Третья глава «Эмпирическое исследование когнитивного и эмоционального компонентов чувства любви у людей юношеского и взрослого возраста»

Третья глава «Эмпирическое исследование когнитивного и эмоционального компонентов чувства любви у людей юношеского и взрослого возраста» посвящена описанию эмпирического исследования, анализу и интерпретации полученных результатов, соответствующих поставленным цели и задачам, формулировке выводов; состоит из 3 параграфов.

В параграфе 3.1.
Основные этапы, процедура и методы исследования сформулированы объект, предмет, гипотезы, цель и задачи эмпирического исследования, предложена характеристика выборки, описаны психодиагностические методики исследования и процедура их обработки. Подробно описаны процедура и логика исследования. Исследование когнитивно-поведенческого и эмоционально-поведенческого компонентов чувства любви у людей юношеского и взрослого возраста проводилось в течение 2005-2009 гг. в шесть этапов. Основная информация в ходе исследования получена путем психологической диагностики.

База эмпирического исследования: в исследовании приняли участие 257 (n1) человек (145 женщин и 112 мужчин), с их участием проводилась адаптация методик для русскоязычной выборки. Возраст испытуемых колеблется в диапазоне от 18 до 54 лет (средний возраст 25,9 года). Затем из первоначальной выборки была сформирована выборка 2 (n2 =154, из них 70 женщин и 84 мужчины), они приняли участие в основном исследовании. Возраст испытуемых колеблется в диапазоне от 18 до 54 лет. В соответствии с задачами исследования были выделены две группы: 1) респонденты юношеского возраста от 18 до 22 лет, средний возраст – 20,5 года (79 человек из них 39 девушек и 40 юноши) и 2) респонденты взрослого возраста от 27 до 54 лет, средний возраст – 35,5 года (75 человек 31 женщина и 44 мужчин). Из сформированной выборки в браке состоят 76 человек (из них 33 женщины и 44 - мужчины). Не состоят в браке 78 человек (из них 37 женщин и 40 - мужчин).

В исследовании приняли добровольное участие студенты КГУ имени Н.А. Некрасова очной и заочной формы обучения, Костромского государственного технологического университета, а также взрослые работающие люди.

В исследовании для изучения привязанности, стилей любви, представлений о любви и гендерной идентичности применялись следующие методики: Установки на любовь и секс («Цвета любви») (Attitudes About Love and Sex (“Colors of Love”), C. Hendrick и S. Hendrick, 1984, адаптирована Т.Л. Крюковой, О.А. Екимчик, 2006), Мульти-опросник измерения романтической привязанности у взрослых (ОРПВ) (Multi-Item Measure of Adult Romantic Attachment (MIMARA), K.A. Brennan и P.R. Shaver, 1995, адаптирована Т.Л. Крюковой, О.А. Екимчик, 2005); Шкала тревожно-романтической привязанности (Anxious Romantic Attachment Scale (ARAS), C.G. Hindy, J.C. Schwarz и E.A. Brodsky, 1994, переведена Т.Л. Крюковой, О.А. Екимчик, 2005), методика измерения гендерной идентичности (разработанная С. Бем, адаптированная М.В. Бураковой и В.А. Лабунской, 1999), незаконченные предложения, отвечающие специфике исследования.

В параграфе 3.2. Адаптация методик для измерения взрослой романтической привязанности и стилей любви

Автор подробно приводит процедуру адаптации методик: ОРПВ (MIMARA) и методики «Установки на любовь и секс» (УЛС) (Attitudes About Love and Sex -“Colors of Love” - (AALS)), которые впервые применялись на русскоязычной выборке. Процедура адаптации заключалась в прямом и обратном переводе утверждений методик, редакции утверждений в соответствии с семантикой и грамматикой русского языка, проверке шкал на надежность.

Методика ОРПВ позволяет измерить выраженность различных компонентов привязанности у респондентов, которые, сочетаясь между собой, характеризуют взрослую романтическую привязанность у человека. Посредством статистической обработки ответов респондентов на вопросы данного опросника была проведена его психометрическая проверка: был вычислен коэффициент внутренней согласованности шкал альфа Кронбаха. Полученные достаточно высокие значения этого коэффициента для всей методики в целом (?=0,76), также были высчитаны коэффициенты для каждой шкалы: фрустрация (?= 0,64), стремление к сближению (? = 0,79), самоподдержка (?=0,65), амбивалентность (?=0,69), доверие (?=0,73), ревность/ страх быть оставленным (?=0,68), “срастание” с партнером (?=0,61). На основе полученных результатов, автор делает вывод о возможности дальнейшего применения методики на русскоязычной выборке, также подсчитаны эмпирические нормативные значения для романтической привязанности у взрослых для всей выборки в целом и отдельно для мужчин и женщин, которые позволяют анализировать эмоционально-поведенческий компонент любви к партнеру. Приведен анализ выраженности компонентов привязанности у мужчин и женщин и всей выборке в целом по средним значениям (таблица 1).

