загрузка...

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ – ЧТО ЗАШИТО В ТОКСИНАХ

Как мы говорим о себе: «В моем организме накопились токсины и органы выведения этих токсинов с их количеством не справляются, поэтому токсины лезут наружу через кожу». Все правильно, Организм – не дурак, он старается избавить себя от отравы как можно скорее. Инстинкт самосохранения работает. И вот что интересно: оказывается, в контейнерах с токсичными отходами спрятана дополнительная информация. Разберемся на примерах. Из дневника Ассы:

Для себя я это объясняю так: в моем Организме в разных местах запрятаны различные «контейнеры» со всякой бякой. Когда дело доходит до очередного контейнера, его содержимое неизбежно выходит во внутреннюю среду Организма, поэтому и возникают эти симптомы. Если бы открылись одновременно все контейнеры, то, наверное, я умерла бы от отравления собственными продуктами обмена, а так постепенно, потихонечку идет очистка.

И вот теперь ее мысли – о депрессии. Обратите внимание: распечатываются контейнеры с эмоциями точно так же, как и в случае с токсинами, и все, что вы носили в себе – выходит наружу.

Асса: 22 августа

Дальше об изменениях.

Сосудистые сеточки были ярко синего цвета, похожи на густые синяки. Сейчас становятся более живого, красноватого оттенка, особенно густые стали намного реже.

Происходит большая психологическая работа. Например, я поняла, что мои родители больше заботились обо мне, чем любили. Они мало заботились о моих проблемах, но умудрились меня здорово избаловать. Так что слова «Нет» или «Не хочу» я просто не признавала. Ребенком я была удивительно неконтактным, постоянно пыталась сделать так, чтобы в игре все было по-моему. В общем отношения у меня не складывались ни со сверстниками, ни со взрослыми.

В школе меня это начало сильно заботить. Но я не знала, не умела себя вести, налаживать отношения. Дети дразнили и обижали меня. А я всегда понимала, что проблема не в других людях, а во мне самой. Но в то время мне не хватало опыта, чтобы разобраться в причинах этого явления, а тем более подобрать пути решения. Ни один из взрослых, к которым я в то время обращалась, не мог помочь мне. Да еще мои родители затеяли разводиться.

К седьмому классу я настолько испортила со всеми отношения, что совершенно не могла находиться в школе, стала прогуливать уроки. Это еще больше усугубило положение. При этом ребенком я была неглупым и понимала, что дальнейшая жизнь без нормально законченной школы не возможна. Но находиться в школе я не могла! Это породило жесточайший психологический кризис. События, которые доводили меня до горьких рыданий, происходили на дню по несколько раз.

Став взрослой, я поняла, что это и была подростковая депрессия.

По-видимому, эти переживания не отпускали меня уже и во взрослом состоянии и прорывались в виде чувства беспомощности, тоски или печали, которые убивали меня, гасили, лишали сил.

Но это я все только потом поняла и вспомнила. А сначала я с удивлением обнаружила, что не радуюсь, глядя на редеющие сеточки сосудиков у меня на ногах.

Это меня озадачило, ведь еще недавно я с удовольствием разглядывала себя в зеркало, любуясь своей довольной физиономией. А фотография – нужно было срочно записаться в библиотеку, нужна фотография, делают ее прямо на месте. Без подготовки, как была, сфотографировалась, получилось просто великолепно, минуть десять от своего изображения оторваться не могла, все разглядывала.

Так вот даже это воспоминание меня не радовало! Дальше – больше. Настал день, когда я встала с постели с чувством неизбывной печали, я ЗАСТАВЛЯЛА себя улыбаться. Из зеркала на меня стало смотреть скорбное лицо, точно как до Программы. Настроение у меня было такое плохое, что я целый день ругалась с мужем по пустякам, совершенно с ним поссорилась. И, как потом оказалось, я даже забыла погулять. К вечеру расстроилась и разругалась с мужем так, что сама и разрыдалась, может быть, это меня и спасло.

Мне было самой удивительно, чего это я? Вечером Воде я особенно отчетливо проговорила, что я человек веселый, довольный жизнью и хорошо настроенный. На утро мне стало чуть легче, и я смогла анализировать свое состояние. Именно тогда я вспомнила о той детской депрессии и о том, что человек от депрессии избавиться сам не может. Поэтому я никогда и не пыталась. Просто это состояние ко мне время от времени возвращалось, мешая претворению в жизнь особенно грандиозных планов. Но сейчас-то все по-другому!

