загрузка...

ГЛОБАЛЬНАЯ ТОКСИЧНОСТЬ

Еще с моей первой консультации с психиатром в Нью-Йорке я постоянно задавался вопросом: «Каким образом и почему клетки моего мозга забыли, как производятся химические реак­ции?»

Низкий уровень серотонина, который, как мне было сказано, являлся причиной моих проблем со здоровьем, в действитель­ности был лишь их проявлением, а истинная причина заклю­чалась именно в том, что нейроны забыли, как производить хи­мические реакции. Я хотел узнать, как и почему. В медицине настоящий диагноз — это понимание, как и почему появляются те или иные симптомы. Это то, что должны делать врачи.

Чем более технологически продвинутым становилось наше общество, тем менее здоровыми становились мы

Они обычно гордятся своей способностью ставить диагноз, производя обследование и приходя к заключению. Современные врачи, вечно спешащие и боящиеся судебных исков, полагаются главным образом на анализ крови, рентгеновское и ультразвуко­вое исследования, эндоскопию и другие лабораторные анализы. В Индии мои коллеги и я, ездившие на переоборудованном в мобильный госпиталь автобусе и не имевшие в своем распоря­жении никаких медицинских инструментов, кроме стетоскопов, собственных ушей, глаз и носов, вернулись к простым методам обследования. Восточные школы медицины не рассматривают пациента в отрыве от его среды, включая семью, деревню и духов­ный путь. Изменения в среде или характере мыслей имеют такое же значение, как и изменения температуры тела. Считается, что все аспекты жизни пациента существенно влияют друг на друга и на его здоровье. Причину болезни вы­ясняют путем анализа этого влияния.

В Соединенных Штатах заболева­емость хроническими болезнями, ко­торые зачастую носят чрезвычайно сложные и весьма устрашающие названия, приняла такие масшта­бы, что пациенты и врачи забывают задаваться вопросами «как» и «почему». Изменился сам смысл слова «диагноз». Оно больше не означает понимания как и почему. Диагноз превратился в заголо­вок перечня симптомов, на которые жалуется пациент, и результа­тов тестов, которые он прошел. Диагноз стал своего рода кодом. Его можно ввести в компьютер, и на экране монитора появятся пере­чень лекарств, предназначенных для лечения соответствующей бо­лезни, и рекомендуемое количество дней госпитализации.

Медицинская практика производила на меня во многом такое же впечатление, как супермаркеты в самом начале моего пре­бывания в Соединенных Штатах. Было очевидно, что я не един­ственный, чьи клетки отказываются выполнять свои функции. Все большее число моих пациентов страдало депрессией и при­нимало антидепрессанты. В новостях здравоохранения все чаще можно было услышать сообщения о том, что распространение болезней, связанных с рационом и образом жизни, приобрело характер эпидемии. А новости финансовых рынков вторили им сообщениями о резком росте стоимости акций фармацевти­ческих компаний, особенно тех, которые производили антиде­прессанты. Моя специальность — сердечно-сосудистые заболева­ния — возглавляла список проблем, опережая рак.

Складывалась парадоксальная ситуация. С одной стороны, научно-технический прогресс шел вперед семимильными шага­ми. Мы взломали генетический код, изобрели нанотехнологии и создали роботов, делающих хирургические операции. В воз­духе витало обманчивое чувство уверенности и надежды, что в недалеком будущем медицина найдет средство для избавления от всех болезней. Тем не менее я прекрасно видел, что все вокруг нездоровы. Почти каждый принимал те или иные лекарства. Судя по результатам, наша медицинская система фактически не работала. Чем более технологически продвинутым становилось наше общество, тем менее здоровыми становились мы. Ситуа­ция в здравоохранении быстро ухудшалась.

Хронические болезни — ожирение, диабет 2-го типа, гипер­тония и многие другие, которые раньше главным образом наблюдались у людей преклонного возраста, — все чаще поражали молодых. Каждый третий американский ребенок страдал избыточным весом или ожирением, и эта тенденция все время увеличивалась.

Такая статистика формировалась на основе анализа данных, по­лученных во врачебных кабинетах и больницах, где пациентов никогда не спрашивали о том, чем и как они питаются, каков их режим работы, и о прочих подобных вещах, имеющих чрезвы­чайно важное значение. Очевидно, у врачей просто не было для этого времени.

В те времена, когда я практиковал производственно-поточную медицину, бросаясь от одного пациента к другому, мне часто вспоминались слова моей учительницы медитации: «Не беспо­койся и не спеши». В такие моменты мне в голову приходила мысль о том, что нужно внедрить в клинике ту же методику обследования, которую я применял в Индии. Я начал понимать суть проблемы, о которой не говори­ли средства массовой информации и которую не изучали в ходе клини­ческих исследований: резкое увеличение количества людей, не страдавших серьезными заболеваниями, но чувствовавших, что у них не все в порядке в физическом, интеллектуальном и эмоциональном планах. Вздутие живота, усталость, зуд, подавленное настроение, чихание, запоры, помутнение сознания, отеки — казалось, у всех моих пациентов и друзей всплывали проявления какого-то глубинного нарушения.