Таблица 1

Средние значения компонентов привязанности мужчин и женщин по методике ОРПВ (MIMARA)



Средние значения компонентов привязанности мужчин и женщин по методике ОРПВ (MIMARA)



Исходя из анализа данных, представленных в таблице 1, следует, что в целом по выборке эмоционально-поведенческий компонент любви характеризуется яркой выраженностью стремления к близости с любимым человеком, ревностью и страхом потерять отношения и нечеткой дифференциацией личностных границ с партнером, низкой степенью подавленности отношениями и положительными эмоциями. При этом необходимо отметить, что наибольший разброс имеют такие характеристики взрослой романтической привязанности, как стремление к сближению, амбивалентность и ревность/страх быть оставленным. Следовательно, в выборке имеются люди, как с интенсивным, так и со слабым выражением этих особенностей эмоционального отношения.

Эмоционально-поведенческий компонент любви у мужчин характеризуется также яркой выраженностью стремления к сближению и низкой фрустрацией отношениями, но при этом выражена самоподдержка. Следовательно, в проявлении чувства любви мужчина стремится к эмоциональной близости с партнершей, делится с ней положительные эмоции, но в трудных ситуациях ему сложней просить у нее о помощи и принять взаимозависимость в отношениях. Отношения любви мужчине доставляют радость и положительные эмоции. Характерной особенностью выраженности романтической привязанности у мужчин является примерно одинаковый разброс по всем компонентам, кроме стремления к сближению. Это говорит о том, что в выборке присутствуют мужчины, как стремящиеся к близости со своими любимыми, так и те, кто предпочитает сохранять дистанцию и скрывать свои эмоции.

У женщин в целом романтическая привязанность характеризуется следующими особенностями: интенсивным стремлением к близости с партнером, страхом потерять отношения, противоречивостью чувств и слабой дифференцированностью личностных границ с любимым человеком. Следовательно, эмоционально-поведенческий компонент любви у женщин выражен несколько ярче и представляет собой сложное сочетание положительных и отрицательных эмоций, противоречивые чувства к любимому человеку. У женщин выше стандартные отклонения по всем компонентам привязанности, что говорит о большом разбросе в выборке в целом по всем особенностям эмоционального отношения. Наибольший разброс значений зафиксирован по компонентам амбивалентность и ревность страх / быть оставленным. Следовательно, среди наших респондентов присутствуют женщины, у которых ярко выражен страх потерять отношения и высокая интенсивность противоречивости чувств к партнеру, так и те, которым данные характеристики привязанности совсем не свойственны.

Затем с помощью t-критерия Стьюдента произведено сравнение интенсивности компонентов привязанности у мужчин и женщин. Нами были получены достоверно значимые различия по следующим компонентам привязанности: стремление к сближению (mм=5,00 mж=5,45, t=4,07 при p=0,000), самоподдержка (mм=3,91 mж=3,67, t=-2,43 при p=0,02), амбивалентность (mм =3,59 mж =3,99, t=3,61 при p=0,000) и ревность/страх быть оставленным (mм =3,87 mж =4,29, t=3,75 при p=0,000). Следовательно, у женщин интенсивней, чем у мужчин, проявляется стремление к эмоциональной близости с партнером, противоречивость чувств в отношении его и страх утраты любви партнера. Женщины гораздо легче, чем мужчины принимают взаимозависимость в отношениях любви, чаще стремятся поделиться радостными переживаниями, им проще обратиться за помощью в трудной ситуации к любимому. При этом в то же самое время женщины, чаще испытывают раздражение к своему партнеру, требуют проявления внимания и любви, проявляют беспокойство о любимом во время разлуки. Таким образом, была подтверждена достоверность различий в выраженности эмоционально-поведенческого компонента любви у мужчин и женщин, что частично подтверждает частную гипотезу №2.

