<<
>>

Психологическое обоснование аутопсихологической компетентности

Аутопсихологическая компетентность, как готовность и способность личности к самопознанию, саморазвитию и самореализации предполагает осознание человеком собственных индивидуальных и личностных особенностей, а также понимание того, как надо действовать на основе знания самого себя в различных жизненных ситуациях, в том числе и в контексте профессиональной деятельности.

Б.Г.Ананьев подчеркивал закрытость и открытость психики человека и отмечал, что "внутренний мир постоянно работает".

А.А.Бодалев, исследуя проблемы микро – и макроакме человека прямо указывает, что именно во внутреннем мире человека происходит отбор и интеграция, как ему кажется, для него истинных знаний об окружающей действительности. Именно во внутреннем мире складываются и затем существуют его подлинные отношения к разным сторонам этой действительности. Именно в нем человек создает сценарий своей жизни на ближайшее и более отдаленное будущее и определяет пути его осуществления. С.Л.Рубинштейн, Б.Г.Ананьев, А.А.Бодалев, А.Г.Ковалев и др. многократно подчеркивали, что на различные воздействия человек не отвечает однозначно, в линейной зависимости, и что ответ на внешнее зависит от внутреннего отклика в ответ на воздействие, чем подчеркивается особая активность и значимость внутреннего мира как сложного механизма регуляции социального поведения человека.

Самое общее понимание аутопсихологической компетентности, на наш взгляд, состоит в том, что в ее основе лежит способность личности ориентироваться в интраиндивидном (или внутриличностном) пространстве и изменять его, совершенствуя и развивая.

Данная модель отражает тот факт, что личностное развитие происходит в пространстве активности индивида. При этом формами существования личности становятся свобода, ответственность, выбор. Реализация развивающей модели аутопсихологической компетентности связана с конструированием личностно-развивающей среды, в наибольшей мере способствующей реализации заложенного в личности потенциала.

Известно, что активность субъекта проявляется в его самостоятельности.

Одни авторы относят самостоятельность к волевым свойствам личности (В. В. Богословский, А. Г. Ковалев, А. И. Высоцкий, В. Н. Мясищев, К. К. Платонов и др.), определяя самостоятельность как волевое свойство личности, выраженное в умении по собственной инициативе ставить цели, находить пути их достижения и практически выполнять принятые решения. Подчеркивая волевую структуру самостоятельности, А. И. Высоцкий указывает на связь самостоятельности с другими свойствами личности. Субъект, отличающийся самостоятельностью, способен ставить цели и стремиться к их достижению. Он активен и уверен в правильности принятого им решения.

Другие авторы высказывают мысль о том, что самостоятельность представляет собой интегративное свойство личности (Б. Г. Ананьев, С.Л. Рубинштейн, Ю.А. Самарин, А.И. Щербаков и др.). В таком понимании самостоятельность как свойство личности, проявляется во многих сферах человеческой деятельности и поведении. С.Л. Рубинштен писал, что самостоятельность субъекта никак не исчерпывается способностью самостоятельно выполнять те или иные задания. Она включает еще более существенную способность самостоятельно, сознательно ставить перед собой те или иные задания, цели, определять направления своей деятельности. Подчеркивается связь самостоятельности как генерализованного свойства личности, с активной работой мысли, воли и чувств. Самостоятельность обнаруживается в различных видах деятельности: познании, труде и общении.

Обе точки зрения на место самостоятельности в структуре личности по существу не расходятся, ибо те и другие авторы отводят самостоятельности центральное место в качестве регулятора в познании и поведении. Однако, с точки зрения аутопсихологической компетентности как интегративного новообразования личности, на наш взгляд, более корректно рассматривать она как проявление интегративного качества личности, так как она может проявляться не только в эмоционально-волевой сфере, но и в сфере регуляции когнитивных процессов (умственная самостоятельность).

В психологической литературе указывается на существование двух типов личности: репродуктивном (самовопроизводящемся) и творческом (самосозидающем, саморазвивающемся).

В работах А.Маслоу дается наиболее полное описание типа творческой личности, обозначенного им как "самоактуализирующаяся личность". Э.Фромм анализирует два фундаментальных типа личностной направленности. Личности, ориентированной на присвоение благ, предлагаемых цивилизацией, он противопоставляет тип личности, способной осуществлять собственное уникальное бытие, понять и принять собственную индивидуальность. Осуществление личностью уникального бытия является неотъемлемой чертой творческой личности. Исходя из этого, становится совершенно ясной необходимость введения категории самопреобразующей деятельности как основы аутопсихологической компетентности, как инструмента и механизма развития второго творческого типа личности.

