Структурная диссоциация личности

Первоначально термин «диссоциация» применяли в отношении тех явлений психической жизни, которые понимались как разделение личности или со­знания (Janet, 1887/2005, 1907; McDougall, 1926; Moreau de Tours, 1845; ср.: Van der Hart & Dorahy, 2009). Пьер Жане писал, что диссоциация подразумевает разделение между «системами идей и функций, составляющими личность» (Janet, 1907, p. 332). Для Жане, как и для многих более поздних авторов, лич­ность представляет собой структуру, состоящую из различных систем. Сис­тема - это объединение взаимосвязанных элементов, составляющих единое целое, так что каждый элемент системы в определенном смысле является час­тью этого целого, то есть каждый элемент рассматривается в связи с системой как таковой и с другими ее элементами. Представление о личности как систе­ме таково: личность - совокупность психобиологических подсистем, функцио­нирующих связно и согласованно. Например, согласно определению Олпорта (1961), личность представляет собой «динамическую организацию психофи­зических систем человека, которые детерминируют его поведение и мышле­ние» (p. 28). Сходным образом системные теории (например: Benyakar, Kutz, Dasberg & Stern, 1989) понимают личность как организованную, структури­рованную систему, состоящую из разных психобиологических подсистем, в норме взаимосвязанных и функционирующих как единое целое. Структу­ра определяется здесь как «объединение составных элементов, организация в единое целое... позиционно и функционально взаимозависимых частей» (Drever, 1952, p. 285). С точки зрения эволюционной психологии, человек об­ладает разными психобиологическими (под)системами, сформировавшими­ся в ходе естественного отбора, выполняющими различные функции и позво­ляющими ему наилучшим образом приспособиться к конкретным условиям жизни (Buss, 2004, 2005; Metzinger, 2003; Panksepp, 1998).

Как отмечали французские психиатры XIX века, диссоциация связана с особой организацией психофизических систем, составляющих личность. С нашей точки зрения, такая организация не является ни случайной, ни про­извольной. Напротив, в случае травматизации она определяется метафори­чески «линиями разлома», которые заложены в структуре личности всей пре­дысторией эволюционного развития. Исходя из такого понимания личности, мы предложили термин структурной диссоциации личности (Nijenhuis, Van der Hart & Steele, 2002, 2004; Steele, Van der Hart & N jenhuis, 2005; Van der Hart, Nijenhuis, Steele & Brown, 2004). Диссоциативные разделения происходят не просто между ментальными действиями, такими, например, как ощущения или аффекты; «разлом» диссоциации проходит между двумя основными «уров­нями» личности, каждый из которых содержит особые психобиологические системы (Carver, Sutton & Scheier, 2000; Gilbert, 2001; Lang, Bradley & Cuthbert, 1998). К первым относятся системы, активность которых направлена на при­ближение к привлекательным и необходимым для повседневной жизни сти­мулам, таким как пища, сотрудничество и общение с другими людьми. Сис­темы второго «уровня» связаны с тенденцией удаления от отталкивающих стимулов, например, разного рода опасностей. При помощи этих систем мы можем различать полезное и вредное и формировать такое поведение, кото­рое позволяет нам лучше адаптироваться в обстоятельствах, предлагаемых нашей жизнью. Мы называем эти психобиологические системы системами действий, поскольку каждой системе могут быть поставлены в соответствие врожденные предпосылки к тому или иному целенаправленному действию (Arnold, 1960; Frjda, 1986).

Системы действий составляют как общие тенденции (например, речь или ходьба), так и специфические действия и связанные с ними цели (на­пример, привязанность к матери, еда, питье, борьба, бегство, игра с другом, любовь). Понятие тенденции играет важную роль в этой книге и его следует отличать от понятия действия.

