Тенденции к действию и действия

Тенденции к действию представляют собой неотъемлемый аспект процессов адаптации к меняющимся условиям окружающей среды, поэтому они яв­ляются результатом эволюционного отбора, филогенетически обусловлены и направлены на достижение конкретной цели (Buss, 2005; Janet, 1926a). Тен­денции к действию могут быть очень сложными и охватывать самые разные психические и поведенческие действия. Представление о тенденции к дейст­вию включает динамику исполнения действия, в которой можно обозначить следующие стадии: латентную, готовности, начала, исполнения, завершения (Janet, 1934). Когда мы говорим о действиях, то, прежде всего, подразумева­ем ощущения и восприятия, эмоции, мысли, принятие решений, движения. Когда мы «правильно» воспринимаем внутренние и внешние стимулы и на­ходимся в «правильном» психобиологическом состоянии, мы активируем со­ответствующие нашим внешним и внутренним обстоятельствам тенденции к действию, переводя их из латентного состояния в фазу готовности. Напри­мер, когда уровень глюкозы в крови падает и у нас появляется чувство голо­да, мы начинаем поиски еды. Когда мы видим приближающуюся опасность и чувствуем страх, мы готовимся к защите. Когда мы одиноки и испытыва­ем потребность в участии других людей, мы взываем к помощи и поддержке.

Исполнение того или иного действия (или нескольких действий), а также латентный период перед началом действия часто зависят от появления и вос­приятия дополнительных, или «пусковых», стимулов.

Родители Лары (пациентки с диагнозом РДИ, 33 года) жестоко наказывали ее в детстве, если она осмеливалась притрагиваться к той еде, которая ей нравилась: ей всегда доставались одни лишь объедки. Поэтому впоследст­вии вкусная еда стала для Лары чем-то вроде табу. Как-то терапевт принес на сессию шоколад и угостил им Лару. Лара смогла принять это угощение и попробовать шоколад, который она любила, только после того, как она при помощи терапевта, которому она к тому времени уже научилась дове­рять, убедилась, что за этим не последует никакого наказания. Движения Лары, когда она брала шоколад из рук терапевта и откусывала от плитки кусок, были исполнены неуверенности. Таким образом, совокупность «пу­сковых» стимулов: предложение угощения, которое было сделано тера­певтом в безопасной обстановке терапевтического кабинета, содержащей элемент поддерживающих терапевтических отношений, позволил паци­ентке продолжить исполнение когда-то заторможенного действия - есть то, что ей нравится.

После фазы начала действия следует исполнение действия, например, после того как мы берем кусочек пищи и кладем его в рот, мы прожевываем и глота­ем его. Последней фазой тенденций к действию является завершение действия. Например, Лара отметила, что поглощение большого количества шоколада за короткий промежуток времени может стать слишком серьезной нагрузкой для ее желудка. Данное восприятие и его осознание стали для нее «стоп» - сиг­налом, и Лара отложила шоколад в сторону. Завершение часто сопровожда­ется осознанной реализацией. В случае автоматических действий подведение итогов совершенного действия: достигли мы целей по завершению тенденции к действию или нет, обычно происходит вне осознания. Однако реализация важных действий и их результатов должна осуществляться на сознательном уровне. В вышеприведенном примере терапевт помог Ларе в этом. Благодаря его поддержке пациентка была в состоянии персонифицировать и презентифицировать факт, что она съела шоколад (персонификация), что она сделала это минуту назад, что за этим не последовало никакого наказания, напротив, она удостоилась похвалы.

Далее, в тот момент времени она была в безопас­ности (центральная презентификация), и в будущем, скорее всего, ей тоже ничего не будет угрожать, если она съест что-нибудь вкусное (расширенная презентификация), по крайней мере, когда это будет происходить в присутст­вии терапевта (важный параметр контекста; см. главу 10 об оценке контекста).