Как интегративное акмеологическое понятие, аутопсихологическая компетентность предполагает овладение личностью комплексом знаний, умений и навыков в области самопознания, саморегуляции, саморазвития и самореализации. Процесс овладения может иметь как стихийный характер – в процессе реализации своей жизнедеятельности и накопления индивидуального опыта человек познает самого себя и совершенствуется, так и управляемый характер – в ходе специализированной психологической подготовки происходит систематизированное освоение необходимым объемом знаний, умений и навыков. Как показывают наши исследования, потребность в развитии уровня аутопсихологической компетентности сильно выражена у большинства людей, в особенности у занимающих активную жизненную и профессиональную позицию.

Когнитивный уровень развития аутопсихологической компетентности образует понимание человеком основополагающих механизмов самопознания, саморегуляции и самореализации. Освоение данного когнитивного уровня позволяет перейти к эмоциональному и поведенческому уровню овладения аутопсихологической компетентности.

Аутопсихологическая компетентность предполагает высокий уровень развития самосознания как с точки зрения развития когнитивных структур (самопонимание, Я-концепция), так и с точки зрения оценочной структуры (самооценки, самоуважения, самопринятия). Самопонимание – это процесс, в результате которого:

? человек постигает смысл своего существования;

? анализирует свой ценностный мир;

? согласовывает когнитивные и эмоциональные продукты самосознания;

? строит или перестраивает образ самого себя;

? реализует деятельность самоопределения, то есть некую самоустремленную деятельность.

Понимание себя, "знания знаний" личности о себе самой становится объектом ее эмоций, оценок и предметом самоотношения. В аффективной подструктуре (Я-отношение) выделяют два уровня – глобальное и дифференцированное самоотношение, т. е. интегральное чувство "за" или "против" собственного "Я" и более специфическое измерение – самоуважение, самоинтерес, ожидаемое отношение других и др.

Процесс самопонимания обуславливает изменение представлений о себе посредством формирования проблем, задач и их решения. Ставя перед собой и решая эти задачи, человек как бы отвечает на вопросы: "Что во мне есть из того, что в себе еще не выявил, не успел или не смог открыть?", "К чему реально способен, что могу?" и т. п., происходит соотнесение нового знания с некоей системой ценностей. Здесь надо различать "жизненные" задачи и задачи на определение своих возможностей.

Решая "жизненную" задачу, человек определяет и особым образом осваивает качества, характеризующие его потенциально и ассоциируемые им с его "подлинным" существованием. Совершая поступок, он получает возможность самоопределения – ответа на вопросы "Что есть в действительности?", "Готов ли к чему-то?", "Соответствуют ли мои возможности данной ситуации?" и т. д. Ответ на эти вопросы невозможен вне конкретного поступка, имеющего социальный смысл. Нет необходимости специально подчеркивать, что решение задач является существенно важным аспектом в образовании осмысленных знаний о себе, следовательно, – самопонимания.

Таким образом, психологический анализ самосознания предполагает выделение в нем, с одной стороны, системы психических процессов, связанных с самопониманием, с переживанием собственного отношения к себе и регулированием своего поведения, а с другой стороны, системы относительно статичных образований личности, возникающих в качестве продуктов этих процессов. К последним прежде всего относятся знания личности о себе (Я-концепция). В начале они выступают в виде отдельных ситуативных, нередко случайных образов себя, возникающих в конкретных условиях общения и деятельности. Далее эти единичные ситуативные образы себя интегрируются в более или менее целостное и адекватное понятие о собственном "Я" как субъекте, отличном от других субъектов. Переживание различных эмоций, сопровождающих процессы самопонимания, формируют в человеке отношение к себе. Знание о себе, соединенное с определенным самоотношением, образует самооценку личности.

Внутренняя работа в области самосознания приводит к достижению самоидентичности личности. Идентичность в традиционном употреблении – это "тождественность самому себе". Самоидентичность определяется как способность отдавать себе отчет в своем собственном существовании, решимость пересматривать и верифицировать общением свой способ бытия в мире, который является разумным компромиссом между тем, как человек понимает себя и свои потребности, и тем, как он понимает мир с его возможностями и опасностями.

Это конфигурация "Я", которая постепенно складывается путем последовательных внутренних "Я" – синтезов и перекристаллизации, в которую последовательно интегрируются:

? конституциональная предрасположенность;

? особенности либидных потребностей;

? предпочитаемые способности;

? важные идентификации;

? действенные защитные механизмы;

? успешные сублимации;

? осуществляющиеся роли.