«Али мы не Волшебники?» – подумала я. А тут еще рассылочка – описание Волшебного Подвига Лисси Муссы с Деревом Д(Ж)еланий пришла. В общем, нашла я в хозяйстве ненужный, но очень красивый китайский колокольчик с пагодой и красными веревочками, привязала к нему депрессию, да и вывесила их на деревце. Тот, кто развяжет узелок, тот и выпустит мою депрессию на все четыре стороны, я ей, наверное, тоже порядком надоела. Посидела дома, посидела и вдруг почувствовала, что плечи мои развернулись, голова приподнялась, а настроение улучшилось. Вышла на улицу – нет колокольчика, и депрессию вместе с ним забрали. Ну, вот и ладно.

Погуляла, упражнения поделала, настроение еще лучше стало, наутро и совсем я выздоровела. Теперь я уверена, что это ко мне не вернется никогда!

Но если честно, то было мне очень тяжело, и я была бы очень благодарна, если бы мне подсказали еще какие-нибудь способы справиться с такими просто убийственными эмоциями.

А вот еще одно письмо – это в личную почту мне пришло, мужчина месяц на Программе, все было хорошо, но вдруг вот такой случай:

М: Лисси! Помоги мне, а то я в ужасе. Мне кажется, что я сошел с ума и у меня раздвоение личности! Теперь я точно испугался! Я боюсь показать это на публике даже в закрытом форуме. Это откровение разрушило сегодня мой мир. Но где-то в глубине души я рад, что это произошло! Мне кажется, что что-то сдвинулось с места. То, что я сам от себя прятал.

Утром. Часов в 12. Это чудовище. Он ужасен. И я сегодня выпустил его на свободу. Свидание с самим собой. Первое что он сделал – это начал курить. И курить одну за одной. Он не хотел ждать, а только курил. Потом он начал тратить деньги. На сигареты, на еду. Потом он побежал в Макдональдс. О, как он суетился и психовал в очереди, – а вдруг я ему не дам ничего и запрещу. Он набрал еды и начал судорожно и быстро все есть, он не чувствовал удовольствия и не наслаждался. Быстрее, быстрее запихнуть, а то вдруг отнимут. Он набивал свой желудок. Он так боялся, что его кто-нибудь увидит и скажет, вот смотрите, прыщавый жирдяй жрет как свинья. Ему этого показалось мало, и он побежал в пиццерию, там взял самый большой кусок пиццы и салат, так же быстро и тупо запихнул в себя и опять боялся, что его кто-то увидит, быстрее, быстрее скушать, а то вдруг я отниму. Я выкинул сигареты, думал, что брошу, но он побежал и купил новые. Ах, как у меня болела голова, я так хотел его остановить. Но он сидел под замком в тюрьме месяц, и не так то просто было его остановить. Он наелся, накурился и успокоился. Я дико испугался его. Это же Я! Я! Я! Я оцепенел. Он оказался еще трус и лентяй. Он врун и хам. Я не знал, что делать. Мой мир рухнул. Я его ненавидел и боялся. Что со мной? Я даже хотел убить себя. Точнее его, наверное. Это осознание было выше меня, я не мог дышать, сделать шаг. Так хотелось убежать от него, обратиться к кому-то за помощью, спрятаться. Но это сознание меня убивало, я понимал, что от себя не убежать. Это же я. И его мне надо любить??? У меня руки опустились, это же я и с этим мне жить всю жизнь, метаться. «У меня раздвоение личности, меня надо в психушку», – думал я. Он же ничтожество. Он мразь. Он погубил за один день то, к чему я шел так долго. Что мне делать?

ПОНИМАНИЕ. Через несколько часов. Я понял, кто это. Это мальчик, которого дразнили в школе, который бегает к маме показывать каждую болячку, это он не хочет убираться и гладить рубашки. А я его заставляю, принуждаю. Это он вылезает кожей, хоть как-то себя показать? Убежать? Но от себя не убежишь. Я понял, как долго я его прятал. Как много я ему запрещал. А он же испуганный мальчик, это он боится и стесняется.