Далее был проведен анализ надежности методики Установки на любовь и секс (УЛС) (Attitudes About Love and Sex -“Colors of Love” (AALS)), измеряющей выраженность стилей любви у взрослых людей. С помощью статистической обработки ответов респондентов на вопросы данного опросника был вычислен коэффициент внутренней согласованности шкал – альфа Кронбаха: для всего опросника в целом были получены высокие значения надежности и внутренней согласованности вопросов (?=0,77), также были подсчитаны коэффициенты надежности для каждой шкалы: эрос (?=0,57), людус (?=0,58), сторгэ (?=0,54), прагма (?=0,69), мания (?=0,66), агапэ (?=0,81).

Автор сравнивает выраженность когнитивно-поведенческого компонента любви в целом по выборке и отдельно для мужчин и женщин (таблица 2).

Таблица 2

Средние значения по стилям любви у мужчин и женщин по методике УЛС (AALS)



Средние значения по стилям любви у мужчин и женщин по методике УЛС (AALS)



Анализируя в общей выборке средние значения по шкалам, измеряющим стили любви, автор делает вывод, что наиболее свойственны русскоязычным респондентам установки на эротическую любовь, самоотверженную любовь и любовь-одержимость, и менее – установки на любвь-флирт и прагматичную любовь. При этом наибольшим разбросом обладают шкалы: прагма, мания и агапэ. Это свидетельствует о том, что среди респондентов данные установки выражены полярно и образуют своего рода континуум, то есть присутствуют люди, у которых данные стили любви явно доминируют, так и те, которым подобное поведение вообще не свойственно. Стиль любви эрос имеет наибольшее среднее значение и наименьшее стандартное отклонение, это отражает явное доминирование эротической любви у большинства респондентов. Доминирование установок на сексуальные отношения в любви свидетельствует о важности внешней привлекательности любимого человека и сексуального влечения к нему.

Для мужчин в целом характерны эротическая и самоотверженная любовь и в меньшей степени выражены установки на любовь-игру и прагматичную любовь. Также у мужчин слабее выражена любовь-одержимость, чем по общей выборке в целом. При этом важно отметить, что наибольший разброс значений у мужчин наблюдается по шкалам агапэ и мания и наименьший по шкале эрос. Следовательно, установки на эротическую любовь и сексуальные отношения свойственны практически всем респондентам мужского пола, а самоотверженная любовь и любовь-одержимость представлена полярно, то есть у части мужчин доминируют, а для других почти нехарактерны.

Для женщин характерно следующее проявление когнитивно-поведенческого компонента любви. Доминирующую роль у них занимают установки на эротическую любовь и сексуальные отношения, на самоотверженную любовь и любовь-одержимость. Следовательно, на когнитивно-поведенческом уровне любовное отношение к партнеру у женщин проявляется в стремлении к сексуальной близости и восхищении его привлекательностью, приоритетом благополучия любимого человека и сильной вовлеченностью в отношения, бурным проявлением чувств. Наибольший разброс значений отмечен у женщин, как и у мужчин по шкале агапэ и наименьший по шкале эрос, то есть сексуальные отношения занимают важное место в любви и у женщин тоже, а самоотверженная любовь может либо быть интенсивно выражена, либо практически отсутствовать.

Далее было произведено статистическое сравнение выраженности стилей любви у мужчин и женщин с помощью t-критерия Стьюдента. Получены результаты, подтверждающие достоверное различие по полу для стилей любви прагма (mм =2,62 mж =2,81, t=2,03 при p=0,04) и мания (mм =3,05 mж =3,37, t=3,42 при p=0,001). Следовательно, для женщин в большей степени характерны установки на прагматическую любовь и установки на любовь-одержимость в сравнении с мужчинами. У мужчин данные установки выражены в значительно меньшей степени. Данные различия ещё раз подтверждают полярность, которая свойственна женщинам в когнитивно-поведенческом проявлении любви: они могут, как полностью отдаться чувствам и потерять над ними контроль в отношениях с партнером, так и подчинить собственные чувства разуму и исходить только из рациональных посылок. По стилям любви эрос, агапэ, людус и сторгэ достоверно значимых различий не было выявлено, следовательно, они в равной степени выражены, как у мужчин, так и у женщин. Полученные результаты частично подтверждают гипотезу №3 о половой обусловленности когнитивных представлений, установок на любовь и отношения.

Для оценки степени выраженности стилей любви у иностранной и русскоязычной выборок приведены их средние значения (m) (таблица 3).

