<<
>>

Эмпирическая типология смыслов жизни в США и России

В последние годы популярность смысла жизни как предмета исследования неуклонно возрастает среди психологов. В новом проекте «Классификации позитивных способностей человека» смысл жизни назван «наиболее человеческой и вместе с тем самой неуловимой» из всех позитивных характеристик личности и определен как «наличие у чело-века связных представлений о высшей цели и смысле мира и о своем месте в нем» (Petersen, Seligman, 2002).

Наряду с теоретической разработкой понятия «смысл жизни», ведутся и эмпирические исследования этого конструкта с применением раз-личных методик и подходов (подробнее см., напр., Wong, Fry, 1998).

Смысл жизни представляет собой не просто диспозицию, поддающуюся количественному измерению, но структуру, обладающую качественно своеобразным содержанием. Чисто интенсивностная характеристика смысла жизни сравнительно легко поддается измерению с помощью таких тестов, как Purpose In Life (PIL) Дж. Крамбо и Л. Махолика (Crumbaugh, Maholick, 1969) и его популярная русскоязычная версия Тест смысло-жизненных ориентации (СЖО) (Леонтьев, 2000). Однако подход, связан ный с использованием психометрических методов такого рода, наряду с несомненными достоинствами, которые состоят в простоте сбора и обработки большого объема данных, в легкости получения количественных результатов и их обобщения, имеет и ряд существенных ограничений.

Альтернативой этому подходу является качественный подход, который может быть также назван феноменологическим. Он заключается в сборе данных, как можно более полно описывающих индивидуальную картину смысла жизни, с помощью таких методов, как неструктурированное интервью, свободное эссе или анкеты с «открытыми» вопросами. Основным недостатком этого подхода является сложность формализации получаемых данных, однако к настоящему времени достаточно хорошо разработана методология качественного анализа данных и критерии объективности для качественных исследований (см., напр., Eisner, 2003; на русском языке см. Квале, 2003), а также конкретные методы качественно-го анализа (в частности, качественный контент-анализ: см. Mayring, 2000).

Примером разработки и применения качественного подхода в изучении смысла жизни выступает серия исследований, проведенных П. Ибер-солом и его соавторами. Задачей этих исследований стало, во-первых, выявление спектра различных смыслов, которые люди считают главными для себя, отвечая на вопрос о смысле собственной жизни, и, во-вторых, проверка высказанной В. Франклом (1990) гипотезы о широком распространении феномена смыслоутраты в современном обществе. Формулировки «личный смысл» (personal meaning) и «смысл жизни» (life meaning) рассматриваются П. Иберсолом как тождественные (Ebersole, 1998, р. 180).

Процедура исследования достаточно проста. Испытуемым предлагается развернуто, в форме небольшого письменного эссе ответить на следующий вопрос:

«Какой смысл жизни является для Вас самым значимым в данный момент? Если Вы чувствуете, что Ваша жизнь сейчас не имеет смысла, поставьте отметку здесь___и расскажите о том, как Вы потеряли смысл или почему Вы так думаете.

Приведите какой-нибудь пример из своей жизни, который помог бы нам лучше понять смысл Вашей жизни (или его отсутствие)».

Полученные смыслы анализировались авторами с целью выявления их типичных разновидностей и сравнения распределений смыслов по этим типологическим категориям в различных группах населения.

Окончательный вариант типологии, сложившийся в результате обобщения исследований на представителях различных возрастных групп, выглядит следующим образом (Ebersole, DePaola, 1987, p. 187-188):

1. Межличностные отношения. Ориентация на взаимоотношения с семьей, друзьями или возлюбленными, например: «Наиболее осмысленным мне кажется время, которое я провожу с друзьями и с моим парнем». В рамках этой категории были выделены подкатегории: «Семья», «Возлюбленный(ая)», «Друзья» и «Совокупность подкатегорий».

2. Служение. Ориентация на отдачу, оказание помощи, адресованной людям вообще, например: «Смысл моей жизни состоит в том, чтобы помогать детям учиться».

3. Вера. Жизнь в соответствии с собственными верованиями и убеждениями (религиозными, политическими или социальными), например: «Теперь, когда я открыл для себя Бога, моя жизнь полна смысла». Эта категория также делилась на подкатегории: «Религиозная или духовная вера» и «Социальные и политические убеждения».

4. Получение. Подчеркнутая ориентация на материальные блага. Достижение «психологических» благ, таких как уважение, успех или престиж, не относится к этой категории. Пример ответа, попадающего в нее: «Я хочу заработать столько денег, столько смогу, чтобы чувствовать себя спокойно».