Но вот взрослый Я не позволяет ему никаких проявлений и просто забивает его, не смотря на его чувства. И только когда я выпью, он может появиться, я теряю контроль над ним. И давление, которое у меня поднимается – это тоже он. Я его ДАВЛЮ, не даю ему вылезти, и чем больше давлю, тем больше он сопротивляется. Сколько времени я его притеснял и гнобил. Это же с ним не хотели дружить девочки, это же у него не было друзей, это он был неопрятным и некрасивым. Это он фантазирует и привирает, чтобы хоть как-то себя показать и восхитить других. И когда я это осознал, я захотел расплакаться. Как ему обидно. Это же забитый маленький мальчик, который так хочет любви и одобрения. И пытается получить их от других, потому что уже точно знает, что я не дам. Искал этой любви у других. И как часто я его наказывал, или хотел наказать. Как мне хочется его любить. Как я хочу попросить у него прощения. Я его так редко баловал. И все эти музыкальные диски я покупал ему и все книжки я ему покупал, но не любя, а только бы он затих, отстал.

Я хочу его принять, извиниться и попросить прощения. Сказать, что теперь мы будем вместе, что мы будем друзьями и он будет получать то, что захочет. Он имеет право на похвалу и на одобрение. И эта Программа для него. Как он хочет поиграть. Он покупал себе разноцветные ручки для Блокнотика, красивое ведерко и сочинял Хвалилки. А я опять превратил это в обязаловку. Танцевать – четко по времени, не больше, не меньше. Гулять – не меньше часа и не важно, что устал, Хвалилки – на автомате, обливаться – зачем тратить время на добавления Воды – сразу холодной, это же полезно. И обязательно каждый день, никаких отговорок. Каши обязательно. Конфеты – нельзя. НЕЛЬЗЯ! Все делать четко и по правилам. Тупо сбрасывать вес и чистить кожу, пусть говорят, что это Игра. Будем играть, но только для того, чтобы очиститься. Значит, и курить срочно бросить. И неважно, что это ему трудно – столько новой муштры и нет расслабления совсем.

Лисси, что это? Что со мной, помоги мне, пожалуйста. Это что, результат Программы? Ты об этом предупреждала, когда говорила, что с распадом гадости, которая накопилась в Организме, нам придется решать и все нерешенные прежде психологические проблемы?

И опять кто-то внутри говорит: «Что за бред, напридумывал себе отмазок, чтобы курить и жрать. А ну быстро на прогулку, каши и обливайся холодной водой!»

Вечером давление поднялось – пришлось «скорую» вызывать…

Лисси Мусса: Не пугайся! Ничего страшного не произошло. Мне сложно с тобой общаться – ты не хочешь видеть главного, даже когда я выделяю послания крупным шрифтом.

Но я еще раз попробую:

УСТРОЙ СЕБЕ ПИР

Это есть в книжке для Фигурок, об этом говорили на семинаре, я тебе минимум трижды это писала в письмах. А ты только затягиваешь туже и туже гайки. Мы хвосты жгли – а ты вытягиваешь снова детские обиды и зажимы.

Где этот твой обиженный школьник? – Только в голове у тебя. Что ты его там так трепетно хранишь? – Чтоб было на что обижаться? Зачем тебе твои обиды, что ты их копишь и складируешь и учитываешь каждую????

Скажу тебе, что с тобой происходит: у нас есть задний ум и передний. Вот они у тебя повздорили у Макдональдса.

Я тебе очень показательную нашу переписку с Морской сейчас приведу – узнаешь себя наверняка:

Асса: А вот Лиссин вывод о том, что я испытываю чувство обиды, меня озадачил. С моей точки зрения – я испытывала страх, ну панику, ну болела, но чтобы обижаться – этого не было! Но я же понимаю, что сигналы тела они более точные, чем сигналы разума, поэтому я стала анализировать, откуда они взялись. Полночи я не могла уснуть, все об этом думала, и вдруг мне в голову пришла простая мысль и я сразу уснула, поэтому думаю, что она верная.

А мысль такая: если бы у меня кроме моей головы, которой я имею обыкновение думать и употреблять пищу (назовем ее для краткости голова № 1) есть еще одна голова, или, например, точка, или голова № 5 – ее мысли происходят так, что голова № 1 о них может даже не догадываться. И происходило примерно следующее:

Голова № 1: Я хочу быть красивой, я буду есть то, что для этого необходимо! У этой головы довольно сильные волевые качества, и она вполне может управлять волевыми действиями своего тела, поэтому нарушений в питании не допускает.

Голова № 5: Вот ела одну кашку, Организм и расстроился, даже любимые наши патиссончики не принимает. Не хочу больше соблюдать Программу. Болеть буду, всякие фокусы устраивать, но больше не дам так над Организмом измываться, так и знай! У этой головы сильно влияние на неосознанные реакции тела, поэтому у меня все и заболело.