Таблица 3

Средние значения по шкалам методики УЛС(AALS) в иностранной и русской выборках



Средние значения по шкалам методики УЛС(AALS) в иностранной и русской выборках



На основе данных, представленных в таблице 3, автор делает следующие выводы: стили любви эрос, мания и агапэ в равное мере характерны и для русскоязычной выборки, и для иностранной, в средних значениях расхождений практически не обнаружено. Стиль любви людус у русскоязычных женщин выражен сильнее, чем у американских. У иностранных респондентов больше выражены такие стили любви, как прагма и сторгэ. Данное расхождение в выраженности стилей любви, свидетельствует о наличии различных когнитивных представлений о любви и установок на любовь и секс, обусловленных культурой. У большинства русскоязычных респондентов любовь-дружба и рациональная любовь не относятся к проявлениям чувства любви к партнеру. Следовательно, методика УЛС (Attitudes About Love and Sex, (AALS)) дифференцировано диагностирует у испытуемых степень выраженности шести стилей любви по Дж. А. Ли и помогает выявить доминирующий стиль любви.

Таким образом, проанализировав полученные результаты, автор заключает, что обе адаптированные нами методики ОРПВ (MIMARA) и УЛС (AALS) могут быть использованы на русскоязычной выборке для психологической диагностики особенностей взрослой романтической привязанности и стилей любви.

В параграфе 3.3. Представление и обсуждение результатов исследования приведена интерпретация эмпирических данных, проверка основной и частных гипотез, сделаны основные выводы.

Как было отмечено ранее, основной целью исследования являлось изучение особенностей феномена любви в юности и взрослости. Для этого была специально сформирована выборка респондентов (n2=154) состоящая из лиц юношеского и взрослого возраста, уравненная по половому и возрастному признаку. Сначала автор для изучения механизмов взаимодействия эмоционально-поведенческого и когнитивно-поведенческого компонентов чувства любви проверила предположение о влиянии романтической привязанности у взрослых на стиль любви к партнеру (Ф. Шейвер, 1987). В этих целях использован множественный регрессионный анализ.

На стиль любви эрос влияет совокупность характеристик привязанности: амбивалентность, стремление к сближению, фрустрация (R=0,53, R2=0,29 при p=0,000). Данные характеристики привязанности оказывают среднюю степень влияния на эротическую любовь, данная детерминация распространяется на 29% выборки. При этом необходимо отметить, что амбивалентность (?=-0,33 при p=0,000) и фрустрация (?=-0,17 при p=0,04) влияют отрицательно, стремление к сближению (?=0,24 при p=0,002) – положительно. Следовательно, непротиворечивость чувств к любимому человеку, стремление к эмоциональной близости с ним и низкий уровень негативных эмоций от романтических отношений при наличии выраженного сексуального интереса к любимому будут способствовать проявлению такого стиля любви как эрос.

На стиль любви людус оказывают среднюю степень влияния такие характеристики привязанности, как амбивалентность, стремление к сближению, самоподдержка и доверие (R=0,57, R2 =0,33 при p=0,000), то есть они обусловливают формирование нестабильных и поверхностных отношений у 33% респондентов. Важно учитывать направленность влияния каждого компонента привязанности. Амбивалентность (?=0,46 при p=0,000) способствует, а стремление к сближению (?=-0,17 при p=0,04), самоподдержка (?=-0,25 при p=0,002) и доверие (?=-0,18 при p=0,03) препятствуют формированию стиля любви людус. Следовательно, поверхностная, нестабильная и я-центричная любовь формируется под влиянием следующих особенностей эмоционального отношения: недоверие к партнеру, стремление избежать близости, интимности в отношениях с ним, ярко выраженная противоречивость чувств и поиск социальной поддержки у других людей.

Проявление стиля любви мания детерминировано (R=0,63, R2 =0,40 при p=0,000) следующими характеристиками привязанности: ревность/страх быть оставленным (?=0,32 при p=0,000), стремление к сближению (?=0,41 при p=0,000), амбивалентность, фрустрация и самоподдержка, то есть влияние распространяется на 40% выборки. В данном случае значимыми являются такие ярко выраженные аспекты эмоционального отношения к партнеру, как желание разделить с ним все свои переживания, и одновременно страх потерять его расположение, его любовь, что провоцирует противоречивость чувств, подавленность и зависимость от объекта любви, одержимость отношениями. В итоге данные особенности романтической привязанности к партнеру проявляются в нестабильных, бурных и часто саморазрушающихся отношениях любви.