5. Рост. Смысл, полагаемый в собственном развитии и понимании (например, в стремлении к достижению целей, в развитии своих способностей, в обретении чувства собственной ценности, обретении независимости), например: «Я уверен, что рожден познать себя и раскрыть свои таланты. Изменение, рост, стремление к достижению целей - в этом и состоит вся жизнь».

6. Здоровье. Смысл видится в поддержании своего физического или психического здоровья, например: «Я хочу быть настолько здоровым, насколько это возможно».

7. Работа. Смысл, вытекающий из занятий, деятельности, работы (включая обучение, если оно рассматривается как работа); вместе с тем, смысл, возникающий из занятий домашним хозяйством, относится к категории «Межличностные отношения» («Семья»).

8. Удовольствие. Включает общие суждения о том, что удовольствие, счастье, удовлетворение или просто течение повседневной жизни являются наиболее осмысленными, например: «Смысл моей жизни состоит в том, чтобы наиболее полно наслаждаться каждым ее днем».

Выделялась также категория «Разное», в которую помещались суждения, не попадающие ни в одну из категорий, приведенных выше, -примерно 5% от общего числа ответов.

Структура категорий оказалась достаточно устойчивой: соответствие между распределением смыслов по категориям двумя независимыми экспертами (выборка из 96 испытуемых старше 30 лет) составило 91% (Ebersole, DeVogler, 1981). В рамках отдельного исследования испытуемым (112 студентов колледжа) предлагалось, рассказав о смысле, са-мим отнести его к той или иной категории - в этом случае соответствие между категоризацией смыслов экспертом и самими испытуе-мыми составило 75% (там же).

В качестве испытуемых в разных исследованиях выступали: студенты колледжа (18-19 лет, N = 86: DeVogler-Ebersole, Ebersole, 1985), взрослые (от 30 до 80 лет, средний возраст 46 лет, N = 96: DeVogler, Ebersole, 1981), подростки (13-14 лет, N = 116: DeVogler, Ebersole, 1983),

пожилые семейные пары (средний возраст 75 лет, N = 64: Ebersole, DePaola, 1987), а также выдающиеся люди (использовались данные, опубликованные в 1932 году У. Дюраном, N = 25: Ebersole, DeVogler-Ebersole, 19851). Структура смысла жизни, полученная в результате этих исследований, кратко представлена в таблице 1.

Таблица 1 Процентное распределение смыслов жизни по категориям у представителей различных возрастов

Особое место занимает выборка подростков.

Авторы отмечают, что процент испытуемых, понимающих, что такое смысл жизни, и способных ответить на вопрос о смысле собственной жизни, среди подростков не ниже, чем среди взрослых, однако смыслы жизни, высказываемые подростками, качественно отличаются от взрослых. Чтобы отразить это отличие, авторы вводят три дополнительные категории: «Занятия» (отдых, спорт или хобби), «Школа» (оценки или продвижение в обучении) и «Внешний вид» (сравнение себя с другими, забота о собственной одежде).

Как видно из таблицы, наибольший вес у всех, включая подростков, имеют смыслы, попадающие в категорию «Межличностные отношения»: лишь у выдающихся людей она немного уступает категории «Работа». Среди выборок, при исследовании которых авторами использовалась «стандартная» структура из 8 категорий, наиболее близки друг к другу выборки студентов и взрослых. Особенность выборки взрослых состоит в том, что авторы не обнаружили в ней смыслов, попадающих в категорию «Удовольствие». У пожилых людей, напротив, категории «Удовольствие» и «Здоровье» являются наиболее значимыми после «Межличностных отношений», а «Рост» и «Работа» вообще не представлены. У выдающихся

1 Интересен и другой, более развернутый вариант качественного анализа данных о смысле жизни выдающихся людей, включающих данные У. Дюрана - см.: Kinnier et al, 2003.

людей «Работа» стоит на первом месте и вообще не представлена категория «Получение».

Данные о распределении смыслов по подкатегориям авторы дают только по выборке взрослых. В рамках категории «Межличностные отношения» «Семья» составила 63%, «Возлюбленный (ая)» - 16%, «Друзья» - 9% и «Совокупность подкатегорий» - 12%. В рамках категории «Вера» «Религиозная или духовная вера» составила 82%, а «Социальные и политические убеждения» - 18%.

Среди данных по выборкам подростков и взрослых авторы приводят отдельно распределение всех полученных смыслов и наиболее значимых смыслов (испытуемым предлагалось указать три различных смысла; наиболее значимыми из них считались те, которые были указаны в первую очередь). Как видно из таблицы, при переходе к наиболее значимым смыслам возрастает вес категорий «Межличностные отношения» и «Вера» (у взрослых).

