Фрида. Случай дробного управляемого синтеза

Фрида (31 год) пережила хроническую травматизацию в детском возрасте и на протяжении 15 лет наблюдалась у психиатра по поводу частых самоде­структивных актов и суицидальных настроений. В итоге ей был поставлен диагноз РДИ. Во время первой фазы терапии выяснилось, что ее суицидаль­ные тенденции связаны с неспособностью регулировать сильные эмоции грусти и гнева, а также с фобией отношений привязанности. Ни одна из ее АЛ не осмеливалась выразить аффект. Эти части боялись, что стоит только рыданиям начаться, и они уже никогда не остановятся, что плач может свес­ти ВНЛ Фриды с ума, что их ждет суровое наказание, если они позволят себе плакать или злиться. Между тем ВНЛ Фриды, которых у нее было несколько, постоянно испытывали вторжение дезорганизующих аффектов и травмати­ческих воспоминаний, принадлежащих АЛ, в виде флэш-бэков, что серьезно осложняло повседневную жизнь пациентки. Хотя цели первой фазы лечения - стабилизация состояния, формирование навыков, установление терапевти­ческих отношений - были достигнуты, однако ни одна из частей личности Фриды не смогла создать для себя внутреннюю область, в которой она чувст­вовала бы себя в безопасности. Фрида перенесла множественную хроническую травматизацию в детстве. Отношения с родителями и теми людьми, которые должны были бы заботиться о ней, были полны насилия и пренебрежения, в подростковом возрасте она подверглась сексуальному и эмоциональному насилию со стороны своего психиатра. Проходя лечение в клинических ста­ционарах, она часто оказывалась подолгу запертой в одиночных изолиро­ванных комнатах. Не удивительно, что у диссоциативных частей ее личнос­ти просто отсутствовало представление о том, каким может быть безопасное место. Терапевт предложил частям личности Фриды вспомнить те моменты во время терапевтических сессий, когда чувство опасности, которое сопро­вождало их постоянно, было не таким сильным, как всегда. С помощью тера­певта диссоциативные части постепенно поняли, что им ничего не угрожает в его кабинете, напротив, у них появилось новое чувство, которое, как ока­залось, было связано с переживанием безопасности. Постепенно некоторые ВНЛ смогли использовать фантазию о том, что они находятся в кабинете у терапевта для того, чтобы чувствовать себя более уверенно. Затем терапевт предложил АЛ создавать в воображении этот образ для того, чтобы чувство­вать себя в безопасности, когда она установила контакт с реальностью. После этого терапевт предложил ВНЛ заимствовать у него этот прием и применять его в их внутреннем общении с АЛ. Он также попросил ВНЛ быть более вни­мательными к потребностям и сложным эмоциональным состояниям АЛ, от­казаться от собственных маневров избегания ВНЛ и стараться понять смысл того, что переживают АЛ.

Затем при помощи интервенций дробного синтеза терапевт предпринял попытку остановить непрерывные вторжения флэш­бэков в повседневную жизнь ВНЛ, источником которых были некоторые АЛ Фриды. С помощью терапевта ВНЛ научились перерабатывать малыми порци­ями вторгающиеся со стороны АЛ аффекты, тогда как АЛ овладели навыками выражать свои аффекты постепенно и в небольших объемах. Терапевт пред­ложил ВНЛ, обладавшей самой высокой интегративной способностью, хотя бы несколько секунд побыть вместе с одной из АЛ, доминировавшим аффектом которой была грусть, когда та плакала. Когда Фрида справилась с этим, те­рапевт отметил ее достижение и радость, которую Фрида испытывала после завершения этого действия, явным признаком которой была улыбка Фриды. Затем он предложил этой ВНЛ остаться рядом с рыдающей АЛ чуть дольше. За этим последовало осторожное продвижение к пониманию когнитивной со­ставляющей этих рыданий, то есть частичное осознание причин грусти АЛ. Успех этих и последующих шагов в терапии сопровождался реакцией триум­фа - смехом и шутками ВНЛ Фриды.

Ход терапии характеризовался чередованием интервенций первой и вто­рой фазы. Интервенции второй фазы позволили Фриде постепенно интегриро­вать травматические воспоминаний. Например, реализация травматического опыта, связанного с сексуальным насилием и эмоциональным отвержени­ем со стороны ее психиатра, требовала постепенной работы с отдельными сегментами этих воспоминаний. Так, одна сессия была посвящена ее стра­ху и благоговению перед этим доктором, другая - ужасу, который вызывали его прикосновения, затем - боли, вызванной насильственной пенетрацией, и дальнейшие - смешанным чувствам стыда и гордости, которые вызывали у нее эти отношения. Так, маленькими порциями происходила реализация этого травматического воспоминания, пока каждая из диссоциативных час­тей не смогла создать полный рассказ о своей жизни и больше не испытывала фобии воспоминания об этих психотравмирующих отношениях с психиатром.

В ходе этой работы у диссоциативных частей Фриды появился опыт, который позволил понять, что ее аффекты не угрожают ни жизни пациентки, ни жиз­ни окружающих, что у них есть временные рамки: они имеют начало и конец; что эмоциональные переживания могут встретить сочувствие и поддержку не только извне, от другого человека, но и изнутри. Это понимание послужи­ло усилению чувства надежной привязанности к терапевту, а также возник­новению нового чувства уверенности и доверия к себе.

<< | >>
Источник: Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы. 2013

Еще по теме Фрида. Случай дробного управляемого синтеза:

  1. Управляемая гипотермия.
  2. Режимы управляемой вентиляции
  3. Управляемая механическая вентиляция (ИВЛ, CMV)
  4. Управляйте проектами
  5. Как управлять своим вниманием
  6. Почему человек должен управлять собой?
  7. ПРОБА С ГЛУБОКИМ УПРАВЛЯЕМЫМ ДЫХАНИЕМ
  8. Синтез вірусних білків
  9. Нарушение синтеза белков
  10. Искусственная вентиляция легких с управляемым давлением и заданным объемом и программа "ауто-флоу"
  11. Нарушение синтеза белков
  12. СИНТЕЗ БЕЛКА В КЛЕТКЕ
  13. Нарушение синтеза и расщепления гликогена
  14. ГЕМОЛИТИЧЕСКИЕ АНЕМИИ, ОБУСЛОВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЕМ СИНТЕЗА ГЕМОГЛОБИНА
  15. РЕГУЛЯЦИЯ СИНТЕЗА иРНК И БЕЛКА
  16. Нарушения синтеза липопротеина В
  17. Кодування синтезу білкових молекул