Стиль любви агапэ обусловлен (R=0,51, R2 =0,26 при p=0,000) такими компонентами романтической привязанности, как стремление к сближению (?=0,24 при p=0,005), амбивалентность (?=-0,28 при p=0,001), ”срастание” с партнером (?=0,24 при p=0,006) и доверие (?=0,17 при p=0,04).
Их влияние распространяется на 26% выборки. Необходимо отметить, что все компоненты привязанности, кроме амбивалентности, оказывают прямое влияние на проявление стиля любви агапэ. В данном случае эмоциональный аспект любви характеризуется стремлением к близости с партнером, желанием разделить с ним все переживания, непротиворечивостью чувств, открытью и нечеткой дифференциацией личностных границ. Человек, любящей такой любовью, настолько открыт для своего партнера, доверяет ему и готов делить «все радости и горести», что сливается с ним психологически, и это способствует отказу от себя и своих желаний и целей, ради благополучия любимого. Влияние привязанности на стили любви сторгэ и прагма очень незначительное и распространяется в обоих случаях не более чем на 15% дисперсии. По мнению автора, это является следствием слабой выраженностью установок эти стили любви в русскоязычной выборке.

Таким образом, гипотеза №1 о влиянии привязанности на стиль любви подтвердилась. Выявлена линейная зависимость стилей любви по отношению к партнеру от взрослой романтической привязанности. Данное влияние распространяется на эротическую любовь, самоотверженную любовь, любовь-флирт и любовь-одержимость. На стили любви влияет совокупность всех характеристик привязанности. При этом каждый стиль любви имеет свои особенности эмоционального отношения к партнеру, которые детерминируют поведение человека.

После этого был проведен анализ гендерной идентичности у мужчин (n=72) и женщин (n=75). Полученные результаты свидетельствуют о том, что как для мужчин, так и для женщин свойственна тенденция к андрогинности, то есть высокие значения по фемининности (mм=4,28 и mж=5,12) и маскулинности (mм=4,78 и mж=4,33). Далее изучались взаимосвязи между эмоционально-поведенческим, когнитивно-поведенческим компонентами любви человека и его гендерной идентичностью, как социокультурным аспектом развития (таблица 5).

Таблица 5

Корреляционные связи между фемининностью - маскулинностью человека и компонентами взрослой романтической привязанности, стилями любви



Корреляционные связи между фемининностью - маскулинностью человека и компонентами взрослой романтической привязанности, стилями любви



Примечание: Низкий уровень значимости – *p=0,05

Средний уровень значимости – **p=0,01

Высокий уровень значимости – ***р=0,001

На основании данных, представленных в таблице 5, оказалось, что маскулинность имеет прямую умеренную связь со стилем любви эрос и обратные умеренные связи с такими компонентами привязанности, как фрустрация, ревность/страх быть оставленным, “срастание” с партнером. Следовательно, у людей с высоким уровнем маскулинности эмоциональное отношение к партнеру характеризуется хорошей дифференциацией личностных границ с любимым человеком, отсутствием страха быть оставленным и потерять романтические отношения и невыраженностью подавленности отношениями и положительными эмоциями. Когнитивно-поведенческий компонент любви у них характеризуется выраженными установками на эротическую любовь. Фемининность имеет обратную связь с компонентом привязанности самоподдержка и прямые с амбивалентностью, ревностью / страхом быть оставленным и стилем любви мания. Следовательно, для людей с высокой феменинностью в большей степени характерны такие особенности эмоционального отношения в любви, как принятие зависимости и поиск социальной поддержки у партнера, страх потери его любви и противоречивость собственных чувств и эмоций. Когнитивно-поведенческий компонент любви у них проявляется в установках на любовь-одержимость. Данное сочетание эмоционально-поведенческого и когнитивно-поведенческого компонентов любви у людей с высоким уровнем фемининности объясняется их личностными особенностями (Буракова, 2000).

Таким образом, были выявлены связи между эмоционально-поведенческим и когнитивно-поведенческим компонентами чувства любви и особенностями гендерной идентичности личности. Это подтверждает гипотезу № 5 о связи социокультурных аспектов развития личности и когнитивно-поведенческого и эмоционально-поведенческого компонентов чувства любви. Фемининность личности имеет отношение к более интенсивному и противоречивому выражению чувств в отношениях любви (что теоретически описано в работах К.-Г. Юнга, 1925-1930). Маскулинность же способствует положительным эмоциям и нефрустрированности интимными отношениями, сохранению личностных границ и выраженности эротической любви.