Данные, полученные П. Иберсолом и его сотрудниками, на первый взгляд не согласуются с мнением В. Франкла о широком распространении феномена смыслоутраты: только 5% студентов колледжа, 3% взрослых и один представитель выборки пожилых людей сообщили об отсутствии смысла в собственной жизни; столь же низок этот процент среди подростков. Однако среди студентов колледжа, указавших какой-либо смысл, 16% назвали свое переживание смысла неполным или неглубоким. На выборке пожилых людей доля заполненных и возвращенных ан-кет составила только 56% - значительно ниже, чем на прочих выборках, что должно было повлиять на данные о смыслоутрате (вероятно, те, кто испытывал отсутствие смысла, были менее склонны заполнять анкету). Авторы объясняют эти результаты двумя соображениями. Первое состоит в том, что В. Франкла интересовало, испытывал ли человек утрату смысла когда-либо в своей жизни, тогда как П. Иберсол и его сотрудники зада-вали испытуемым вопрос о смысле их жизни или его отсутствии в данный момент. Второе соображение состоит в следующем: возможно, многие из смыслов, которые сообщали испытуемые, лишь декларировались ими, не будучи на деле достаточно глубокими, чтобы служить обоснованием человеческой жизни.

Для того чтобы отделить глубокие смыслы жизни от поверхностных, П. Иберсол и его коллеги разработали систему критериев для оценки глубины смысла жизни, отраженного испытуемым в эссе, по 5-балльной шкале (DeVogler-Ebersole, Ebersole, 1985):

1. Оценивайте смысл как тем более глубокий, чем более полно человек рассказывает о своем главном смысле и чем более ярко передано им ощущение индивидуальности этого смысла.

2. Оценивайте смысл как тем более глубокий, чем более он четок, конкретен, правдоподобен и связан с реальной жизнью. Убедитесь, что иллюстрирующий этот смысл пример является значимым, нетривиальным.

76

3. Оценивайте смысл как менее глубокий, если он является для человека новым и, следовательно, сравнительно непроверенным и поверхностным. Также оценивайте его как менее глубокий, если в течение достаточно длительного времени этот смысл не претерпел какого-либо развития.

4. Основывайтесь на собственном суждении о том, глубоким или поверхностным является смысл, сообщаемый человеком; не принимайте его суждение автоматически.

5. Если вы не уверены, давайте смыслу среднюю оценку. Также не рекомендуется давать оценку выше средней, если человек не приводит примера или приведенный им пример выглядит незначительным (незначимым).

Коэффициент корреляции Пирсона между независимыми оценками одних и тех же эссе по данным критериям двумя авторами оказался значимым (r = 0.84, N = 50, p < 0.01), как и коэффициент корреляции между оценками автора и независимого эксперта, в качестве ко-орого выступал студент-психолог, не прошедший какого-либо дополнительного обучения (r = 0.78, N = 34, p < 0.01). В аналогичном исследовании, которое проводилось без использования указанных критериев, коэффициент корреляции между независимыми оценками двух экспертов был более низким. Авторы также получили отрицательный результат при проверке гипотезы о том, что собственный смысл жизни эксперта может влиять на оценку им чужих смыслов. Все это говорит о надежности и простоте приведенной системы критериев.

Процедура измерения глубины смысла жизни с использованием указанных критериев получила название Meaning In Life Depth (MILD) (Ebersole, Quiring, 1991). Авторы полагают ее альтернативой распространенному тесту PIL, использующей, однако, принципиально иной подход. Предварительные результаты исследования по сопоставлению данных о глубине осмысленности жизни, полученных с помощью PIL и MILD, показали отсутствие значимой статистической взаимосвязи между результатами этих двух методик. Авторы объясняют это тем, что тест PIL измеряет скорее аффективный аспект смысла жизни; по их мнению, это «оценка людьми силы и устойчивости своего смысла - эмоция, энтузиазм, который они испытывают по отношению к нему» (там же), тогда как MILD обращается скорее к когнитивной стороне смысла жизни и опирается на оценку, даваемую внешним наблюдателем. Эта внешняя оценка более объективна, поскольку эксперт обладает знанием обо всем спектре смыслов жизни, сообщаемых разными людьми, - у него есть «система отсчета», которой нет у каждого испытуемого в отдельности. Вместе с тем, как отмечает П. Иберсол (Ebersole, 1998), эффективность MILD все же зависит от способности субъекта к рефлексии собственного опыта, что ограничивает ее применимость. В качестве возможного спосо-ба верификации данных MILD П. Иберсол предлагает использовать мне ния об осмысленности жизни каждого испытуемого, полученные от других людей, которые достаточно хорошо его знают.

