Коморбидность или разнообразие симптомов и расстройств, возникающих вследствие пережитой психической травмы?

Существует много свидетельств того, что у людей, переживших психическую травму, присутствуют самые разные симптомы, в том числе отвечающие диа­гностическим критериям многих психических расстройств. Особенно это верно в отношении случаев травматизации, которая началась в раннем детст­ве, происходила в контексте отношений с другим человеком, и была связана с угрозой телесной целостности. Многие дополнительные признаки связан­ных с травмой расстройств были описаны выше. Сюда входят депрессивное настроение, тревога и паника, сексуальная дисфункция, нарушения сна, са­моповреждение, соматоформные симптомы, агрессивные импульсы, суи­цидальные импульсы, нарушения в рабочих и межличностных отношениях. К дополнительным или коморбидным расстройствам для ПТСР, ПРЛ, диссоци­ативных расстройств, шизофрении и соматоформных расстройств, относятся: основное депрессивное расстройтво (например: Brady et al., 2000; Perry, 1985; §ar et al., 2000); тревожные расстройства (Allen J. G. et al., 1998; Brady, 1997; Breslau et al., 1991; Lipschitz et al., 1999; Stein et al., 1996); расстройства, свя­занные со злоупотреблением психоактивных веществ (например: Brady, 1997; McClellan et al., 1995; McDowell et al., 1999); и пищевые расстройства (Brady et al., 2000; Darves-Bornoz et al., 1996; Lipschitz et al., 1999; Vanderlinden, 1993).

Наиболее заметные и выраженные проявления коморбидности сопро­вождают диссоциативные расстройства DSM-IV, а особенно тяжелые случаи НДР и РДИ (Boon & Draijer, 1993; §ar & Ross, 2006; Steinberg, 1995; Steinberg et al., 1994). Однако, как уже говорилось, даже пациенты с ПТСР часто имеют дополнительные коморбидные расстройства (APA, 1994; Breslau et al., 1995; Kessler et al., 1995; McFarlane & Papay, 1992; Van der Kolk et al., 1996). Одним из направлений будущих исследований могло бы быть решение проблемы степени связи коморбидной патологии с травматической структурной дис­социацией личности.

Коморбидность, нарушение регуляции аффекта и структурная диссоциация

Поразительное разнообразие и перекрытие симптомов и расстройств, от кото­рых страдают люди, пережившие травматизацию (особенно тяжелого и хро­нического характера), наводят на мысль о тесной связи между этими симп­томами и расстройствами. Ввиду такой пестроты симптомов и расстройств, а также связанной с этим трудностью точной диагностики специалисты в об­ласти психической травмы поднимают вопрос о том, чтобы рассматривать все связанные с травмой проблемы в рамках идеи одного континуума (на­пример: Allen, 2001; Van der Kolk, 1996). Ван дер Колку с соавт. (Van der Kolk et al., 1996) принадлежит идея спектра связанных с травмой симптомов, куда входят, помимо прочих, симптомы ПТСР, диссоциативные симптомы, нару­шение регуляции аффекта, соматизация, депрессия, а также проблемы на ра­боте и в межличностных отношениях. Другие авторы выдвинули идею спек­тра травматических расстройств, который распространяется от ПТСР до РДИ (Bremner et al., 1998; Moreau & Zisook, 2002). Хотя эти авторы и утверждают, что между самыми разными симптомами и расстройствами, которые они разместили на одном континууме, существует связь, они не выделяют обще­го основания для объяснения этой связи. Представляя идею спектра травма­тических симптомов, Ван дер Колк с соавт. (1996) опирались на работы Жане и Немии (Nemiah, 1998), в которых акцентирована центральная роль диссо­циации. Однако Ван дер Колк с соавт.

никак не объяснили связь между симп­томами, которые они включили в рассматриваемый ими ряд патологических проявлений последствий травмы, и диссоциацией.

