Фобии, способствующие сохранению структурной диссоциации

Традиционно фобию относят к категории тревожных расстройств и определяют как чрезмерный страх, возникающий в ответ на определенный внешний сти­мул (например, пауков, высоту, микробы, социальные ситуации и пр.) и обла­дающий определенным психодинамическим значением. Однако фобический страх может также возникать и в ответ на внутренние явления, на менталь­ные действия, такие как определенные мысли, чувства, фантазии, ощущения и воспоминания (например: Janet, 1903; McCullough et al., 2003; Nijenhuis, 1994). Терапевты, работающие с жертвами хронической травмы, с готовностью под­твердят то, что их пациенты боятся не только внешних стимулов, напомина­ющих о травматическом опыте, но и соответствующих ментальных действий.

Согласно Жане (1904/1983b, 1935a), ключевую роль в поддержании струк­турной диссоциации, вызванной психической травмой, играет фобия, осно­ванная на избегании синтеза и реализации как самого травматического опы­та, так и последствий психотравмирующего переживания. Речь идет о фобии травматических воспоминаний. Стратегии поведенческого и ментального избегания, поддерживающие структурную диссоциацию, направлены на то, чтобы помешать реализации, осознанию самого себя, своей истории, ее смыс­ла, так как это вызывает страх перед переживаниями, которые могут ока­заться разрушительными для индивида. Со временем ключевая для пробле­мы последствий психической травмы фобия травматических воспоминаний порождает другие фобии. Жане (1903, 1909b, 1922) утверждал, что все фобии восходят к страху определенных действий. В терапии пациентов, перенес­ших психическую травму, соблюдается особая последовательность в прора­ботке фобий, связанных с травмой. Это необходимо для того, чтобы пациент смог сформировать способность осуществлять целесообразные и более адап­тивные психические и поведенческие действия, то есть достичь более высоко­го уровня психической эффективности. В ходе этой работы пациент обретает возможность справляться со все более сложными и тяжелыми переживани­ями прошлого и настоящего, интегрировать их, а также улучшать качество повседневной жизни.

Процесс генерализации, когда ассоциативные связи устанавливаются между все большим и большим числом относительно нейтральных стимулов и элементами травматического опыта, создает все больше и больше поводов во внешнем окружении и внутреннем мире индивида для реакций страха и из­бегания. Например, когда одна из диссоциативных частей личности пациента (ВНЛ) страдает от вторгающихся травматических воспоминаний и ассоциа­тивно связывает их с другими проявлениями АЛ, то у ВНЛ может развиться фобия этой диссоциативной части. Между тем у АЛ также может появиться фо­бия ВНЛ, так как АЛ воспринимает ее как игнорирующую или причиняющую вред (то есть пренебрегающую или жестокую).

По сути, у людей, страдающих от последствий психической травмы, любые ментальные действия - чувства, ощущения, мысли, сознательно или неосознанно ассоциируемые с травма­тическим опытом, могут приобрести значение внутренних стимулов, в ответ на которые возникают страх и маневры избегания ментальных действий. По­этому можно сказать, что у большинства пострадавших в той или иной степени развивается фобия ментальных действий, производных от травматического опыта (в прежних публикациях мы использовали термин фобия психического содержания; см., например: Nijenhuis, Van der Hart, Steele, 2002; Van der Hart, Steele, 1999). Корни этой фобии восходят к первичной фобии травматичес­ких воспоминаний, а аффективный компонент, помимо страха, может также включать отвращение или вину в отношении тех ментальных действий, ко­торые оказались в ассоциативной связи с травматическими воспоминаниями. Таким образом, поскольку пациенты боятся собственной внутренней жизни, они не могут интегрировать свои внутренние переживания, а это, в свою оче­редь, способствует сохранению структурной диссоциации.

При хронической травме детства легко формируются фобии привязаннос­ти и утраты привязанности, так как психическая травма наносится другим человеком, значимым взрослым. По этой причине отношения привязанности, без которых ребенок не может выжить, воспринимаются как опасные. Фобия привязанности часто парадоксальным образом сопровождается не менее силь­ной фобией утраты привязанности. Фобия утраты привязанности проявляется в сильных чувствах и других ментальных действиях, которые побуждают че­ловека во что бы то ни стало искать близости с другим. Обычно эти противоположные фобии принадлежат разным частям личности. Они затягивают друг друга в порочный круг, где субъективное восприятие изменений дистанции в отношениях активирует известный «пограничный» паттерн «Я тебя нена­вижу - не покидай меня», ранее описанный как дезориентированная/дезорганизованная привязанность (Д-привязанность, см.: Liotti, 1999a).

Другим следствием процесса генерализации является фобия нормальной жизни. Индивид, страдающий от последствий травмы, избегает многих аспек­тов обыденной жизни, так как повседневная жизнь всегда предполагает неко­торый «нормальный» уровень риска и готовность к переменам. Подводя итог сказанному, мы отмечаем, что межличностная природа хронической травматизации создает условия для формирования самых разных фобий у травми­рованных индивидов: это и фобии привязанности, и ментальных действий, производных от травматического опыта, получивших статус условного сти­мула. Результатом многочисленных фобий является избегание более зрелых форм отношений привязанности, например близости.

<< | >>
Источник: Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы. 2013

Еще по теме Фобии, способствующие сохранению структурной диссоциации:

  1. Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы, 2013
  2. Факторы, провоцирующие обострение бронхиальной астмы или способствующие сохранению симптомов (триггеры)
  3. Полная АВ диссоциация, или АВ диссоциация без захватов желудочков, или изоритмическая АВ диссоциация
  4. Неполная АВ диссоциация, или АВ диссоциация с захватами желудочков
  5. Фобии
  6. Фобии
  7. Клиническое значение АВ диссоциации
  8. Атриовентрикулярная диссоциация
  9. Факторы, влияющие на кривую диссоциации оксигемоглобина
  10. Автоматизм и диссоциация
  11. Техника тройной диссоциации
  12. Способствует ли стерилизация ожирению?
  13. Остановка сердца неуточненная. Неэффективное кровообращение или электромеханическая диссоциация