А когда оказалось, что ничего страшного от употребления привычных продуктов не произошло, то голова № 5 успокоилась и перестала выкидывать свои фокусы. Она теперь уверена, что с телом и с его системой пищеварения ничего страшного не происходит. Получается, что Программу я выполняю одной частью своего существа, а эмоционально, и не только эмоционально, реагирует на это другая. Забавный вывод!

Даже не предполагала, что мой Организм на такое способен.

Лисси (отвечает Ассе): Вот тебе лишнее доказательство, что это были психологические игрушки, обиды, а вовсе не болезни. Ведь как только ты себе позволила праздник – сразу все прошло – ты даже не заметила как. Делай выводы.

С головами отличный диалог уловила! Просто сказочный! Это передний ум и задний разговаривают!

Стремящиеся к просветлению добиваются состояния целостности. Так вот целостность – это и есть согласованность переднего и заднего ума! И теперь, когда ты уловила голоса обоих, тебе легко будет их примирить. Так что считай – у тебя еще одна победа!

Лисси Мусса: Так что ничего страшного не произошло. Это даже не срыв – небольшая паника, только и всего. Но твой жандарм внутренний (не знаю номер головы) бушует – он жаждет тебя наказать страшным образом, а чтоб оправдать наказание – пугает, говоря, что ты натворил что-то ужасное.

А ты (не знаю номер головы) выдаешь повышение давления, чтобы наказание не такое страшное получить. Вот так психосоматика работает – очень наглядный пример получился, тебе повезло – хороший урок психофизиологии!

Что нужно было сделать – и давно: устроить себе пир. Накрыть стол – и далее по нашим правилам. Можешь это сделать сегодня. А завтра сам смеяться будешь над своими страхами и переживаниями.

М: Да, на следующий день я только под вечер вернулся к кашам. Днем ездили с сестрами по Москве: они себе обновки покупали, ну и я тоже не отстал. Купил себе то, что раньше для меня показалось бы абсурдом. Я думал, что это только женщины могут.

Состояние – «хочу снова на каши» вернулось именно в тот момент, когда я себе сказал: «Не хочешь на каши – не надо, заставлять никто не будет». И потом спокойно начал готовить каши на завтра – я ЗАХОТЕЛ это делать. Так же и со всем остальным: как только я себе спокойно позволяю это НЕ ДЕЛАТЬ, то с удовольствием понимаю, что спокойно это буду делать. Все делается само собой, если себя не заставлять. И книга Фигурок начала спокойно читаться, потому что я позволил себе ее НЕ ЧИТАТЬ.

Продолжаю!

Вот и вам придется решать нерешенные прежде психологические проблемы. Это именно они закопаны в ваших болячках и лишних килограммах. Поэтому, распутав все психологические узелки, мы освободимся от причин наших болезней.

Но вернемся к нашим баранам: что же зашито в контейнерах с токсинами?

Оказалось – не решенные прежде психологические проблемы. Это именно они закопаны в ваших болячках и лишних килограммах. Поэтому, распутав все психологические узелки, мы освободимся от причин наших болезней.

Самое главное – не паникуйте! Здесь вас также выручит ваш друг – Блокнот!

Спокойно и с юмором постарайтесь понять себя, выслушав внимательно все доводы ваших умов – заднего и переднего, или мнения головы № 1 и головы № 5.

И примирите их. А там и до просветления недалеко!


<< | >>
Источник: Лисси Мусса. Полное руководство но выделке собственной Шкурки. 2007

Еще по теме ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ – ЧТО ЗАШИТО В ТОКСИНАХ:

  1. ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ – СЕДЬМОЙ КАШНЫЙ ДЕНЬ
  2. ДЕНЬ ПЯТЫЙ - СКАЗКА
  3. ДЕНЬ ПЯТЫЙ - НУЖНЫЕ ВЕЩИ
  4. День пятый. Любовь к себе и к своему телу
  5. ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ - КРИЗИС САМОИДЕНТИФИКАЦИИ
  6. ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ВОСЬМОЙ – ГАРМОНИЯ ГОРМОНОВ
  7. ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТЫЙ – МАССАЖ ПРОТИВОЗАСТОЙНЫЙ
  8. ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ - СТРАТЕГИИ СТРОЙНОГО ЧЕЛОВЕКА
  9. ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ТРЕТИЙ – ВОЛШЕБНЫЕ ПРИКАЗЫ ПО ОРГАНИЗМУ
  10. ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ – ГЛУБИННАЯ ОЧИСТКА (НЕОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ПРОЦЕДУРА)