Идентичность достигается человеком через призму личного опыта взросления, помноженного на индивидуальный интеллектуальный коэффициент и открытость интуитивному постижению знаний.

Люди, которые находятся на высоком уровне развития аутопсихологической компетентности, могут быть описаны как те, кто "в ладу со своими чувствами и самим собой"; им комфортно наедине с собой; они позитивны и точно знают, что делают в жизни; они не только понимают свои чувства, но умеют их выразить; осознают свои сильные и слабые стороны; осознают себя как личность; доверяют самим себе, своим идеям и своей способности донести собственные мысли до сведения окружающих; знают, чего хотят и что для них важно.

Аутопсихологически компетентная личность – это аутентичная личность (А.Маслоу, К.Роджерс), то есть человек, который на основе внутренней интеграции способен к полному использованию своих талантов, способностей и возможностей.

В частности, А.Маслоу выделяет следующие характеристики самоактуализирующихся людей:

? более эффективное восприятие реальности и более комфортабельные отношения с ней;

? принятие (себя, других, природы);

? спонтанность, простота, естественность;

? сосредоточенность на задаче (в отличие от сосредоточенности на себе);

? наличие дистанции и потребность в сохранении границ своей личности;

? автономия, независимость от культуры и среды;

? постоянная свежесть оценки;

? мистичность и опыт высших состояний сознания;

? чувство сопричастности, единения с другими;

? боле глубокие межличностные отношения;

? демократическая структура характера;

? различение средств и целей, добра и зла;

? философское, невраждебное чувство юмора;

? самоактуализирующееся чувство творчества;

? сопротивление аккультурации, трансцендирование любой частной культуры.

То, что аутентичная личность внешне и внутренне продуктивна, подчеркивается и в работах специалистов в области творчества, как инновационного процесса. По их оценкам, творческий потенциал человека связан с высоким уровнем его аутопсихологической компетентности . Исследователи проблемы "личности и творчества" в целом подчеркивают приоритет личностных, а не интеллектуальных факторов творчества. Творческую личность отличают смелость, открытость новому опыту, оригинальность, ненасыщаемая познавательная потребность, независимость, гибкость, предпочтение более трудного для себя (Р.Мэй, Д.Г.Янг, Л.Хадсбн, Ф.Барэн, Д.У.Маккиннон, Р.Б.Кеттэлл, Х.Д.Бьючер, Д.П.Сарноф, Х.П.Коул, А.М.Матюшкин). В качестве фундаментальных свойств творческой личности выделяются: активная неадаптивность; спонтанная продуктивность, трансценденция личности, рефлексия новых возможностей (У.Д.Тордон, А.Ф.Осборн, М.И.Стейн, С.Г.Айзексен, Д.А.Моффет, У.Д.Шепард, Л.А. Пономарев, Ч.М.Гаджиев).

Итак, творчество, как созидание качественно нового, становится возможным, если человек, как носитель творческой интенции, переходит в статус самосозидающейся личности. Другими словами, творчество требует задействования огромного личностного потенциала и умения полноценно воспользоваться им. Цена креативности, новаторства инноваций в любой сфере деятельности, если говорить не в экономическом, а в человеческом измерении, может быть рассчитана в величинах огромных внутриличностных затрат, реализуемых в процессах рефлексии, трансценденции, самоидентификации и других самопреобразующих процессах и др.

Таким образом, внутриличностными детерминантами поведения и активности человека являются следующие компоненты самосознания: сила ЭГО , локус и уровень субъективного контроля , уровень самоуважения и самооценки , уровень саморефлексии , адекватность самооценки , уровень развития саморегуляции и псхической устойчивости, жизненная позиция личности.

Однако, достижение человеком высокого уровня самосознания, как самоинтегрированности и целостности, связано с преодолением противоречий между изначально данным стремлением личности к саморазвитию (К.Роджерс, А.Маслоу) и существованием ряда внутренних и внешних ограничений.

Внутренне "Я" заблокировано для оптимального саморазвития такими ограничителями, как:

? неосознанные комплексы неполноценности, которые заставляют человека осваивать компенсаторные формы поведения и уводят от истинного пути саморазвития (А.Адлер);

? невротические образования, закрывающие доступ личности к самому себе (К.Хорни);

? психологические зашиты, отделяющие человека от самого себя (А.Фрейд);

? негативное влияние прошлого опыта и возникшие в результате привычки, замыкающие нас в непродуктивном поведении (А.Маслоу).