Удивительно, но в большинстве случаев результаты анализов крови оказывались абсолютно нормальными. Не получив ника­ких объяснений, успокоенные нормальными результатами ана­лиза, люди приходили к заключению, что их симптомы — это всего лишь издержки современной жизни и свидетельство есте­ственного износа организма вследствие старения. Однако, остав­ляемые без внимания, эти расстройства начинали развиваться в серьезные недуги. Изучение общей картины жизни пациента неизменно приводило к выявлению сопутствовавших социальных, финансовых или эмоциональных проблем.

Я пытался отыскать диагноз в духе старой школы. Почему люди испытывают физический и душевный дискомфорт, чув­ствуют себя несчастными и страдают от недомоганий? Какова общая причина такого состояния?

С развитием прогресса люди стали вести себя беспорядочно, как раковые клетки, убивая и себе подобных, и клетки других типов. Люди производят токсичные вещества, быстро размножаются и игнорируют естественные законы плотности населения, пространства и наличия пищи

Общее складывается из частностей. Это универсальное пра­вило определяет холистическое мышление, лежащее в основе большинства восточных традиций целительства.

Для того чтобы в пол­ной мере понять сущность клетки, необходимо понять сущность органа, частью которого она является. В шко­ле медитации в Индии я научился рассматривать планету Земля как жи­вой организм. В соответствии с этой аналогией реки представляют со­бой артерии, леса — легкие, горные цепи — ребра, а люди принадлежат к одному из многочисленных типов клеток, населяющих этот ор­ганизм. Люди заболевают, но как это отражается на состоянии планеты, частью организма которой они являются? Сведения об этом фигурировали в новостях, но не в разделе здравоохране­ния. В те времена в газетах начали появляться заголовки: «глобальное потепление», «неудобная правда». У Земли повысилась температура. Ее лихорадило.

Лихорадка свидетельствует о том, что в организме что-то не­ладно. Это неспецифический признак. Он бывает при множе­стве самых разных заболеваний. Важно выяснить, что именно вызывает жар, чтобы лечить настоящую причину, а не просто сбивать температуру. Для этого врачи задают пациентам вопро­сы, обследуют их, назначают анализ крови, чтобы исследовать ее клетки и химические вещества, определяющие внутренний кли­мат организма. Когда вся информация собрана, можно поставить диагноз.

В современных западных культурах главным «подозревае­мым» в случае длительного сохранения повышенной темпе­ратуры является рак. Очень часто, проверяя в присутствии пациентов результаты анализов, я не успевал сказать ни сло­ва, как они спрашивали меня: «Доктор, скажите откровенно, у меня рак?» Этого диагноза люди боятся больше всего.

Раковые клетки тоже относятся к клеткам, которые забыли, как производятся химические реакции. Но, кроме химии, они за­были также и математику, и географию, и грамматику, и даже правила поведения в сообществе клеток. Если вы посмотрите на них в микроскоп, то увидите, что они убивают друг друга и все остальные клетки, находящиеся поблизости. Они растут и раз­множаются с невероятной скоростью, игнорируя естественные законы пространства, плотности населения и наличия пищи. Они также имеют склонность мигрировать на большие рассто­яния и завоевывать новые территории. Этот процесс называется образованием метастазов и означает распространение рака. Ра­ковые клетки питаются иной пищей, нежели здоровые. Отходы своей жизнедеятельности, а также зачастую токсичные вещества они выводят в кровеносную систему, и те пагубно влияют на ор­ганизм. Раковые клетки, как и большинство клеток, крохотны, но размеры в данном случае не имеют значения. Производя са­мую настоящую революцию в организме, они способны убить самого сильного человека.

Эти мысли посещали меня, когда я искал ответ на свой во­прос. Иногда постановка диагноза требует времени. Бывает, че­ловека мучит вопрос, а ответ приходит в самый неожиданный момент, когда он делает или видит что-то, на первый взгляд совершенно не связанное с предметом его разду­мий. Внезапное озарение замыкает внутреннюю цепь, по всему телу как будто пробегает взрывная волна, и наступает момент истины.

Этот момент истины наступил для меня вскоре после того, как я начал программу детоксикации в холистическом центре. Когда я явственно ощутил последствия выведения из организма токсинов, с моих глаз упала пелена.