Авторы (Ebersole, Quiring, 1991) предлагают использовать PIL и MILD параллельно, с целью получить более полную информацию о смысле жизни, чем та, которую может дать каждая из методик в отдельности. В пользу этого соображения свидетельствуют данные исследования по сравнению глубины смысла у молодых и более старших взрослых людей (Ebersole, DePaola, 1989): подгруппа старших про-демонстрировала более высокий балл, чем подгруппа молодых, по тесту PIL, но при этом более низкий - по методике MILD.

Было предпринято несколько попыток проведения исследований по методике П. Иберсола на российских испытуемых. Первое из этих исследований было выполнено в 1990-1991 гг. М.О. Калашниковым под руководством ДА. Леонтьева. Испытуемыми были 33 человека, мужчины и женщины в возрасте от 20 до 38 лет с незаконченным высшим или высшим образованием. После анализа протоколов была сформирована несколько иная, чем у П. Иберсола, структура классификационных категорий. Были выделены следующие группы:

Служение обществу, человечеству в целом (соответствует «служению» у П. Иберсола).

Семья и дети (несколько уже категории «отношения» у П. Иберсола).

Трансценденция (несколько шире категории «вера» у П. Иберсола).

Работа, успешная деятельность (близка к категории «работа» у П. Иберсола).

Личное благополучие, включая здоровье, саморазвитие и ощущение счастья (сочетает в себе категории «здоровье», «рост» и отчасти «удовольствие» из типологии П. Иберсола).

Процесс жизни, гармония (часть категории «удовольствие» у П. Иберсола).

В таблице 2 представлено распределение ответов по категориям у мужчин и женщин.

Из таблицы видно, что наиболее типичными и у мужской, и у женской части выборки являются семья и дети, а также работа. В целом это согласуется как с данными П. Иберсола, так и с данными опросов, проводившихся в нашей стране ранее (Немцовский, 1990). Кроме этих категорий, к наиболее часто называемым у мужчин относится личное благополучие, а у женщин - сам процесс жизни как источник ее смысла; для обеих этих категорий типично резкое различие между мужскими и женскими протоколами.

Как и у П. Иберсола, лишь небольшая часть опрошенных (только женщины) не смогли назвать свой смысл жизни. Вместе с тем, многие называли не один смысл, а больше, поскольку инструкцией это специально не оговаривалось. Так, 10 человек, или 30,3%, указали два смысла жизни, относящиеся к разным категориям, а 5 человек (15,2%) - три или четыре смысла. Наиболее типичными вариантами сочетания разных смыслов были сочетания смысла «семья и дети» с одним из «надличных» смыслов: «работа и успех», «личное благополучие» или «процесс жизни».

Таблица 2 Процентное распределение ответов испытуемых по категориям

Еще одно исследование, проводившееся в 1997-1998 гг., охватило 27 мужчин и женщин в возрасте от 22 до 60 лет, имеющих среднее, незаконченное высшее и высшее образование (Леонтьев, Филатова, 1999). Как и в первом случае, методика П. Иберсола была не основной, а вспомогательной.

После обработки протоколов обнаружилось, что многие из ответов испытуемых совпадают с категориями, предложенными П. Иберсолом, однако, исходя из содержания высказываний, некоторым из них были даны иные наименования. Категория «взаимоотношения» была заменена категорией «семья», так как в ответах испытуемых фигурировали высказывания, относящиеся либо к детям, либо к любимому человеку. Категория «служение» была заменена на категорию «польза», так как в соответствующих высказываниях испытуемых звучало именно это понятие. Категория «рост» была переименована в «саморазвитие» с целью подчеркнуть отсутствие прагматического аспекта в ответах части испытуемых. Предложенную П. Иберсолом категорию «вера» пришлось заменить категорией «движение к Богу», поскольку высказывания испытуемых носили именно интенциональный характер. Другими классификационными категориями стали «понимание», «достижение», «любимая работа» и «процесс жизни». Категория «разное» содержит ситуативные ответы.

Таким образом, в данном исследовании в качестве классификационных категорий выступили следующие:

Саморазвитие («Реализовать максимально свои возможности, способности, себя как личность, согласно своим ценностям»).

Польза («...принести максимум полезного себе, близким и обществу»).

Семья («Я живу ради своей дочери»).

Движение к Богу («Обрести полноту общения с Богом»).

Понимание («Уяснить для себя, в чем смысл...»).

Достижение («Занять определенное место в обществе...»).

