<<
>>

О СОДЕРЖАТЕЛЬНОМ НАПОЛНЕНИИ ПОНЯТИЯ КАРЬЕРА И ЕЕ ВАРИАНТАХ

В словаре иностранных слов карьера истолковывается как успешное продвижение в области общественной, служебной, научной и др. деятельности или как род занятий, профессия (Словарь иностранных слов.
Под редакцией Ф.Н. Петрова и др. М., 1988).

Я хочу рассмотреть феномен карьеры главным образом в первом его значении, привлекая для этого психологию.

Наверное, для всех очевидно, что когда говорят о карьере, то прежде всего имеют в виду продвижение в какой-то конкретной области деятельности человека как личности и как субъекта деятельности. Но поскольку при этом присутствует оценка успешности степени продвижения человека в деятельности, которой он занят, то это означает объективирование этого феномена в общественном мнении, сопоставляющим достигнутые человеком результаты с неким эталоном успешности, сложившимся у объединения людей — создателя, носителя и выразителя общественного мнения. Но сказанное — это только исходная и чисто внешняя констатация слагаемого анализируемого в этой главе явления «карьера», а при более внимательном взгляде на него в нем обнаруживается в психологическом отношении очень сложная изнанка. При освещении этой изнанки, во-первых, встает вопрос, а какое психологическое содержание оказывается у человека (и как личности, и как субъекта деятельности), делающего ту или иную карьеру, и, во-вторых, какой «психологический айсберг» находится под той оценкой — верхушкой этого «айсберга», которая высказывается общностью людей по поводу карьерных успехов конкретного человека.

Ответ на первый вопрос предполагает выявление характера целей, которые ставит перед собой человек, включаясь в один из видов деятельности, значимых для государства, гражданином которого он является, и важных для общества, членом которого он выступает.

Этот ответ окажется формальным, если не будут известны мотивы, побуждающие человека выполнять деятельность, в большей или меньшей мере ценную для государства и общества.

Этот ответ будет не полным, если, так сказать, за кадром останется и степень актуализации при осуществлении им этой деятельности его способностей, проявляющихся в его конкретных поступках и деяниях и свидетельствующих о достигнутом им уровне профессионализма.

Ведь понятно, включаясь в деятельность, например, в реформирование экономики, один человек может преследовать одну единственную цель, чтобы его деяния работали на укрепление государства, на рост благосостояния всего народа, а другой — чтобы богатело меньшинство народа и к черте бедности скатывалось его большинство, а третий, занимая циничную позицию по отношению ко всему народу, конечно, скрывая ее, будет постоянно видеть свою главную цель, тусуясь среди экономистов, в том, чтобы любой ценой пробиваться в верхние эшелоны власти.

Естественно, что побуждать каждого из этих людей реализовывать свои цели будут разные мотивы и стоящие за этими мотивами ценности.

В первом случае — это чувство патриотизма и высокая человечность, во втором — узко классовый эгоизм, в третьем — жажда власти и самоутверждения.

О способностях человека в связи с карьерой тоже было сказано не случайно, потому, что одну и ту же цель могут ставить перед собой и достигать люди, обладающие разными способностями и затрачивающие для этого неодинаковые усилия, практикующие несхожие стили деятельности и демонстрирующие при этом разную степень профессионализма.

Вдумываясь в содержание понятия карьера и соотнося его с разными видами общественно значимой деятельности, которыми заняты люди, легко увидеть в ней (в карьере) особенное, идущее от той деятельности, в рамках которой человек делает карьеру. Например, став госслужащим, он должен подняться по ступенькам чиновничьей лестницы вверх, чтобы его карьера состоялась. То же можно сказать о военачальнике, прошедшем путь от простого солдата до генерала, или о священнослужителе, поднявшемся постепенно после окончания духовного учебного заведения до сана, скажем, архиепископа или митрополита.

Иное мы видим в так называемой сфере свободных профессий. Алеше Пешкову, чтобы стать великим писателем Максимом Горьким, потребовалось прожить труднейшую жизнь, давшую ему огромный запас разнообразных впечатлений, творчески и самостоятельно освоив богатства человеческой культуры, и неповторимо своеобразно использовать все это, создавая свои произведения. Почти то же самое можно сказать о карьерах (о путях), выведших из безвестных художников в больших Мастеров нашего русского Ал. Саврасова или голландца Винсента Ван Гога. В последних трех случаях никакого продвижения по ступенькам официально узаконенной иерархической лестницы не происходило.

И в других сферах — в педагогике А.С. Макаренко, в селекции И.В. Мичурин, в создании основ космонавтики К.Э. Циолковский (примеры можно было бы продолжать) —отдельные люди по достигнутым ими результатам могли и могут далеко превзойти тех, кто работает в одних с ними областях деятельности, т.е. объективно достичь больших успехов и вместе с тем продолжать пребывать в одном и том же социальном или должностном статусе.

Имея все перечисленные случаи в виду, в психологическом ключе освещая проблему карьеры, нельзя игнорировать ее социально-психологический аспект.