Для того чтобы в полной мере понять сущность клетки, необходимо понять сущность органа, частью которого она является, только тогда станет понятна причина дисбаланса

У Земли лихорадка. Результаты химических анализов и лабо­раторных анализов природных жидкостей и газов не могут не вызывать тревогу. Повсюду распространены токсичные веще­ства. Эти вещества оказывают негативное воздействие на каж­дую клетку организма планеты. Она находится в критическом состоянии. Если ничего не изменится, катастрофа неминуема.

Клетки одного типа из тех, что населяют планету, а именно люди, ведут себя беспорядочно, убивая и себе подобных, и клет­ки других типов. Манерой питания они сильно отличаются от всех остальных типов. Люди производят токсичные вещества, которые смешиваются с пищей и используются для осущест­вления многих других функций, а также выделяются в систему кровообращения планеты, через посредство которой они достигают самых отдаленных мест, всюду убивая другие клетки. Люди быстро размножаются и игнорируют естественные законы плот­ности населения, пространства и наличия пищи. Они вырубают леса, уничтожая легкие планеты. Нарушился баланс: токсины накапливаются быстрее, нежели природная среда способна из­бавляться от них. Токсины убивают и нас, и планету. Планета поражена раковой опухолью, и эта опухоль — мы. Это то, что я называю «еще одной неудобной правдой».

В конце концов я нашел ответ на свой вопрос на клеточном уровне. Мои клетки никогда не забывали, как производить хи­мические реакции. Они отчаянно пытались делать это. Но ток­сичные вещества, которые я поглощал вместе с пищей, и воз­действие загрязненной среды такого мегаполиса, как Нью-Йорк, изменили внутренний климат моего организма. Многие из этих токсинов препятствовали нормальному функционированию клеток, вызывая раздражение и воспаление.

Токсины разрушали клетки и ткани, и многие системы начали давать сбои. Природная способность самоисцеления моего организма ослабевала, поскольку питательных веществ, не­обходимых для того, чтобы клетки могли осуществлять хими­ческие реакции, недоставало.

Начавшись с кишечника и со временем распространившись до мозга, эти изменения проявлялись в виде симптомов, соот­ветствовавших таким диагнозам, как депрессия и синдром раз­драженного кишечника. Мне прописывали все больше лекарств, которые я отказывался принимать. Наконец я нашел способ, как получить все необходимое для того, чтобы мои клетки начали нормально работать, — детоксикация и очище­ние организма.

С деятельностью человека нарушился баланс: токсины накапливаются быстрее, нежели природная среда способна избавляться от них. Токсины убивают и нас, и планету

По тому как я себя чувствовал и выглядел после двух недель в холи­стическом центре, было понятно, что функции моих клеток полностью нормализовались. Но мне так­же было известно, что некоторые из них пошли еще дальше и больше не производили химические реакции — это была насто­ящая алхимия.

<< | >>
Источник: Юнгер А.. Clean. Революционная диета омоложения. 2012

Еще по теме ГЛОБАЛЬНАЯ ТОКСИЧНОСТЬ:

  1. Глобальные загрязнители объектов окружающей среды
  2. Изменения глобального внутреннего климата
  3. ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ ТОКСИЧНОСТЬ
  4. ТОКСИЧНОСТЬ МЕСТНЫХ АНЕСТЕТИКОВ
  5. КЛАССИФИКАЦИЯ ХИМИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ (ЭЛЕМЕНТОВ) ПО ИХ ТОКСИЧНОСТИ
  6. Отравления токсичными спиртами
  7. Інфекціино-токсичнии шок
  8. Судороги, вызванные токсичными веществами
  9. ГЕМАТОЛОГИЧЕСКАЯ ТОКСИЧНОСТЬ ХИМИОЛУЧЕВОГО ЛЕЧЕНИЯ С ТЕМОДАЛОМ В ДВУХ РЕЖИМАХ
  10. Выявление персональных источников токсичности
  11. Страны, в которых зарегистрированы случаи заболевания людей птичьим гриппом и план глобальных мероприятий ВОЗ по борьбе с гриппом
  12. Изучение токсичности наночастиц окиси кремния и окиси висмута
  13. ЛЕГОЧНАЯ ТОКСИЧНОСТЬ У БОЛЬНЫХ ЛИМФОМОЙ ХОДЖКИНА ПРИ ПРИМЕНЕНИИ СХЕМ ХИМИОТЕРАПИИ ПЕРВОЙ ЛИНИИ И ЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИИ В УМЕНЬШЕННЫХ СУММАРНЫХ ОЧАГОВЫХ ДОЗАХ (20–30 Гр)
  14. Поражение токсинами: постановка диагноза
  15. СПИСОК ЛИТЕРАТУРНЫХ ИСТОЧНИКОВ
  16. Распространенная ректальная аденокарцинома
  17. Общая токсикология
  18. Примеры презентаций на основе интеллект-карт
  19. Местные анестетики
  20. Гигиеническое регламентирование вредных веществ в окружающей среде и пищевых продуктах