Интегративные действия

Интеграция - один из основных терминов в области психотравматологии, относящийся к необходимости включения опыта психотравмирующего пе­реживания в когнитивные схемы индивида, а также преодоления множест­венности личности и ее унификация для того, чтобы стали возможны изме­нения к лучшему в жизни индивида. Вместе с тем интеграция также является неотъемлемым аспектом адаптивного функционирования в целом. Интегра­тивные действия требуют самого высокого уровня психической энергии и эф­фективности.

Интеграция - адаптивный процесс, предполагающий постоянные менталь­ные действия, направленные как на различение переживаний, так и на постро­ение между ними связей внутри систем личности, которые, в свою очередь, характеризуются гибкостью и стабильностью, что делает возможным наи­более успешное функционирование в настоящем (Jackson, 1931/1932; Janet, 1889; Meares, 1999; Nijenhuis, Van der Hart & Steele, 2004). Способность быть открытыми и гибкими позволяет нам меняться в случае необходимости, то­гда как сохранение своих границ способствует поддержанию стабильности и привычных форм реагирования, доказавших свой адаптивный потенциал. Психически здоровый человек обладает развитой способностью интеграции внутренних и внешних переживаний (Janet, 1889).

Какие именно ментальные действия составляют процесс интеграции, как они достигаются? Для терапии людей, страдающих от последствий пси­хической травмы, полезно различать два основных типа интегративных мен­тальных действий - синтез и реализацию.

Синтез. Основным интегративным психическим действием являет­ся синтез, благодаря которому мы различаем переживания, относящие­ся к сферам внутреннего и внешнего, а также к прошлому и настоящему, и устанавливаем между ними связи. Синтез включает различение между сенсорными восприятиями, движениями, мыслями, аффектами и чувством собственной идентичности (своего Я), и формирование связей между ни­ми. Например, про какого-то человека мы можем сказать, насколько он по­хож на кого-то (связывание), а также в чем он отличен (различение) от дру­гих. Также и в отношении актуальной ситуации: мы знаем, в чем она похожа на какую-то ситуацию в прошлом и в чем отличается от нее. Мы также зна­ем, что агрессивное чувство и агрессивное действие, хотя и похожи в чем-то, но все же являются действиями, которые существенно отличаются друг от друга.

Синтез в значительной мере протекает автоматически и вне осознания. Наша способность к синтезу меняется в зависимости от психического уровня. Так, качество синтеза будет более высоким в состоянии активного бодрство­вания, чем в состоянии усталости.

Синтез обеспечивает единство сознания и личной истории. Неполнота синтеза приводит к изменению состояния со­знания и возникновению диссоциативных симптомов.

Реализация - родственное синтезу, но более высокоуровневое интегра­тивное ментальное действие, предполагающее осознание реальности, при­нятие ее как она есть, а также рефлексивную, творческую адаптацию к ней. Реализация зависит от степени завершенности опыта (Janet, 1935a; Van der Hart, Steele, Boon & Brown, 1993). Она включает два психических действия, обогащающих наше представление о себе, о других людях и об окружающем мире (Janet, 1903, 1928a, 1935a). Благодаря первому аспекту реализации мы соотносим переживания с чувством личной идентичности: «Это случилось со мной, я обдумываю и переживаю это». Второй аспект реализации представ­ляет собой действия, которые помещают переживание во временной контину­ум: мы присваиваем качество «настоящее» своему переживанию, соединяем наше прошлое, настоящее и будущее, обеспечивая, таким образом, наиболее адаптивное, осознанное действие в настоящем.

Реализация как ВНЛ, так и АЛ не достигает уровня, необходимого для пол­ноты жизни в настоящем. Кроме того, этим частям личности не удается завер­шить действие реализации своего травматического опыта, то есть вполне осо­знать тот факт, что травматическое событие осталось в прошлом. Для ВНЛ и АЛ также характерна неспособность реализации и других форм опыта, что при­водит к незавершенности многих переживаний. Так, ВНЛ в отношении трав­матического опыта не завершает его реализацию, поэтому ВНЛ часто отрица­ет травму или сохраняет амнезию разной степени тяжести в отношении этих событий. Порой же ВНЛ признает факт травмы, утверждая, однако, при этом: «Все это, похоже, происходило не со мной». Что касается АЛ, то для этих частей личности травматическое переживание остается незавершенным. АЛ остает­ся погруженной в переживания прошлого, поэтому ее способности к жизни в настоящем крайне ограничены. ВНЛ и АЛ не могут выйти за рамки систем действия, которые входят в их сферу компетенции, и ограниченного набора навыков совладания. Поэтому диссоциированные части личности избиратель­но реагируют на строго определенные стимулы, в частности, на те, которые релевантны их потребностям в поддержке, заботе и в защите. Это еще более снижает способность реализации и интеграции травматических воспомина­ний и полноценной жизни в настоящем.

<< | >>
Источник: Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы. 2013

Еще по теме Интегративные действия:

  1. Взаимоотношения структуры и функции. Проблемы локализации функции. Мозг как динамическая система. Механизмы системно-интегративной деятельности мозга. Сознание, психика, мозг. Бессознательное состояние
  2. 89.ЗАБОЛЕВАНИЯ ЛЕГКИХ, ВЫЗВАННЫЕ ДЕЙСТВИЕМ ПЫЛЕВОГО ФАКТОРА И ДЕЙСТВИЕМ ХИМИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ. ПАТОГЕНЕЗ, КЛИНИКА, ПРИНЦИПЫ ЛЕЧЕНИЯ И ПРОФИЛАКТИКА. КЛИНИКА ТОКСИЧЕСКОГО ОТЕКА ЛЕГКИХ, ПРИНЦИПЫ ЛЕЧЕНИЯ
  3. Слово и действие
  4. Механизм действия
  5. Плейотропное действие генов
  6. СХЕМА ОСНОВНЫХ УРОВНЕЙ ДЕЙСТВИЯ
  7. Болезнетворное действие электротока
  8. Игра и развитие умственных действий
  9. Потенциалы действия кардиомиоцитов
  10. АКТИВНЫЕ И АВТОМАТИЧЕСКИЕ ДЕЙСТВИЯ
  11. ДЕЙСТВИЕ НА ЖИВОТНЫХ ПСИХОМИМЕТИКОВ