Осуществление тенденций к действию требует сочетания психической энергии, физической энергии в том случае, если тенденция к действию пред­полагает моторные акты, а также психической эффективности, то есть спо­собности использовать эти виды энергии. Чем сложнее тенденция к действию, тем более высокий уровень психической энергии и эффективности необходим для его начала, исполнения и завершения. При помощи ментальных действий мы можем оценить преимущества и недостатки альтернативных психических и поведенческих действий, примером может быть размышление о разных под­ходах к терапевтической проработке проблемы пациента. Такие ментальные действия позволяют сэкономить время и энергию. Наверное, более важным является то, что возможность предвидеть результаты действий помогает нам выбрать те, что принесут пользу, и отвергнуть действия, которые могут при­нести вред. Например, терапевт избежит многих сложных ситуаций в рабо­те с пограничным пациентом, если он вполне отдает себе отчет в том, какой отклик может вызывать у пациента та или иная его реплика (особенно заме­чания критического характера). Способность предвидить последствия дейст­вий, что, собственно, составляет основу человеческой культуры, с необходи­мостью предполагает презентификацию. Однако ментальные действия могут лишь косвенно влиять на окружение, а именно только в том случае, если они подкреплены поведенческими актами. В большинстве случаев гораздо про­ще умозрительно составить план определенного поведения и пообещать его осуществить, чем начать действовать и исполнить его в реальности. Напри­мер, индивид, страдающий от последствий психической травмы, может твер­до пообещать самому себе: «Я встану завтра пораньше и сделаю домашнее задание» или «Я уйду от жестокого мужа и буду жить одна». Однако когда до­ходит до дела, некоторым трудно выполнить эти обещания, перейти от фазы готовности к исполнению и далее - довести действие до конца. Инициатива может угаснуть еще до начала всякого действия: домашнее задание выпол­няется вяло, без энтузиазма, а попытка взять ответственность за свою жизнь и чувства заканчивается ничем (Janet, 1903, 1934).

Для того чтобы управлять собственными тенденциями к действиям, необ­ходимо, чтобы психическая эффективность сочеталась с достаточным уровнем психической и физической энергии. Одним из элементов управления тенден­цией к действию является усилие, так как каждое действие требует определен­ного уровня напряжения сил или усердия (Janet, 1932c). Наше действие может не привести к желаемому результату, если мы прилагаем слишком мало или, наоборот, слишком много усилий. Обучение на собственном опыте повыша­ет психическую эффективность, потому что помогает избежать бесполезных трат энергии и повышает вероятность успеха. Согласно Жане (1929b, 1932c), усилие, будучи регулятором действия и тенденций к действию, является вто­ричным действием, которое сопровождает первичные действия - моторные и речевые акты. Другими регуляторами действий являются чувства усталости, страха, гнева, как и чувство успеха, которое Жане называл действием триум­фа (Janet, 1919/1925, 1928b; ср.: глава 7).

<< | >>
Источник: Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы. 2013

Еще по теме Тенденции к действию и действия:

  1. 89.ЗАБОЛЕВАНИЯ ЛЕГКИХ, ВЫЗВАННЫЕ ДЕЙСТВИЕМ ПЫЛЕВОГО ФАКТОРА И ДЕЙСТВИЕМ ХИМИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ. ПАТОГЕНЕЗ, КЛИНИКА, ПРИНЦИПЫ ЛЕЧЕНИЯ И ПРОФИЛАКТИКА. КЛИНИКА ТОКСИЧЕСКОГО ОТЕКА ЛЕГКИХ, ПРИНЦИПЫ ЛЕЧЕНИЯ
  2. Слово и действие
  3. Механизм действия
  4. Плейотропное действие генов
  5. СХЕМА ОСНОВНЫХ УРОВНЕЙ ДЕЙСТВИЯ
  6. Болезнетворное действие электротока
  7. Игра и развитие умственных действий
  8. Потенциалы действия кардиомиоцитов
  9. АКТИВНЫЕ И АВТОМАТИЧЕСКИЕ ДЕЙСТВИЯ
  10. ДЕЙСТВИЕ НА ЖИВОТНЫХ ПСИХОМИМЕТИКОВ
  11. Направления развития волевых действий