Внешними ограничителями саморазвития являются:

? деструктивное окружение и его негативное давление на человека;

? отсутствие необходимых социальных условий (доступ человека к информации, образованию, контактам с людьми);

? авторитарный социальный контекст, окружающий личность;

? необходимость реализации социальных и профессиональных ролей, не соответствующих индивидуальным особенностям и способностям личности.

Проживание личности в пространстве данных ограничений характеризует ее с точки зрения адаптивных, гомеостатических тенденций. Так, к примеру, психологическая защита является одновременно позитивным и негативным механизмом. Позитивный смысл состоит в том, что это поведение (осознанное и неосознанное), способствующее устранению психологического дискомфорта и тем самым повышающее устойчивость личности к деструктивным факторам ее жизнеосуществления.

Механизмы психологической защиты включаются в ситуациях:

? представляющих серьезное испытание для человека;

? превышающих его внутренние ресурсы;

? выходящих за рамки его актуального развития.

При этом в целом защитная система личности состоит из:

? системы стабилизации личности (пассивная), выполняющей функцию ограждение сознания от травмирующих переживаний;

? системы преодоления (активная защитная система) – активность направлена на устранение или уменьшение источника тревоги. Для нее характерна активная переработка психотравмирующей информации в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах.

? пассивной приспособительной защитной системы, включающей: отсутствие переработки содержания психотравмирующей ситуации; трансформации (искажения содержания мыслей, чувств, поведения); самоотстранение индивида от решения собственных проблем.

Например, защитными механизмами преодолевающего характера (копинг-стратегии) могут быть:

? проблемный анализ ситуации и ее последствий, поиск соответствующей информации, обдумывание решений;

? поиск скрытого смысла ситуации, ее экзистенциональный анализ;

? принятие психотравмирующего фактора как неизбежного, проявление философии стоицизма;

? сознательное отвлечение от психотравмирующего фактора и переключение мыслей на другие проблемы;

? формы дистанцирования от психотравмирующего фактора (осознанное игнорирование, снижение его серьезности, подшучивание над ним);

? стойкость в вере;

? "идущее вниз сравнение" – осознание относительности в оценке ситуации, сравнение себя с другими, находящимися в худшем положении;

? более глубокое осознание собственной ценности как личности;

? "идущее вверх сравнение" – акцентирование внимания на своих успехах в других областях и ситуациях.

Итак, преодоление внутренних преград происходит в процессе саморазвития и самореализации личности с использованием целого ряда психологических механизмов, помогающих частично или полностью устранить негативное блокирующие действие данных ограничителей.

В качестве таких механизмов выделяются:

? внутренний диалог, как реализация диалогической внутренней позиции;

? преобразующие копинг-стратегии защитного поведения.

Е.А.Климов указывает на то, что искусство воздействия на развивающееся сознание человека состоит вовсе не в том, чтобы непосредственно повлиять на его поведение, а в том, чтобы понять именно суть внутреннего диалога "вот этого" человека, оказать действительно полезное влияние на психическую регуляцию поведения и деятельности. Все это достаточно сложно и требует последовательного освоения психологических понятий, схем мышления, навыков корректного отношения с "чужой душой" .

С точки зрения развития аутопсихологической компетентности внутренний диалог – это аутокоммуникации, имеющие как директивный, так и диалогический характер. Внутренний диалог может протекать в двух формах – как диалог-противостояние и как диалог-согласие, если его рассматривать как взаимодействие двух "партнеров", двух смысловых позиций, но при этом обе эти формы могут иметь для субъекта позитивный или негативный результат, в зависимости от внутриличностной позиции субъекта, которая может быть ассоциирована с любым из "партнеров" .

Внутренний диалог-противостояние может протекать в трех вариантах:

? доминирует смысловая позиция критика, судьи, обвинителя и т.п., что ведет к негативным внутренним переживаниям, снижению самооценки и ухудшению самоотношения;

? доминирует смысловая позиция защиты, обороны, оправдания, рационализации, что позволяет сохранить на прежнем уровне самооценку и самоотношение, но личностного роста не происходит;

? внутриличностная позиция диссоциирована, доминирует рефлексивная метапозиция, ведущая к осознанию и переосмыслению двух и более противостоящих смысловых позиций, когда неверные действия, поступок, поведение и т.п. служат учебным материалом для саморазвития.

Внутренний диалог-согласие также может протекать в трех вариантах:

? происходит принятие оценки себя, своей деятельности, поступков, поведения с соответствующими негативными или позитивными переживаниями;

? происходит спокойное согласие во внутренней речи с констатацией негативных моментов и принятие себя таким как есть, со своими недостатками, рационализируя, объясняя и оправдывая их, например, при негативном оценивании, осуждении себя и т.п.;

? диалог-согласие принимает форму размышления и конструктивного преобразования, где реализуется "сотрудничество" различных позиций – эксперта, исследователя, мыслителя, философа, советчика, фантазера и т. п., но имеющих единую смысловую направленность.