Сделал ли человек блестящую карьеру или она у него не состоялась, достиг ли он действительных успехов в своей деятельности или эти успехи иллюзорны? Это решают и оценивают люди, окружающие конкретного человека, прежде всего работающие в той же сфере, что и он, а с их подачи и все другие. Как известно, Ал. Саврасов умер в нищете, трагичным был конец жизни и у В. Ван Гога. Однако последующие поколения по-иному оценили их подвижническое служение искусству и значение вклада, который они внесли своей деятельностью в мировую культуру.

Много неприятностей от наробразовского начальства и от тогдашней педнауки пришлось на долю А.С. Макаренко, когда он возглавлял колонию им. Горького и коммуну им. Дзержинского и создавал, и опробовал на практике новаторскую систему воспитания. А К.Э.Циолковского многие его современники, и в их числе земляки, считали беспочвенным фантазером и чудаком. Невеждой в науке объявили сделавшего открытия, обогнавшие время, в которое он жил, гениального А.Л. Чижевского. В то же время лжеученый Т.Д.Лысенко прославлялся как новатор и из простого агронома поднялся до Президента Академии сельскохозяйственных наук, а секретарь И.В. Сталина Л.З.Мехлис «вышел» в главные редакторы газеты «Правда», а в Великую Отечественную войну стал печально знаменитым членом Военного совета, подмявшим под себя командующего нашими войсками в Крыму, и, таким образом, способствовавшим их разгрому. «Великолепную» карьеру сделал на наших глазах Г.Э.Бурбулис, поменяв амплуа ординарного кандидата наук на пост Государственного секретаря. Стремительно перенесся с должности заведующего ничем не примечательной лаборатории по истории педагогики в Министры образования Э.Д.Днепров, подававшийся рептильными СМИ как кладезь конструктивнейших планов реформирования существовавшей в стране системы обучения и воспитания.

Однако, в конце концов, время поставило все на свои места: обнаружилась личностная и профессиональная несостоятельность этих людей и сущностная пустота их карьерных успехов.

Таким образом, совершенно необходимо при анализе карьеры человека различать настоящую карьеру, когда продвижение его в деятельности и достигаемые в ней успехи теснейшим образом сопрягаются с его личностным и субъектно-деятельностным (прежде всего профессиональным) развитием, и те, которые в ней имеют формальный, показушный характер и не подкрепляются объективированием соответствующего задачам выполняемой им деятельности личностного и профессионального потенциала, сплошь да рядом из-за отсутствия такового.

Одновременно в подобных случаях надо видеть и некомпетентность тех общностей и лиц, которые людям — в личностном и профессиональном отношениях пустоцветам — помогают делать карьеру. Правда, такая с позволения сказать помощь осуществляется и по другой причине: есть категория руководителей, для которых главное в человеке, которому они открывают путь наверх, не его талант, не высокий профессионализм, а послушание последнего, отсутствие у него собственного мнения и то качество, которое принято называть личной преданностью. А в сфере так называемых свободных профессий или в науке часто «правят бал» вкусовщина и клановость, когда представители какой-то одной группировки в искусстве или одной научной школы, захватив командные высоты в творческих союзах, в академиях, в печатных изданиях этих учреждений, открывают «зеленую улицу», ведущую к высоким званиям, громким именам «своим» и не замечают или даже подвергают несправедливой критике истинных мастеров в искусстве, или глубоких ученых, вносящих новаторский вклад в разрабатываемые ими области науки.

А поскольку занимающие командные административные посты в творческих союзах, объединяющих работников искусства, или «околонаучные» должности в учреждениях, решающих судьбы ученых, люди имеют беспрепятственные выходы в печатные издания тех направлений, которые принадлежат к сферам, которые они курируют, или располагают по причине занимаемого ими высокого служебного положения свободным доступом к средствам радиовещания и телевидения, они, давя своим чиновничьим весом на формирование общественного мнения профессионально не связанных с искусством или наукой лиц, приучают их неверно отвечать на вопрос: кто есть кто в искусстве или науке? Впрочем, такая же картина наблюдается и во многих других областях деятельности людей — наших современников и сограждан.

Так что в заключение приходится повторить: состоялся ли человек как подлинный профессионал, сделавший действительно карьеру в главной для него области труда, объективный ответ на этот вопрос в определенных случаях надо ждать не от ближайшего окружения и даже не от его современников, а от следующих поколений.

<< | >>
Источник: Бодалев А.А.. Вершина в развитии взрослого человека: характеристики и условия достижения. 1998

Еще по теме О СОДЕРЖАТЕЛЬНОМ НАПОЛНЕНИИ ПОНЯТИЯ КАРЬЕРА И ЕЕ ВАРИАНТАХ:

  1. О СОДЕРЖАТЕЛЬНОМ НАПОЛНЕНИИ ПОНЯТИЯ КАРЬЕРА И ЕЕ ВАРИАНТАХ
  2. Компетентностный подход в современном российском образовании