Для изучения обусловленности когнитивно-поведенческого и эмоционально-поведенческого компонентов чувства любви возрастным и половым факторами использовались однофакторный (ANOVA) и многофакторный (MANOVA) дисперсионный анализ. Были получены следующие результаты. С возрастом происходит снижение степени выраженности, такого компонента привязанности, как стремление к сближению (F(1,141)=11,353 при p=0,00097). Для юношеского возраста в большей степени характерны активность в установлении близких эмоциональных отношениях, открытость им, чем для людей взрослого возраста. После детального анализа факторов, влияющих на степень выраженности стремления к близости, было выявлено, что наблюдается совокупное влияние возраста и пола человека (график 1).

Проанализировав данные графика 1, автор делает вывод, что у женщин с возрастом происходит в большей мере снижение интенсивности стремления к эмоциональной близости, чем у мужчин. Для девушек в большей мере характерно, стремление к эмоциональной близости с любимым человеком, чем для юношей.



В первую очередь, это связано с большей эмоциональностью девушек, в том числе и в отношениях с любимым. Столь интенсивное стремление к эмоциональной близости у девушек в юном возрасте, является свидетельством переоценки любви близких отношений в жизни женщины (К. Хорни). Во взрослости у женщины интенсивность стремления к эмоциональной близости снижается до уровня ее выраженности у мужчины. Пара склонна сохранять и поддерживать в отношениях ту степень личной близости, которая им комфортна, способствует удовлетворенности отношениями (Тиводар, 2008).

Также было выявлено влияние возрастной категории респондентов на степень выраженности такого компонента привязанности, как самоподдержка (F(1,137)=8,22 при p=0,005). Во взрослости такой компонент привязанности, как самоподдержка выражен гораздо интенсивней, чем в юности. С одной стороны, это может быть свидетельством большей дистанцированности людей взрослого возраста в отношениях любви, способом избежать близких отношений, что хорошо известно психотерапевтам (К. Витакер, 1998; Е.Л. Михайлова, 2003). С другой стороны, высокий уровень самоподдержки является признаком зрелости личности: в этом случае человек, в первую очередь, склонен сам о себе позаботится, решить свои проблемы самостоятельно, не обращаясь за помощью к другим людям.

Была выявлена обусловленность степени открытости и доверия в эмоциональных отношениях любви возрастной принадлежностью респондентов (F(1,137)=6,23 при p=0,013). С возрастом уменьшается степень открытости и доверительности, при установлении отношений любви, как у мужчин, так и у женщин. Негативный опыт способствует большей настороженности взрослого человека в установлении отношений любви, и в семье более взрослые люди также претендуют на большую суверенность пространства (А. Р. Тиводар).

В когнитивно-поведенческом компоненте чувства любви влияние возрастной группы испытуемых проявляется в отношении стиля любви мания (F(1,146)=5,44 при p=0,02). В юношеском возрасте отмечается большая выраженность установок на любовь-одержимость и поглощенность отношениями любви. В то же время когнитивно-поведенческое проявление любви к партнеру более страстно и интенсивно, но менее стабильно у юношей и девушек, чем у мужчин и женщин. С возрастом установки на стиль любви мания становятся менее выражены, а отношения любви более стабильны. Это связано с личностной и эмоциональной незрелостью, а также неопытностью в отношениях любви человека в юности.

Таким образом, полученные результаты подтвердили гипотезу №2 о наличии особенностей в эмоционально-поведенческом и когнитивно-поведенческом компонентах чувства любви у людей юношеского и взрослого возраста. Особенности эмоционального и когнитивного компонентов любви в юношеском возрасте проявляются в интенсивном стремлении к эмоциональной близости с партнером, доверительности и открытости, принятием взаимозависимости в отношениях и установках на любовь-одержимость (мания).