Помимо основных разновидностей выделены также: комментирующие, реминисцентные, круговые или навязчивые, прогнозирующие, деструктивные и рефлексивные диалоги.

Комментирующие внутренние диалоги представляют собой наиболее простую форму общения с самим собой, когда внутренняя речь протекает в виде реплицирования, коротких замечаний, фраз, высказываний в сочетании с согласием или несогласием. Это своеобразное комментирование воспринимаемой объективной или субъективной реальности, в форме удивления, одобрения, интереса, настороженности или недовольства и т. д. наряду с определенными оценочными характеристиками.

Реминисцентные внутренние диалоги проявляются в виде непроизвольного припоминания, извлечения из памяти ранее бывших ситуационных взаимодействий с негативной или позитивной окраской, с повторным переживанием ситуации. Внутренний диалог при этом протекает в форме "Я" и Другой, в той или иной степени точности воспроизведения.

Навязчивые или "круговые" внутренние диалоги обычно являются отражением нерешенной в прошлом проблемы, результатом проблемно-конфликтного взаимодействия, реальной психотравмирующей ситуации. Они характеризуются достаточно полным воспроизведением в сознании проблемных диалогов в форме "Я" и Другой и переживанием негативных эмоций и чувств, ведущих к психоэмоциональному напряжению и истощению.

Опасность и деструктивность подобных внутренних диалогов заключается в формировании стойких, ригидных очагов отрицательного возбуждения в психике человека, обуславливающих стереотипное поведение и реагирование личности, резко суживающих объем восприятия, диапазон возможностей, и ведущих к психоэмоциональным срывам, психопатоподобным изменениям и психическим нарушениям. В дальнейшем такие очаги становятся "болевыми триггерными зонами" непроизвольная активизация которых приводит к неадекватным действиям, поступкам, реагированию.

Внутренние диалоги, связанные с прогнозированием, могут протекать в свернутой или развернутой форме и включать в себя информацию о возможных последствиях действий, ситуаций, поступков, событий.

В качестве внутреннего специалиста по прогнозированию выступает Я-эксперт, занимающий центральную смысловую позицию в диалоге, оценивающий ситуацию, событие, явления и предполагающий возможные последствия. Я-эксперт может проявляться в виде "пессимиста", "оптимиста" и "реалиста" и осуществлять негативное, позитивное, либо реальное прогнозирование.

Внутренний диалог, протекающий с участием эксперта-пессимиста, характеризуется направленностью на наихудший вариант развития событий, тревожным ожиданием негативных последствий, отрицательного исхода. В свернутой форме он представлен визуальным рядом устрашающих образов, картин вызывающих соответствующие негативные переживания по поводу "увиденного и услышанного". Обычно это эмоции и чувства негативного спектра – тревога, опасения, страх, огорчение, боль, страдание. Во внутренней речи фиксируются высказывания типа: что случилось?! "А если...", "А что...", "Как бы не...", "Ну все...", "Опять неудача...", "Что же делать...", "Всегда со мной так...", "Ну почему это так...". Подобное "запугивающее" прогнозирование держит индивида в состоянии мобилизационного внутреннего ожидания и напряжения, что ведет к астенизирующей фрустрации, падению трудоспособности и стрессовым состояниям.

В процессе межличностного взаимодействия активизация эксперта-пессимиста во внутреннем плане сознания препятствует эффективному общению, четкому восприятию и пониманию партнера из-за постоянно текущего внутреннего диалога, негативно влияющего на процесс общения.

Разрушительные последствия данных внутренних диалогов заключаются в "проживании" индивидом в себе очень большого числа негативных ситуаций, но воображаемых, возможных, не имеющих места в реальной действительности. Таким образом, индивид платит очень большую цену за готовность встретить любой, в данном случае негативный поворот событий.

Прогнозирующий внутренний диалог, протекающий с экспертом-оптимистом, позволяет индивиду поддерживать позитивный психоэмоциональный фон, производить благоприятное впечатление на партнера по общению, сохранять высокий уровень работоспособности. Во внутренней речи фиксируются высказывания подобные нижеприведенным:

"Все что ни случается – к лучшему...", "Все будет хорошо...", "Все обойдется...", "Верь в лучшее...", "Мир – это гармония..." и т.п. Минус может заключаться в том, что эмоционально – доминирует чувство не всегда обоснованной, реально не подкрепленной надежды, веры, очень часто такой оптимизм сопрягается с надеждой на "авось", что порождает определенную легковесность, поверхностность, нереальность. Восприятие реальности искажается в пользу ожидаемого желаемого – это препятствует полноценному анализу себя, партнера по общению, ситуации, тем самым, препятствуя эффективной и продуктивной профессиональной деятельности.

