Цена поддержания структурной диссоциации и выгоды ее преодоления

Интегрированная личность представляет собой чрезвычайно сложную вну­тренне согласованную и целостную систему, многие части которой взаимо­связаны. С точки зрения теории нелинейных динамических систем (Edelman & Tononi, 2000; Putnam, 2005; термин нелинейный обсуждается в главе 9 и да­лее), диссоциативные части являются чрезмерно замкнутыми и более прос­тыми подсистемами в сравнении с интегрированной личностью. Функцио­нирование диссоциированных частей отличается односторонностью и узкой направленностью, так как обычно они опосредованы единственной системой действий или ограниченной группой систем действий и вовлечены в испол­нение преимущественно низших тенденций к действию. Задача интеграции разных систем действий выходит за рамки поля сознания диссоциативных частей, которое ограничено рамками целей конкретных систем. Например, задачей большинства АЛ является исполнение каких-то конкретных защит­ных действий, так как активность этих частей опосредована компонентами (одним или несколькими) защитной системы, поэтому репертуар их менталь­ных и поведенческих состояний является весьма ограниченным.

Хотя диссоциативные части порой являются чрезвычайно закрытыми и простыми, все же они могут быть в той или иной степени эффективными, с точки зрения адаптации в ситуациях, когда психический уровень жертвы травмы находится на низкой отметке, или при продолжающемся жестоком обращении, когда шансы индивида на выживание повышаются благодаря постоянно действующим защитным маневрам. Обычно АЛ индивидов, пе­реживших психическую травму, автоматически, мгновенно и стереотипно реагируют на ситуацию, которую они субъективно оценивают как опасную, поскольку они сосредоточены на одной главной цели - защите. Эти действия, соответствующие низкому ментальному уровню, закрепленные частым повто­рением в разных ситуациях или процессами обуславливания, не подверже­ны торможению вследствие амбивалентности или конфликта, которые могут быть связаны с одновременной активацией разных систем действий. Данная особенность позволяет экономно расходовать энергию в ситуации реальной опасности. Однако для АЛ оказывается крайне трудной задача адаптации в си­туациях, когда требуется оценка разных стимулов и альтернативных действий или произвольный контроль перцептивных и моторных действий. Например, как уже отмечалось ранее, они не способны в достаточной степени оценить контекст, в котором появляется условный стимул, и реагируют защитой в объ­ективно нейтральных ситуациях. Следствием нарушения презентификации, а также инвестиций энергии и времени в замещающие действия, является на­прасный расход психической и физической энергии и снижение психической эффективности. Эти избыточные траты часто приводят к нарушению баланса между психической энергией и эффективностью. Результатом неэффективных вложений энергии является травматический спад - истощение и декомпенса­ция (Janet, 1928b; Titchener, 1986).

Отсюда следует, что задачей терапии является повышение психической эффективности АЛ и ВНЛ, что позволило бы им осуществлять тенденции к действию более высокого уровня (см. главу 9). С точки зрения системной теории, усилия терапевтов направлены на повышение сложности этих под­систем личности и уменьшение их автономии. Благодаря интеграции новых элементов происходит усложнение диссоциативных частей личности, напри­мер, циклы перцептивно-моторных тенденций к действию становятся более сложными. Такое повышение сложности становится возможным в том случае, когда диссоциативным частям удается заменить тенденции действий низше­го порядка на тенденции высшего порядка (в соотвествии с иерархией тен­денций к действию).

Так, развитие коммуникации между одной АЛ и другой диссоциативной частью, приводит к тому, что в сферу системы, опосредую­щей данную АЛ, входят новые элементы (то есть новые действия). Сложность подсистемы (то есть диссоциативной части) определяется количеством нели­нейных связей между ее элементами. Нелинейность в данном случае означа­ет, что изменение одного элемента приводит к непропорциональным изме­нениям одного или нескольких элементов системы. Так как диссоциативные части представляют собой нелинейные субсистемы личности, то изменения, которые в них происходят, приводят к более глубоким изменениям системы личности как целого, то есть в результате терапии и усложнения диссоциатив­ных частей пациент учится более эффективно использовать свою энергию, его инвестиции времени, энергии, его усилия становятся более результативными.

ВНЛ являются более сложными и более открытыми системами, чем АЛ. Па­циенты, функционирующие на высоком уровне, обладают особенно сложными и открытыми подсистемами личности. ВНЛ многих жертв травмы в состоянии интегрировать самые разные стимулы. Некоторые ВНЛ способны согласовы­вать активность нескольких систем действий, отвечающих за повседневную жизнь. Однако все ВНЛ проявляют чрезмерную закрытость в отношении инте­грации связанных с травмой действий, что накладывает ограничения на воз­растание степени их сложности. Такая замкнутость поддерживается за счет маневров избегания и дистанцирования, что требует определенных энерге­тических затрат.

Возрастающая сложность диссоциативных частей как подсистем личнос­ти сопровождается усложнением личности как целостной системы. Так про­исходит по двум причинам. Во-первых, разделение между диссоциативными частями никогда не бывает абсолютным, и, во-вторых, росту психической эф­фективности какой-то одной части обычно сопутствует усиление ее связей с другими частями личности. Благодаря возрастающей сложности действия индивида, перенесшего психическую травму, становятся менее автомати­ческими, более гибкими. При переходе к тенденциям более высокого уровня улучшается адаптация индивида к изменяющейся среде. Постепенно инди­вид прекращает неэффективную трату психической и физической энергии на замещающие действия и начинает по достоинству оценивать плоды более эффективных и целесообразных действий. Каждое адаптивное действие, ис­полненное и завершенное должным образом, повышает психическую энергию и эффективность (Janet, 1919/1925).

Однако платой за эти изменения становятся амбивалентность, конфликт и отсрочка вознаграждения (см. главу 9). Например, с укреплением способ­ности к рефлективным размышлениям усиливается осознание амбивалент­ности («У меня есть несколько возможностей. Что же лучше выбрать в этой ситуации?»), тогда как тенденции продолжительных действий предполагают отсрочку вознаграждения: например, нужно долго и активно учиться, полу­чать хорошие оценки, но результат этих действий будет ощутим только в конце семестра. Аналогичным образом польза от интеграции травматических вос­поминаний является колоссальной, но может потребоваться некоторое время, пока это станет очевидным. Поэтому индивиду, страдающему от последствий травмы, потребуется значительная терапевтическая поддержка в формирова­нии толерантности к амбивалентности, противоречивым потребностям и же­ланиям, отсроченному вознаграждению для того, чтобы достичь функциони­рования на более высоких уровнях тенденций к действию.

<< | >>
Источник: Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы. 2013

Еще по теме Цена поддержания структурной диссоциации и выгоды ее преодоления:

  1. Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы, 2013
  2. Полная АВ диссоциация, или АВ диссоциация без захватов желудочков, или изоритмическая АВ диссоциация
  3. Неполная АВ диссоциация, или АВ диссоциация с захватами желудочков
  4. Отпускная цена и экономическая эффективность проектируемого прибора
  5. Выгоды от грудного вскармливания, не связанные с питанием
  6. ВО ВСЕМ ЕСТЬ ВЫГОДА
  7. Этап 5. Упражнение «Цена стереотипа»
  8. Клиническое значение АВ диссоциации
  9. Атриовентрикулярная диссоциация
  10. Факторы, влияющие на кривую диссоциации оксигемоглобина
  11. Автоматизм и диссоциация
  12. Техника тройной диссоциации