся в большей ориентации девушек на семейную жизнь и решение бытовых проблем, а юношей на профессиональную самореализацию. В процессе обучения в колледже уверенность в себе, самостоятельность, целеустремленность юношей повышаются, а девушек снижаются. Прослеживается взаимная гендерная идеализация более сильной и активной жизненной позиции с устойчивым собственным мнением для юношей.

<< | >>
Источник: Г. П. Цыганкова. Психология гендерного воспитания в высшем колледже. 2009

Еще по теме Динамика гендерной идентичности учащихся колледжа:

  1. Пол (гендерная принадлежность) и сексуальность
  2. Динамика гендерной идентичности учащихся колледжа
  3. Заключение