Отношения привязанности и терапевт

Фактору привязанности следует уделять внимание во всех взаимодействиях с пациентом, какими бы незначительными и мимолетными они ни казались. Чтобы помочь пациенту преодолеть фобию привязанности и утраты привязан­ности, терапевт должен понять, какую роль диссоциативные части личности пациента играют в ее поддержании, и снизить их потребность в замещающих и защитных действиях, служащих для избегания привязанности или разры­ва отношений привязанности в повседневных взаимодействиях с другими людьми. Терапевт должен поддерживать у себя высокий психический уровень для того, чтобы сохранять способность отвечать высокоуровневыми действия­ми на реакции пациента, поскольку темы привязанности и ее утраты могут вызвать чрезвычайно сильные эмоции не только у пациента, но и у терапевта. Темы привязанности, возникающие в ходе терапии, оказывают сильное вли­яние на терапевтические отношения, и терапевту подчас становится трудно удержаться на необходимом психическом уровне, так что у него может по­явиться сильное искушение прибегнуть к замещающим действиям, которые не будут терапевтически эффективными. К таким реакциям на фобию при­вязанности или утрату отношений привязанности со стороны терапевта мо­гут быть, например, защитные действия или чрезмерная опека пациента. Это соответствует двум полюсам в контрпереносе: предельной дистанции и слия­нию (Steele et al., 2001; Wilson & Lindy, 1994; Wilson & Thomas, 2004).

Терапевт должен всегда помнить о том, что пациент часто разыгрывает паттерны привязанности из прошлых травматических отношений не толь­ко с терапевтом и значимыми другими, но также и внутренне, в отношениях между разными диссоциативными частями, каждая из которых в большей сте­пени заинтересована в сохранении возможности вновь и вновь повторять это разыгрывание, чем в его разрешении (ср.: Blizard, 2001, 2003). Если терапевт не поможет пациенту проработать и разрешить эти дезадаптивные внутрен­ние взаимодействия между диссоциативными частями, фобия привязаннос­ти и утраты привязанности вряд ли будет преодолена.

Следствием снижения психического уровня терапевта под натиском по­требностей, требований и дезадаптивных действий пациента может стать ухудшение способности терапевта к символизации, а значит, он может до не­которой степени утратить понимание того, что паттерны, демонстрируемые пациентом в отношениях привязанности, являются, по сути, повторным ра­зыгрыванием и защитными действиями, с которыми необходимо работать те­рапевтически.

Кроме того, пациенты часто проецируют свои неприемлемые чувства и переживания на терапевта, и тот должен справиться с этой ситуа­цией, не идентифицируя себя со спроецированными на него содержаниями внутреннего мира пациента. Однако при низком психическом уровне тера­певт может сам оказаться во власти сильных аффектов (вины, любви, жалости, ярости, стыда) и разряжать их вместо того, чтобы действовать в интересах па­циента, который нуждается в стабильном и надежном объекте привязанности, от которого он ожидает помощи в интеграции конфликтующих частей своей личности. Возможными вариантами исхода этой ситуации, например, будет попытка избегания терапевтом своих собственных сильных чувств или их раз­решения через замещающие действия. При этом терапевт будет руководство­ваться своим искаженным восприятием потребностей пациента, забыв о том, в чем пациент действительно нуждается.

Проективная идентификация пациента, фрустрация или собственные не­разрешенные личные проблемы могут стать причиной защитных действий терапевта - он может рассердиться или почувствовать стыд; повысить голос на пациента или отстраниться от него; холодно рассуждать о «патологии» па­циента, занять позицию пассивной агрессии или же открыто проявлять ее. Те­рапевт, у которого доминирующими аффектами является чувство вины и пе­чаль (неспособный вынести боль пациента), может стать излишне опекающим и нарушить границы терапевтических отношений. Именно способность те­рапевта уклоняться от разыгрываний в терапевтических отношениях, а так­же терапевтически работать с теми, которые уже произошли, является тем, что поддерживает в пациенте его реализацию и способность к символизации, созданию нарратива как альтернативу повторениям замещающих действий в межличностной сфере.

<< | >>
Источник: Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы. 2013

Еще по теме Отношения привязанности и терапевт:

  1. Распространенность привязанности
  2. Этиология и психопатология в свете теории привязанности
  3. 1.ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ШКОЛА ТЕРАПЕВТОВ
  4. Гештальт-терапевт
  5. Участковые врачи-терапевты
  6. 8. ФАРМАКОТЕРАПИЯ АФФЕКТИВНЫХ РАССТРОЙСТВ В ПРАКТИКЕ ТЕРАПЕВТА
  7. Психология гендерных отношений
  8. Специфика общественных отношений
  9. Исследование субъективного отношения к природе
  10. Психология интимных отношений
  11. Отношения с детьми
  12. «Психологическая характеристика структуры межпоколенных отношений»
  13. Конфликты межличностных отношений