Шоэ (Schore, 1994, 2003a, b) считает нарушение регуляции аффекта об­щей основой травматических симптомов и расстройств. Мы согласны с ним в том, что нарушение регуляции аффекта является важным признаком всех травматических расстройств, но хотели бы добавить, что у людей, пережив­ших травму, нарушение регуляции обычно происходит в контексте структур­ной диссоциации. То же самое верно и в отношении более общего недостатка саморегуляции, который Ван дер Колк рассматривал как «наиболее серьез­ное следствие психологической травмы и у детей и у взрослых» (Van der Kolk, 1996, p. 187). Таким образом, способность регуляции аффекта связана с опре­деленными диссоциативными частями личности (Van der Hart, Nij enhuis et al., 2005). Так, одни части личности могут быть депрессивными или суицидаль­ными, при этом у других может доминировать совершенно иной аффект. Ис­следование Голие с соавт. подтверждает такую возможность. Авторы отме­чают, что хотя при ПТСР и основном депрессивном расстройстве симптомы депрессии обладают почти одинаковой выраженностью, все же пациенты с ПТСР отличаются гораздо большей изменчивостью настроения (Golier et al., 2001). АЛ при ПТСР может быть испуганной, испытывать панику, принимать психоактивные вещества (чтобы отделаться от травматических воспомина­ний или других позитивных диссоциативных симптомов, вызывающих дис­тресс), проявлять признаки булимии или анорексии, вести себя агрессивно или страдать от соматоформных симптомов, таких как телесная анестезия, локализованная боль, паралич. Некоторые симптомы и расстройства име­ют отношение к нарушению регуляции и конфликту между этими частями и опосредующими их функционирование системами действий.

Например, нарушения регуляции могут быть следствием конфликтов между агрессивными, напуганными и стремящимися к привязанности час­тями. Активность некоторых из этих частей может быть связана с симпати­ческой нервной системой, тогда как активность других - с дорсальным ком­плексом вагуса, принадлежащим парасимпатической нервной системе, что, по-видимому, приводит к нарушению слаженности психофизиологического функционирования (Nijenhuis & Den Boer, 2007). Благодаря симпатическому отделу нервной системы происходит активация действий в телесной и психи­ческой сферах, в том числе таких активных зищитных действий, как бегст­во или борьба. Именно с этим отделом нервной системы связаны увеличение частоты сердечных сокращений, секреции катехоламинов (дофамина, адре­налина, норадреналина). Задачей парасимпатического отдела нервной систе­мы является консервация ресурсов энергии, с ним связаны замедление сер­дечных сокращений, усиление активности кишечника и желез, расслабление сфинктерных мышц желудочно-кишечного тракта. Таким образом, векторы действия симпатического и парасимпатического отделов оказываются про­тивоположно направленными.

Итак, мы предполагаем, что структурная диссоциация личности состав­ляет общее или, по крайней мере, главное психобиологическое основание травматических симптомов и расстройств. Согласно нашей теории, разным расстройствам, образующим континуум психопатологии, связанной с трав­мой, соответствует разный уровень структурной диссоциации. Эта гипотеза открыта эмпирической проверке.

<< | >>
Источник: Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы. 2013

Еще по теме Коморбидность или разнообразие симптомов и расстройств, возникающих вследствие пережитой психической травмы?:

  1. ПЕРВАЯ МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ ПРИ НЕОТЛОЖНЫХ СОСТОЯНИЯХ ВСЛЕДСТВИЕ ЗАБОЛЕВАНИЙ ИЛИ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ РАССТРОЙСТВ
  2. ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА (ПР) И РАССТРОЙСТВА ПОВЕДЕНИЯ (РП), ИХ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ ЗНАЧИМОСТЬ
  3. Вегетативные расстройства, возникающие при повреждении гипоталамуса
  4. Нозоспецифические психические расстройства
  5. Острые психические расстройства
  6. Психические расстройства
  7. ИНТЕНСИВНЫЙ РЕАБИЛИТАЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС И РЕГРЕСС СИМПТОМОВ СПИНАЛЬНОЙ ТРАВМЫ
  8. Острые психические расстройства
  9. Подходы к анализу психических расстройств
  10. Биолого-психологические взаимодействия и психические расстройства
  11. Профилактика нервно-психических расстройств
  12. Внутричерепная родовая травма. Классификация симптомов. Клиника, диагностика. Основные этапы лечения
  13. ВОЗБУЖДЕНИЕ ПРИ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ
  14. ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У ВОЕННОСЛУЖАЩИХ
  15. ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА