Диссоциативные части личности

Идея диссоциации личности, безусловно, не нова. В XIX веке диссоциация определялась как разделение личности (Azam, 1876; Beaunis, 1887; Binet, 1892-1896/1997; Breuer, Freud, 1893-1895/1955b; Ferenczi, 1932/1988; Janet, 1887/2005; Prince, 1905; Ribot, 1885; Taine, 1878; ср.: Van der Hart, Dorahy, 2009).

Диссоциация как разделение личности

Точнее говоря, диссоциация представляет собой разделение между «система­ми идей и функций, составляющих личность» (Janet, 1907, p. 332). Под «идея­ми» Жане подразумевал не только мысли, но и психобиологические комплек­сы (системы), включающие мысли, аффекты, ощущения, формы поведения, воспоминания, которые мы называем психическими (ментальными) дейст­виями. Он полагал, что с этими системами идей и функций связано собствен­ное чувство я, хотя и в некоторых случаях рудиментарное. Так, если аффект или ощущение диссоциировано, эти ментальные действия тем не менее пред­ставлены в контексте я: «я в ужасе», «у меня болит живот». Однако в другом я могут быть представлены совершенно иные восприятие и оценка проис­ходящего: «мне не страшно»; «я не чувствую боли»; «я ничего не чувствую». Чувство я может в этом случае быть достаточно ограниченным и сводиться к осознанию лишь некоторой части опыта.

Исходная идея диссоциации как разделения личности сохранила свое зна­чение и в наши дни. Например, Патнем (Putnam, 1997) определяет диссоциа­цию как разделение «отдельных поведенческих состояний», в норме связанных между собой и образующих «поведенческую архитектуру». Эта «архитектура», или структура, определяет «личность человека, объединяя ряд доступных ему поведенческих состояний и совокупность прежнего опыта, сформировавшую ясные и стабильные состояния сознания» (p. 157).

Диссоциация как разделение личности наблюдается у взрослых в состо­яниях острой травматизации. Например, во время Первой мировой войны диссоциацией личности объяснялось чередование симптомов вторжения травматического опыта и явлений избегания (например: Brown, 1919; Fe­renczi, 1919; Horowitz, 1986; McDougall, 1926; Myers, 1940; Simmel, 1919; ср.:

Van der Hart, Van Dyke et al., 2000). Сейчас эти состояния могли бы быть дагностированы как ПТСР или как простое диссоциативное (конверсионное) расстройство моторики и чувственного восприятия (WHO, 1992). Наблю­дая пациентов, страдающих этими расстройствами, клиницисты замеча­ли, что диссоциативные ментальные действия, такие как травматические воспоминания, не разворачиваются абсолютно изолированно, но всегда являются частью «некоторой личности» (Mitchell, 1922, p. 113), которая не может быть охарактеризована - «как просто идея, группа или последо­вательность идей, но как целесообразное мышление [части] личности, об­ладающей самосознанием» (McDougall, 1926, p. 543). Таким образом, дис­социированные (когнитивные и иные ментальные) действия принадлежат некой диссоциативной части личности индивида, пережившего психичес­кую травму. Эта часть считает себя автором этих действий, а сопряженные с ними элементы опыта - своими собственными (Braude, 1995). Например, при повторном переживании прошлого травматического события, имен­но АЛ принадлежит утверждение «я убежала (АЛ как инициатор бегства), потому что я испугалась» (АЛ как часть, которой принадлежит страх и ко­торая признает его своим). Для структурной диссоциации характерно то, что в личностной системе всегда присутствует такая диссоциированная часть личности, которая признает свое авторство и «права собственнос­ти» в отношении тех или иных действий. Это отличает структурную дис­социацию личности от других проявлений недостаточной интеграции, та­ких как приступы паники при паническом расстройстве или навязчивые негативные мысли при депрессии.

Диссоциативные части личности

Хотя Митчелл и Макдугалл говорили о «личностях», внимательное изучение их работ показывает, что в действительности они имели в виду диссоциатив­ные части одной личности.

Центральное место в их теоретических построе­ниях занимает утверждение, что диссоциативные «системы идей и функций» обладают своим собственным самосознанием и чувством я у пациентов, кото­рым сейчас можно было бы поставить диагноз ПТСР (или иного другого рас­стройства, этиологически связанного с психической травмой).