Любимая работа («У меня нет времени рассуждать о смысле жизни, так как все время уходит на то, чтобы писать музыку»).

Процесс жизни («Жить самой и дать самостоятельно жить другим»).

Разное («Сдать экзамены и курсовые вовремя и без проблем»).

Задачей данного исследования был не столько анализ распределения различных смыслов жизни в нашей выборке, сколько сравнение характеристик мировоззрения по данным методики предельных смыслов (Леонтьев, 1999) у испытуемых с разным смыслом жизни. Большинство эмпирических смыслов (15 из 27, или 55,5%) относится к трем категориям: «саморазвитие», «польза» и «семья», по пять к каждой. Остальные 12 ответов распределились между оставшимися 6 категориями, и их статистическая обработка оказалась невозможной. Зато удалось статистически сравнить и выявить значимые различия между тремя наиболее представительными группами с ведущими смыслами «саморазвитие», «польза» и «семья». Сравнительный анализ данных этих трех групп испытуемых позволяет дать им следующую характеристику. В целом, мировоззрение испытуемых, ориентирующихся в своих смысложизненных устремлениях на саморазвитие, отличается наибольшей структурированностью и связностью; такие испытуемые более продуктивны в нахождении промежуточных смыслов своих действий, им свойственна активная и просоциальная мировоззренческая позиция. Ориентация на семью сочетается с гомеопатической моделью поведения: с боязнью перемен и преобладанием рефлексивных процессов над практической деятельностью. У таких испытуемых структура мировоззрения представляет собой ряд отдельных, не связанных друг с другом, смысловых цепочек, количество которых весьма ограничено. Ориентация на принесение пользы теснее всего связана с практическим осуществлением целей. Наблюдаемое рассогласование между заявляемой испытуемыми группы «польза» ориентацией на других людей и эгоцентрической позицией объясняется тем, что на уровне зрелой, развитой личности дихотомия эгоизма и альтруизма преодолевается и снимается; направленность на свое развитие не противоречит, а напротив, положительно коррелирует с учетом интересов других людей.

Таким образом, хотя описанные исследования на российских выборках носили пилотажный характер и не были репрезентативными, на первый план выступают не различия, а сходство смыслов жизни, описываемых по тождественной инструкции американскими и российскими испытуемыми. Наиболее значимыми источниками смысла и в той, и в другой культуре являются семья и работа; менее количественно выраженными, но столь же устойчивыми и инвариантными выступают смыслы служения людям, веры (трансценденции, движения к Богу) и роста (саморазвития). Смыслы жизни, связанные с гедонистическими основаниями, обнаруживают больший разброс как в количественных показателях, так и в содержательных определениях. Так, категориям получения, здоровья и удовольствия, выделенным в американской популяции, лишь приблизи тельно соответствует обобщенная категория личного благополучия, однако процесс жизни как источник смысла выделяется в российских исследованиях весьма отчетливо, в отличие от американских, где эта подкатегория растворена в категории удовольствия. В целом, конечно, необходимы более подробные исследования на российской популяции, для которых методическая процедура, разработанная П. Иберсолом, представляет собой весьма удобный инструмент.

<< | >>
Источник: Под ред. А.А. Бодалева, Г.А. Вайзер, Н.А. Карповой, В.Э. Чуковского. Смысл жизни и АКМЕ: 10 лет поиска. 2004

Еще по теме Эмпирическая типология смыслов жизни в США и России:

  1. Совесть и смысл жизни в современной России
  2. Смысл жизни: становление, динамика, выбор
  3. О выборе смысла жизни в современную эпоху
  4. О смысле ЖИЗНИ И РЕМОНТЕ
  5. Смысл жизни и профессиональная деятельность педагога
  6. «Смысл жизни» в ипостаси античной добродетели
  7. СМЫСЛ ЖИЗНИ как объект психологического исследования
  8. ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ПРОБЛЕМЫ СМЫСЛА ЖИЗНИ И АКМЕ
  9. Влияние самооценки на процесс становления смысла жизни старшеклассников
  10. В. ФРАНКЛ И СМЫСЛ ЖИЗНИ
  11. Проблема смерти и бессмертия в контексте смысла жизни
  12. СМЫСЛ ЖИЗНИ И ценности детей группы риска
  13. Учитель о смысле жизни и акме человека в современном обществе
  14. Статус безработного и его влияние на смысл жизни человека
  15. Кризис 30 лет. Проблема смысла жизни
  16. Динамика представлений о смысле жизни и акме студентов в период обучения в вузе
  17. Страх человека перед смертью и смысл жизни
  18. Социальные ориентиры жизненных смыслов в юношеском периоде жизни