Внутренний диалог, ведущийся с участием эксперта-реалиста в большей мере носит исследовательский характер, при котором оценка и прогноз реальности осуществляется, исходя из имеющегося конкретно-фактического материала, на основе достаточно глубокого анализа, включающего разнообразные варианты возможных результатов. Внутренняя речь протекает на спокойном психоэмоциональном фоне. Достоинством такой формы диалога является минимальное искажение представляемой реальности и свобода от негативных последствий "деятельности" эксперта-клиента и эксперта-оптимиста.

Самопоражающие (деструктивные) внутренние диалоги являются продуктом социализации, основанной на чувствах вины, стыда, страха. Они – результат интериоризированных внешних диалогов с реальными Другими, протекающих в форме обвинений, осуждений, подавления, насилия, насмешек, унижения и т.п. Они служат своеобразным внутренним механизмом самонаказания, посредством самообвинений, самоосуждений, самобичеваний, когда вызванные таким образом отрицательные эмоциональные переживания являются "расплатой" за неверные действия или ошибки. Внутренние диалоги такого типа являются ключевым "пусковым" механизмом тяжелых, разрушительных переживаний в виде чувств вины, стыда, страха, неполноценности, ущербности, никчемности, отвращения, неприятия себя и т. д., представляя собой вариант аутоагрессии.

"Проживание" этих чувств развертывает сценарий дальнейших событий по двум направлениям: первое – ведет к тотальной поглощенности данными переживаниями и как следствие к глубоким психоэмоциональным и психофизическим нарушениям вплоть до крайне негативных вариантов; второй вариант – ведет к активизации защитных механизмов и переводу внутренне направленной агрессии во вне, обвинению и осуждению окружающих, партнеров по общению, а также к самооправданию, самозащите, отказу видеть явные промахи и ошибки, а, следовательно, и устранять их, т.е. учиться и совершенствоваться (переходят в защитные диалоги).

Рефлексивные диалоги отличаются от вышеуказанных наибольшей степенью произвольности и осознанности. Они носят полный, развернутый и преднамеренный характер. Для взрослых людей больше свойственны рефлексивные диалоги, качество которых и продуктивность зависит от глубины, уровня, мощности, силы самой рефлексии, т.е. от качества и уровня развития личностно-рефлексивного слоя сознания, точности рефлексивных представлений и рефлексивных ожиданий.

При рефлексивном диалоге ведущей является смысловая метапозиция исследователя, осознающего и принимающего во внимание разновариантные внутренние смысловые позиции, как свои собственные, так и партнера по общению. Именно эта позиция играет ведущую роль в когнитивных, коммуникативных и регуляторных процессах.

Результатом рефлексивных внутренних диалогов может быть как самопознание, так и подготовка субъекта к реальной встрече со значимой проблемной ситуацией. Рефлексивные диалоги позволяют очертить сильные и слабые стороны как свои, так и чужие, позволяют наметить стратегию поведения в личностно значимой ситуации, так как всегда имеют модель ориентации.

Итак, во внутреннем мире пространственно-временных структур "Я", выделяются следующие личностные позиции:

? открытая, характеризуется принятием информации, минимальным проявление "преград" в виде защитных и негативных стратегий субъективной активности, быстрым нахождением смыслов и позитивным внутренним откликом на нее, что проявляется интересом, творческим отношением к информации (преобразующие копинг-стратегии);

? закрытая позиция – характеризуется неприятием информации, что проявляется самыми разными вариантами защитных стратегий в виде: сомнения, критики, противоборства (позиция "критика") или отчуждения, "ухода", игнорирования, отстранения, "взгляда со стороны" (позиция "эксперта");

? неустойчивая позиция – периодическая смена закрытой и открытой позиции в зависимости от характера внешней информации.