Далее была проанализирована обусловленность полом выраженности когнитивно-поведенческого и эмоционально-поведенческого компонентов в проявлении чувства любви. Были получены следующие результаты. Половая принадлежность влияет на интенсивность выраженности противоречивых чувств к любимому человеку (F(1,137)=5,16 при p=0,02). Женщины испытывают более противоречивые чувства по отношению к любимому человеку, чем мужчины, и в юношеском и зрелом возрасте. Это связано, прежде всего, с большей эмоциональностью и умением дифференцировать свои чувства женщинами, а с другой их центрированностью на близких отношениях в целом, «переоценке любви» (К. Хорни). В связи с этим женщины также чаще, чем мужчины, испытывают такие негативные чувства, как ревность и страх быть оставленными (F(1,137)=5,41 при p=0,02). Высокая интенсивность ревности, страха потерять любовь к себе и противоречивости чувств к партнеру, свидетельствует о большой сконцентрированности женщин на любви и интимных отношениях и находит свое непосредственное отражение в когнитивно-поведенческом компоненте любви. В частности для женщин в большей мере характерны установки на стили любви мания (F(1,140)=7,20 при p=0,01) и людус (F(1,146)=3,93 при p=0,049). Для женщин в большей степени, чем для мужчин характерна любовь-одержимость, как в юношеском, так и в зрелом возрасте. Они выражают страстное, но нестабильное отношение к партнеру, в большей степени склонны к выяснению отношений и разрыву, но и чаще предпринимают попытки восстановить эти отношения и испытывают чувство вины в отношении любимого. Такой стиль любви характерен для женщин с высокой интенсивностью страха потерять отношения и любовь к себе. Высокая степень амбивалентности, как было доказано ранее, детерминирует проявление стиля любви людус. В то же время для женщин в большей мере характерна противоречивость чувств к любимому человеку. В совокупности это приводит к большей выраженности установок на любовь-флирт у женщин, чем у мужчин. Женщины в большей мере, чем мужчины, склонны к поверхностным и нестабильным отношениям и сконцентрированности на себе и своих потребностях, в первую очередь, а не на любимом человеке.

В отношении стиля любви сторгэ выявлена совокупная детерминация факторами возрастного этапа развития личности и половой принадлежности человека (график 2). Исходя из результатов, представленных на графике 2, можно утверждать, что стиль любви-дружбы подвержен совокупному влиянию двух факторов: а именно, возрастному этапу развития личности и половой принадлежности человека.



В юношеском возрасте для лиц обоего пола характерно проявление стиля любви-дружбы, хотя у девушек несколько реже, чем у юношей. При этом важно отметить, что у мужчин и женщин с возрастом интенсивность проявления любви-дружбы изменяется противоположным образом. Если для лиц женского пола во взрослом возрасте характерна большая степень выраженности стиля любви сторгэ, то у мужчин в этом же возрасте наоборот она снижается. Данные тенденции в изменении степени выраженности стиля любви сторгэ определяются психологическими особенностями взрослости, как возрастного этапа развития личности. Следовательно, стиль любви сторгэ характерен для лиц обоего пола в юношеском и взрослом возрасте, но проявляется с разной степенью интенсивности.

Таким образом, была полностью подтверждена гипотеза №3 о половой обусловленности когнитивно-поведенческого компонента чувства любви. И были получены результаты, свидетельствующие о половой обусловленности эмоционально-поведенческого компонента любви, что подтверждает гипотезу №2.

Далее были проанализированы когнитивно-поведенческий и эмоционально-поведенческий компоненты чувства любви у людей с разным семейным статусом. Выявлено влияние семейного статуса на романтическую привязанность к партнеру и доминирование определенных установок на любовь. В частности семейный статус человека положительно влияет на интенсивность такого компонента романтической привязанности у взрослых, как доверие (F(1,137)=7,37 при p=0,01), и отрицательно на самоподдержку (F(1,137)=9,81 при p=0,002), амбивалентность (F(1,137)=6,60 при p=0,01), фрустрацию (F(1,137)=4,11 при p=0,05). В отношении такого компонента романтической привязанности у взрослых, как «срастание» с партнером, выявлена совокупная детерминация возрастом и семейным положением человека (график 3).

Анализируя данные график 3, можно выявить следующие закономерности: у людей, не состоящих в браке, в целом с возрастом уровень дифференцированности личностных границ в эмоциональных отношениях с партнером понижается, хотя у некоторых он может оставаться на прежнем уровне. Люди, состоящие в браке, наоборот, с возрастом в меньшей степени дифференцируют личностные границы с партнером. Следовательно, у взрослых людей, состоящих в браке, происходит личностная идентификация с партнером и усиливается чувство «мы». Согласно, исследованию Тиводар (2008), это только способствует удовлетворенности браком.



Для когнитивно-поведенческого компонента чувства любви также характерна детерминация семейным статусом человека. В частности, семейное положение положительно влияет на интенсивность стиля любви эрос (F(1,140)=6,47 при p=0,01) и отрицательно на стиль любви людус (F(1,146)=3,96 при p=0,048). Холостые мужчины и незамужние женщины в большей степени склонны игнорировать потребности своего партнера и ориентированы на поверхностные полигамные отношения, избегают интимности с любимым человеком. Люди, состоящие в браке, чаще подчеркивают физическую привлекательность своего любимого и наличие удовлетворяющих сексуальных отношений. Супружеские отношения усиливают установки на секс и повышают его значимость в отношениях, основанных на любви. Данный факт свидетельствует о гармонизации сексуального и эротического аспектов любви в супружеских отношениях.