Мы склонны думать о действиях как о чем-то, что находится в процессе осуществления. Тенденция - это не просто предрас­положенность действовать тем или иным образом, это понятие охватывает полный цикл действия - латентную фазу, фазу подготовки, начала, исполне­ния и завершения (Janet, 1934). Тенденции предполагают адаптацию к усло­виям окружающей среды. Хотя многие тенденции к действию являются ито­гом эволюционного развития и передаются на генетическом уровне, все же для развития большинства из них требуются период созревания и благоприят­ные внешние условия. Каждая личностная система включает более или менее широкий спектр психических и поведенческих действий. Системы действий помогают нам воспринимать, чувствовать, думать, решать, действовать опре­деленным образом, то есть использовать те тенденции, которые предназначе­ны для достижения конкретного благоприятного для нас результата. Так, ко­гда мы голодны, мы действуем, думаем, чувствуем, воспринимаем иначе, чем, скажем, когда мы беспокоимся о друге или когда что-то не ладится на работе.

Системы действий первой категории направлены на решение задач адап­тации в повседневной жизни; ко второй категории относятся системы защиты от опасности и системы восстановления. Хотя ход эволюции приготовил нас и к решению задач повседневной жизни и к борьбе за выживание, мы не мо­жем использовать предназначенные для этого системы одновременно и с оди­наковой легкостью. Поэтому, когда требуется активность сразу двух систем, особенно в течение долгого времени, у некоторых людей формируется и за­крепляется устойчивое разделение личности, для достижения этих особых целей и связанных с ними форм поведения. Например, Мэрилин Ван Дебур (Van Derbur, 2004), бывшая Мисс Америки, перенесшая сексуальное насилие в детстве, описывала разделение своей личности на «дневного ребенка» (из­бегающего, отстраненного, амнестичного, с приглушенными эмоциональ­ными реакциями, поглощенного повседневной жизнью) и «ночного ребенка» (претерпевшего насилие и сосредоточенного на защите).

Недостаток связности и интеграции личности проявляется ярче всего в че­редовании двух общих тенденций, одновременно представленных в психи­ке: «возвращения» в травматическое событие, повторного переживания этого опыта в настоящий момент («ночной ребенок»), с одной стороны, и избегания всего, что напоминает о травматическом опыте, ограничения повседневными заботами («дневной ребенок») - с другой. Этот двухфазовый паттерн характе­рен для ПТСР (APA, 1994), а также для других связанных с травмой расстройств. Он предполагает разделение систем защиты, направленных на избегание опас­ности, и систем повседневного функционирования, ориентированных, пре­жде всего, на поиск привлекательных стимулов, помогающих поддерживать жизнедеятельность и чувство благополучия. Это разделение лежит в осно­ве структурной диссоциации личности. Связанную с травмой структурную диссоциацию таким образом, можно определить как недостаток связности и гибкости личностной структуры (Resch, 2004). Эта дефицитарность озна­чает не полное расщепление личности на разные «системы идей и функций», а скорее, недостаток координации и взаимодействия между этими система­ми личности у человека, пережившего травму.

Описание такого расщепления в терминах диссоциативных частей лич­ности подчеркивает тот факт, что взятые вместе эти части составляют единое целое, однако каждая из этих частей обладает, по крайней мере, рудиментар­ным чувством я и в целом они являются более сложными по сравнению с от­дельным психобиологическим состоянием. Эти диссоциативные части опосре­дованы системами действий. Кроме того, люди, страдающие от последствий психической травмы, как правило, находят уместным использование таких выражений, как «части личности» или «части я», для описания своего субъ­ективного переживания.

<< | >>
Источник: Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы. 2013

Еще по теме Структурная диссоциация личности:

  1. Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы, 2013
  2. Полная АВ диссоциация, или АВ диссоциация без захватов желудочков, или изоритмическая АВ диссоциация
  3. Неполная АВ диссоциация, или АВ диссоциация с захватами желудочков
  4. Особенности структурного строения смысловой системы личности
  5. Клиническое значение АВ диссоциации
  6. Атриовентрикулярная диссоциация
  7. Факторы, влияющие на кривую диссоциации оксигемоглобина
  8. Автоматизм и диссоциация
  9. Техника тройной диссоциации
  10. Остановка сердца неуточненная. Неэффективное кровообращение или электромеханическая диссоциация
  11. Структурные типы детерминации развития
  12. Структурные типы детерминации развития
  13. Структурная организация нервной системы
  14. Курсовая работа. Личность и коллектив. Взаимодействие личности и коллектива в условиях военной службы, 2011