Многочисленными исследованиями показано, что наиболее продуктивным вариантом усвоения жизненной информации, ведущим к ее глубокому внутреннему проживанию, усвоению, необходимому адекватному преобразованию, является путь переосмысления, который имеет своим результатом осознанное взаимодействие с информацией (или другими явлениями внешней реальности) и преобразование (изменение) внешних действий субъекта. В таком случае речь идет о существовании продуктивной позиции личности. Для характеристики продуктивной позиции необходимо уточнить понятие внутренней позиции. Исходя из того, что саморазвития активно взаимодействуют между собой смысловые позиции обобщенного прошлого и будущего в форме внутреннего диалога, личность в то же время всегда имеет возможность быть отстраненной от этих позиций в своем внутреннем мире, либо быть отождествленной с одной из них и тогда возникает монологический вариант внутренней речи.

В соответствии с этим, внутреннюю позицию можно определить как:

– ассоциированную с одной из смысловых позиций (с одним из внутренних партнеров, пространственно-временной структурой);

– диссоциированную – позицию растождествления с внутренними партнерами, наблюдение за диалогом "со стороны". Она может возникать спонтанно в ситуациях решения творческих задач, размышления, либо целенаправленно формироваться в условиях внешнего диалога с реальным партнером по общению.

Используя именно эту способность личности абстрагироваться, диссоциироваться внутри себя от внутренних партнеров, ведущих диалог, можно целенаправленно формировать конструктивную позицию, при которой субъект психической активности не только растождествляется со смысловыми позициями, но активно влияет на диалог, изменяя его течение, преобразовывая его в другую форму, детерминирующую другое поведение личности, после осознанного выбора своих идентификаций.

Такая позиция может быть инициирована в случаях, когда человек целенаправленно занимается саморазвитием или в ситуации решения проблемы, посредством включения механизмов осознанной саморегуляции. Взаимосвязь внутреннего диалога, личностной позиции и внешнего диалога (поведения, общения) представляет естественную систему механизмов саморегуляции личности (см. сх. 2). В зависимости от характера внутреннего диалога (диалог-противостояние или диалог-согласие), возникают разные варианты личностной позиции (открытая, закрытая или неустойчивая). Закрытая позиция, возникающая в результате внутреннего диалога-противостояния, проявляется чаще всего защитным поведением и разными вариантами неприятия новой информации, что проявляется во внешнем диалоге. Внутренний диалог-согласие сопряжен с открытой позицией и хорошим усвоением информации, идентификацией с ней. Неустойчивая позиция – с частичным усвоением. Целенаправленное осознавание внутреннего диалога и его конструктивное преобразование запускает механизм саморегуляции по продуктивному варианту, выражающемуся в открытой личностной позиции и хорошем усвоении новой информации.

Аутопсихологическая компетентность во внутриличностном пространстве

Схема 2.

Аутопсихологическая компетентность во внутриличностном пространстве

Наличие двух тенденций в развитии личности (стремящейся к сохранению и стремящейся к развитию) подчеркивается в рамках гуманистической психологии и представлений о личностном и психическом здоровье, развиваемых в работах А.Г. Асмолова, B.C. Братуся, Д.А. Леонтьева, Е.Р. Калитеевской и В.И. Ильичевой, В.А. Петровского, А. Маслоу, К.Р. Роджерса, В. Франкла, В.Шутса и других. В соответствии с ними, личностное здоровье не может быть определено через понятия "равновесие", "баланс", "стабильность", "адаптация", "гомеостаз", так как оно не только не исключает, но и подразумевает некоторую степень нарушения равновесия, обеспечивающую реализацию стремлений личности к развитию.

Исходя из этого, психологическая саморегуляция, может осуществляться на трех уровнях:

? инструментально-экспрессивном, на котором осуществляется адаптивное социотипическое поведение индивида в соответствии с его характером, интериоризировнными социально одобряемыми ценностями и образцами поведения, привычными стереотипами, социальными ролями.

? смысловом, обеспечивающим поведение в соответствии с логикой жизненной необходимости и личностными смыслами, а также способствующим адаптации личности.

Личностные смыслы могут стать основой для формирования высшего – экзистенциального уровня личностной регуляции, обеспечивающего автономное развитие личности. На этом уровне личностной регуляции способами существования и самоосуществления личности становятся выбор, свобода и ответственность. Наполняясь ценностным содержанием, они занимают центральное место в отношениях человека с миром и становятся стержнем развития личности. В решении задач постижения смысла своего существования, проблемной ситуации человек исходит из уже достигнутого сложившегося представления о себе и своих возможностях. Однако, реализуя в деятельности рождающиеся в ней самой избыточные потенциальные возможности, он постоянно выходит за рамки исходных представлений о себе, осуществляя расширенное воспроизводство образа "Я".