Таким образом, гипотеза № 4 о различия в эмоционально-поведенческом и когнитивно-поведенческом проявлении любви у людей с разным семейным статусом подтвердилась полностью. Супружеские отношения стабилизируют эмоционально-поведенческий компонент любви у человека, в частности повышают уровень доверия и открытости, сглаживают противоречивость чувств к партнеру, уменьшают дистанцированность и отстраненность, способствуют созданию чувства «мы» в семье и личностной идентификации с любимым человеком. Усиление установок на эротическую любовь и снижение проявления любви-флирта свидетельствуют об изменениях в когнитивно-поведенческом компоненте любви в супружеских отношениях.

На основе контент-анализа «Незаконченных предложений» были выявлены представления мужчин и женщин о любви, определялась их эмоциональная окраска и дифференцированность. Любовь в представлении респондентов является не исключительно позитивным явлением, а биполярным.

В представлении мужчин и женщин любовь включает в себя привязанность, страсть, отношения, обязательства и взаимность. Она приносит не только счастье, но и негативные эмоции, является ценность. При этом у женщин любовь в большей мере ассоциируется с привязанностью и страстью (?*=3,92 при p=0,000), чем у мужчин. Представления о любви у женщин отличаются дифференцированностью (?*=4,78 при p=0,000). Данные различия свидетельствуют о том, что для женщин в большей мере характерна идеализация и некоторая переоценка любви в своей жизни. Мужчины в большей мере склонны видеть в любви не только позитивное, но и негативное (?*=2,43 при p=0,01), при этом их представления односложны.

Далее мы проанализировали эмоциональную окраску представлений о любви у мужчин и женщин. Для большинства респондентов характерны позитивные представления о любви (мужчины – 58,7% и женщины – 59,2%): любовь дарит положительные эмоции («радость»), благотворно влияет на человека («любя я становлюсь лучше»). Положительная эмоциональная оценка любви свойственна в равной мере, как мужчинам, так и женщинам. Но любовь может вносить в жизнь человека не только позитивное, но и негативное. Негативная оценка любви характерна для небольшой части респондентов (мужчины – 8,7% и женщины – 4,6%), достоверно значимых различий по полу не выявлено. Встречаются противоречивые оценки любви и ее роли в жизни (мужчины – 23,9% и женщины – 27,6%). В данном случае респонденты отмечают как положительные, так и отрицательные моменты в своих представлениях, например «любовь – это счастье и боль». Противоречивые представления о любви свойственны как мужчинам, так и женщинам в равной степени.

Таким образом, это также частично подтверждает нашу гипотезу №3 о различии в когнитивно-поведенческом компоненте любви между мужчинами и женщинами. Оценка любви и ее роли в жизни человеком может быть позитивной, негативной или противоречивой. Эмоциональная окраска представлений о любви во многом определяется индивидуальным опытом человека в романтических или супружеских отношениях.

В Заключении подводятся основные итоги исследования когнитивно-поведенческого и эмоционально-поведенческого компонентов любви, обобщены его результаты в более широком научном контексте, определяются проблемные моменты работы и исследовательские перспективы в рамках данной темы.
<< | >>
Источник: Екимчик О.А.. Когнитивный и эмоциональный компоненты любви у людей разного возраста. 2009

Еще по теме Третья глава «Эмпирическое исследование когнитивного и эмоционального компонентов чувства любви у людей юношеского и взрослого возраста»:

  1. Екимчик О.А.. Когнитивный и эмоциональный компоненты любви у людей разного возраста, 2009
  2. Вторая глава «Любовь в юношеском и взрослом возрасте»
  3. Первая глава «Современное состояние проблемы любви в научной литературе»
  4. Гендерные различия интеллекта и креативности взрослых людей
  5. Юношеский возраст (17—18 — 23 года). Общая характеристика возраста
  6. Психология человека юношеского возраста
  7. Общение в юношеском возрасте
  8. ЮНОШЕСКИЙ ВОЗРАСТ
  9. КРИЗИС ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА
  10. Развитие личности в юношеском возрасте
  11. Основные характеристики человека в подростковом и юношеском возрасте
  12. Основные характеристики человека в подростковом и юношеском возрасте
  13. Характеристика значимых жизненных задач в юношеском возрасте
  14. Функциональные и эмоциональные состояния: эмоции, чувства, волевые процессы
  15. Ведущая деятельность в юношеском возрасте
  16. Динамика социального интеллекта в юношеском возрасте