Высшие тенденции

К высшим тенденциям относится способность осуществлять сложные после­довательности тенденций к действию, которые направлены на достижение долговременных целей, способность продуманного и систематического ис­полнения этих тенденций, способность к презентификации и персонализа­ции нашего бытия на высоком уровне, а также ментальные действия, при по­мощи которых формируются обобщенные понятия, относящиеся к сферам морали, науки и философии, идеи относительности. В сферу тенденций выс­шего уровня входят действия, благодаря которым создаются общие рефлек­тивные модели Я, мира и себя в мире, из которых в итоге складывается презентификация всей жизни индивида. Презентификация на этом уровне также может быть охарактеризована как создание моделей Я и мира в соотнесе­нии с временными масштабами, превосходящими рамки индивидуального существования.

Пролонгированные рефлективные тенденции

Пролонгированные рефлексивные тенденции (рационально-эргетические тен­денции - Janet, 1938) предполагают наличие способности направлять энергию для достижения долгосрочных целей и далее распределять ее между сложными действиями, а также способности последовательного исполнения этих дейст­вий. Благодаря этим способностям мы можем исполнять принятые на себя обя­зательства - держать слово, которое мы даем себе или другим, решая сложные жизненные задачи, такие как научная работа, образование, долговременная психотерапия. Цели этих начинаний могут отражать не только личную вы­году, но и принадлежать высшим моральным принципам («Я занимаюсь по­мощью жертвам травмы, несмотря на то, что эта работа бывает очень тяже­лой и неблагодарной»). Перцептивно-моторные циклы на этом уровне состоят из сложных цепочек действий, содержат в себе синтез личной ответственнос­ти и способностей, произвольных действий, инициативы, упорства, терпения и моральности (ср.: Loevinger, 1976).

Жертвы травмы, которые функционируют на этом уровне - как правило, это относится к ВНЛ, - могут принимать участие в долговременных проек­тах, преследующих не сиюминутную выгоду, а более отдаленные цели, даже в том случае, когда это связано с необходимостью терпеть неудовольствие. Они обладают достаточно высоким уровнем персонификации и могут ста­вить реалистичные цели, достижение которых предполагается в отдаленном будущем. Благодаря этому они способны удерживаться в терапии, требующей значительных усилий и упорства. Однако далеко не всегда ВНЛ жертв травмы функционируют на этом уровне. Что касается АЛ, то для них достижение этого уровня является скорее исключением, чем правилом. Как для пациента, так и для терапевта, терапия последствий психической травматизации является тяжелой, сложной и многоступенчатой работой. Хотя большинству пациен­тов (а порой и некоторым терапевтам) недостает психической эффективности для осознания всей сложности терапии, все же они в состоянии сделать не­сколько шагов и начать движение к своей цели.

Экспериментальные тенденции

К экспериментальным тенденциям относится способность систематической проверки рефлективных идей, в том числе научных гипотез, а также способ­ность к поведенческому эксперименту - систематической проверке действием. На низких уровнях иерархии нам требуется пример или наставление в том, что и как надо делать, мы обучаемся на опыте проб и ошибок или благодаря обусловливанию.

Однако уже на уровне рефлективных действий и особен­но на уровне экспериментальных тенденций научение инициируется самим индивидом и становится эксплицитным, осознанным, спланированным, рас­пределенным во времени. Мы понимаем, что наши идеи могут быть ложны­ми или ошибочными, и способны признавать свои ошибки, учиться на них. Осуществление экспериментальных тенденций требует высокого уровня персонификации и глубокого понимания релевантных аспектов прошлого, настоящего и предполагаемого будущего и, как следствие, высокого уровня (расширенной) презентификации.

Перед жертвами травмы стоит задача найти способы более эффективно справляться со своей беспокойной жизнью. Терапевт поможет им в этом, если будет содействать систематическому исследованию их внутреннего и внеш­него мира, а также согласованию действий пациента с результатами этого исследования (в формировании «мудрого отношения к себе» - Linehan, 1993). Многие пациенты испытывают страх перед необходимостью разбираться и по­нимать свое прошлое, настоящее и будущее, а также экспериментирования с новыми психическими и поведенческими действиями, однако именно на это и направлена терапия. Точнее, терапия в идеале помогает достичь высокого уровня функционирования в отношении широкого спектра поведенческих систем.

Прогрессивные тенденции

К уровню прогрессивных тенденций относятся наши наиболее подлинные и со­ответствующие наивысшему уровню развития действия. Например, на этом уровне мы можем постичь идеи непредвиденных обстоятельств («Просто так совпало, что я была дома, когда в него проник насильник»); случайности («Каж­дый может стать жертвой насилия, в том, что случилось, нет моей вины»); эво­люции («Многие мои реакции в ответ на насилие могут показаться странными, но я узнала, что эти действия, доставшиеся мне в наследство от моих предков, были эффективными в этих обстоятельствах. Каждый может повести себя подобным образом, оказавшись в экстремальной ситуации»); свободы («Моя жизнь зависит от многих факторов, но это не значит, что у меня нет выбора или что я не могу ничего изменить»); относительности («Моя мать игнориро­вала меня и была ко мне жестока. Это сильно повлияло на меня. Во многом, но не во всем. Роль «жертвы насилия» слишком тесна для меня, моя личность не сводится к этому»). Мы осознаем, что наша жизнь, опыт, переживания из­меняются с течением времени, что мы, как все живые существа и как собы­тия нашей жизни, уникальны, несмотря на общие черты. Такое видение мира и себя в нем предполагает высшие уровни презентификации и персонализа­ции. Функционирование многих людей не достигает уровня прогрессивных тенденций. Для пациентов, страдающих от последствий психической травмы, этот уровень становится доступен только при успешном прохождении треть­ей фазы терапии и интеграции всех частей личности и травматических вос­поминаний. Пациенты также могут прийти к пониманию того, что те люди, по вине которых они пострадали, сами когда-то были травмированы (если так, конечно, было на самом деле) и не смогли или не пожелали преодолеть последствия своей травмы.

<< | >>
Источник: Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы. 2013

Еще по теме Высшие тенденции:

  1. МАТЕМАТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ТЕНДЕНЦИЙ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТНЫХ КАЧЕСТВ С ПОМОЩЬЮ СОСТАВЛЕНИЯ ТАБЛИЦ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ (анализ тенденций развития личности на основе концепции куммулятивных причин)
  2. Высшие психические функции и их нарушения
  3. ВЫСШИЕ КОРКОВЫЕ ФУНКЦИИ
  4. Высшие силы и «переустройство жилища»
  5. Высшие корковые функции и их нарушения
  6. Высшие достижения — "акме" в жизненном пути личности
  7. Высшие достижения – "акме" в жизненном пути личности
  8. Современные задачи и тенденции развития психологии
  9. Исторические тенденции роста и развития человека.
  10. Тенденции развития системы образования России
  11. Современные тенденции развития научной психологии
  12. НОВОРОЖДЕННОСТЬ: ВРОЖДЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ
  13. ОБЩЕНИЕ СО ВЗРОСЛЫМИ И СВЕРСТНИКАМИ: ОБЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ
  14. ТЕНДЕНЦИИ, ПЕРСПЕКТИВЫ И ПРОБЛЕМЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
  15. Современные тенденции развития зарубежной военной психологии (на примере США)
  16. Современные тенденции в решении проблемы периодизации психического развития
  17. МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ТЕНДЕНЦИЙ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ С ПОМОЩЬЮ ТАБЛИЦ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