Задача самопостижения личности представляет собой весьма сложный процесс, включающий два варианта: первый из них это внешнее самопостижение, когда человек стремится к тому, чтобы окружающие оценили его по достоинству. Внешнее самопостижение не является задачей самопонимания, так как личность исходит из некоторых наличных представлений о своих возможностях, не ставя перед собой вопроса об их адекватности и не стремясь к их изменению.

Другая форма самопостижения в проблемной ситуации – это "внутреннее" самопостижение. Исходное чувственное "Я" субъекта в данном случае представляет собой соединение находящихся в противоречии "частей". Конфликт "могу – не могу" дает пример подобного противостояния двух равноправных начал. Задача, которую решает субъект, направлена на особое преобразование исходного образа "Я", позволяющее трансформировать потенциальное "Я" в наличное "Я", придать статус "неподлинности" наличному "Я". Субъект утверждается в своих глазах, и это значит, что он как бы порывает с неустраивающим образом себя и строит удовлетворяющий его образ. В потребности самопонимания представлены и переплетены моменты самопознания и самотворчества, самореализации и самоопределения. Понимая внешнюю вещь, мы необязательно преобразуем ее. Понимая же себя, мы вместе с тем осмысляем, анализируем, преобразуем и созидаем себя. Понимание рассматривается как средство познания. Познание – это совокупность знаний, возникающих в результате ответов на вопросы и решения задач. Реализуя возможности, заключенные в техническом устройстве, мы стремимся к тому, чтобы устройство это оставалось сохранным, "себе-тождественным". Но, осуществляя самопонимание, мы неизбежно определяем себя заново. Полагая себя, человек утверждает свое бытие в мире, свою субъектность; источником происходящего является сам индивид.

Основная трудность этого процесса заключается в сложном взаимодействии Я-прошлого, Я-будущего и Я-настоящего во внутреннем мире личности. Л.И.Анцыферова пишет, что движение саморазвития субъекта жизнедеятельности осуществляется через бесконечную смену его функциональных состояний . С позиций теории Э.Эриксона (его понятия самоидентичности), то развитие взрослого человека предстанет как движение его саморазвития от прошлой Я-идентичности к будущей Я-индентичности через кризис Я-идентичности в настоящем.

Интересным с этой точки зрения представляется наблюдение психологов В.И.Слободчикова который, изучая особенности и роль рефлексивных процессов в учебной деятельности учащихся младших классов, обозначил это движение от Я-незнающего к Я-знающему и умеющему через активную рефлексивную интрапсихическую характеристику – статус Я-школьник. Еще ранее, Л.И.Божович назвала это новообразование ребенка "внутренней позицией" , определяющей его поведение, деятельность и всю систему его отношений к действительности, к самому себе и к окружающим людям.

Таким образом, аутопсихологическая компетентность представляет собой сложноинтегрированное личностное новообразование, включающее уровневое освоение человеком знаний, умений и навыков в сфере самопознания, самооценивания, самокоррекции, саморазвития и самореализации (см. сх. 3).

Освоение совокупности этих знаний, умений и навыков возможно при реализации алгоритма продуктивного формирования аутопсихологической компетентности.

Структурно-функциональная схема аутопсихологической компетентности

Схема 3.

Структурно-функциональная схема аутопсихологической

компетентности

<< | >>
Источник: А.А.Деркач, Л.А.Степнова. Развитие аутопсихологической компетентности Государственных служащих. 2003

Еще по теме Психологическое обоснование аутопсихологической компетентности:

  1. Обоснование технологического модуля развития аутопсихологической компетентности госслужащих
  2. Аутопсихологическая компетентность в системе профессиональной компетентности специалиста
  3. Технологический модуль развития аутопсихологической компетентности
  4. Технологии развития аутопсихологической компетентности
  5. Технологии развития аутопсихологической компетентности
  6. Акмеологические закономерности развития аутопсихологической компетентности
  7. Алгоритм продуктивного развития аутопсихологической компетентности госслужащих
  8. Развитие концептуальных представлений по проблеме аутопсихологической компетентности
  9. Аутопсихологическая компетентность в структуре личности профессионала
  10. ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ АУТОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ ГОССЛУЖАЩИХ
  11. Механизмы продуктивного развития аутопсихологической компетентности госслужащих
  12. Когнитивные закономерности развития аутопсихологической компетентности
  13. Общие акмеологические закономерности развития аутопсихологической компетентности
  14. Сущность аутопсихологической компетентности как способа развития "акме" в контексте индивидуальности
  15. Сущность аутопсихологической компетентности как способа развития "акме" в контексте индивидуальности
  16. Акмеологическая система развития аутопсихологической компетентности госслужащих
  17. Акмеологическая модель продуктивного развития аутопсихологической компетентности