Диссоциативные части являются составляющими единой личности. Даже те части личности, в сферу которых входят лишь ограниченные аспекты опы­та, тем не менее могут обладать стабильными чертами и функциями. В этом смысле все диссоциативные части имеют собственный «стойкий паттерн восприятия, установок и мышления о мире и о себе». Данная формулировка входит в критерий РДИ в DSM-IV, в котором определены диссоциированные личностные идентичности и личностные состояния (APA, 1994, р. 487), точ­но такую формулировку мы встречаем в определении черт личности (APA, 1994, р. 630). В современной литературе отсутствует принцип, который поз­волил бы дать качественную оценку и различать диссоциативные части лич­ности при РДИ от диссоциативных частей личности при других травматичес­ких расстройствах, например, ПТСР. Мы считаем, что различия эти являются существенными, диссоциированные части личности при разных расстройст­вах отличаются по степени сложности и независимости. Некоторые психоана­литически ориентированные авторы (Ferenczi, 1926; Joseph, 1975; Rosenfeld, 1987) также использовали термин части личности для описания структур­ной диссоциации, не приводя, однако развернутого определения данного термина.

Хотя диссоциативные части обладают чувством я (рудиментарным у неко­торых диссоциативных частей), они представляют собой не отдельные, полнос­тью самостоятельные сущности, но, скорее, особые и отделенные друг от дру­га в той или иной степени психобиологические системы прежде унитарной личности. Структурная диссоциация предполагает недостаток взаимосвязи и координации между этими системами. Отдавая дань замечательным рабо­там Чарльза Майерса (1940), мы решили использовать его термины - «внеш­не нормальная часть личности» (ВНЛ) и «аффективная часть личности» (АЛ) - для обозначения двух разных типов психобиологических систем. Эти системы являются частями единого человеческого существа, поэтому при упоминании частей личности мы подразумеваем целостного индивида даже в том случае, если в его внутреннем мире доминирует какая-то одна из этих неинтегриро­ванных систем. Поэтому мы говорим «он или она как ВНЛ или АЛ», и когда речь идет о ВНЛ или АЛ, это подразумевается.

Внешне нормальная и аффективная части личности

Эти части личности упоминаются многими авторами, независимо от тер­минологии, к которой они прибегают (например: Brewin, 2003; Figley, 1978; Howell, 2005; Kluft, 1984; Laufer, 1988; Putnam, 1989; Tauber, 1996; Wang, Wil­son, Mason, 1996). Например, Фигли и другие авторы противопоставляют дис­социативное «состояние пострадавшего», при котором человека переполняют травматические воспоминания (то есть АЛ), состоянию «нормального функ­ционирования личности» (то есть ВНЛ). Говоря о травме вьетнамских вете­ранов, Лойфер (Laufer, 1988) разделил «военное я» и «адаптивное я». Тойбер в своей работе, посвященной пациентам, жертвам Холокоста, которые деть­ми попали в концентрационные лагеря (Tauber, 1996), противопоставляет «детскую часть [Я]» и «соответствующую актуальному возрасту взрослую часть [Я]». 1

[1] В клинической литературе используются разные конструкты для обозначения того, что мы называем диссоциативными частями личности, например, эго-состояния, диссоциативные или диссоциированные состояния, диссоциативные состояния я, диссоциативные состояния идентичности, диссоциативные личностные состояния, альтер-личности (alter personality, alters), диссоциативные или диссоциированные я, диссоциативные идентичности.

<< | >>
Источник: Ван дер Харт. Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы. 2013

Еще по теме Диссоциативные части личности:

  1. Курсовая работа. Личность и коллектив. Взаимодействие личности и коллектива в условиях военной службы, 2011
  2. Понятие личности в психологии. Сущность личности и факторы ее формирования
  3. Развитие личности в зрелом возрасте. Особенности зрелой личности
  4. Соотношение идеала "вершины" развития личности, ее реального состояния и способа совершенствования как акмеологическая модель личности
  5. Соотношение идеала "вершины" развития личности, ее реального состояния и способа совершенствования как акмеологическая модель личности
  6. Понятие «личность». Личность и ее профессиональные характеристики
  7. ЭКСПРЕССМЕТОДИКА ОЦЕНКИ ЛИЧНОСТИ ПО ЕЕ БИОГРАФИЧЕСКИМ ДАННЫМ НА ОСНОВЕ КОЛИЧЕСТВЕННОЙ ОЦЕНКИ ДОСТИЖЕНИЙ, АКТИВНОСТИ КОНКРЕТНОЙ ЛИЧНОСТИ И ЕЕ РЕФЕРЕНТНЫХ РЕАЛЬНЫХ И УСЛОВНЫХ ГРУППАХ
  8. ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАК РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ: ТЕОРИЯ ПСИХОСОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ Э. ЭРИКСОНА
  9. Обязанности психолога полка (корабля 1 ранга) воинской части
  10. Составные части
  11. СКЕЛЕТ СВОБОДНОЙ ЧАСТИ НИЖНЕЙ КОНЕЧНОСТИ
  12. Основные задачи психологической работы в воинской части
  13. Анатомия эндокринной части поджелудочной железы
  14. Задачи психологической работы в воинской части
  15. ОРГАНИЗАЦИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОГО СОСТАВА ЧАСТИ