загрузка...

Стрессоустойчив, легкообучаем, целеустремлен, только врать люблю

Мне крупно повезло в жизни: я ни разу не видела живого HR-менеджера. Собеседова­ния со мной всегда проводило будущее непосредственное начальство, и, кажется, меня даже ни разу не просили прислать формальное резюме. Но из статей на сайтах вакансий я знаю, что в резюме бывает такой жуткий пункт, как “личные качества”, куда нужно вписать два-три прилагательных из стандартного списка, и для многих вакансий рекомендуется упоми­нать о стрессоустойчивости. В целом это довольно глупо, конечно. Во-первых, если стресс - это реакция на новизну, то накопление первоначального опыта в том и заключается, чтобы свести большинство возникающих в работе ситуаций к типовым схемам и, соответственно, перестать реагировать на них выбросом адреналина и кортизола. Во-вторых, интенсивность стрессорной реакции и скорость ее развития и угасания действительно различается у разных людей (и при действии стимулов разного типа!), но без анализа уровня гормонов или, на худой конец, измерения частоты сердечных сокращений это все равно невозможно опреде­лить, а лабораторного оборудования для этого, насколько мне известно, в отделах кадров не держат. И в-третьих, если для работы и важна реакция на стресс, то обращать внимание сто­ило бы не столько на ее интенсивность, сколько на индивидуальный тип реакции: большую склонность к замиранию, или к бегству, или к борьбе. Если вы работаете в техподдержке и на вас орет клиент (а вы работаете там первый день, и это все еще стресс), то выгоднее зами­рание, а вот если вы полицейский и преследуете преступников, то бежать и бороться обычно более эффективно. Но почему-то никто не пишет в резюме: “Скорость нормализации уровня кортизола - 90 мин, реакция на стресс типа А (бегство и борьба)”. Все пишут бессмыслен­ную стрессоустойчивость, которая вообще ничего не значит и ни о чем не говорит.

Самое смешное во всей этой истории с резюме заключается в том, что для лаборатор­ных исследований устойчивости к стрессу обычно как раз моделируют ситуацию приема на работу - она считается самым простым и универсальным способом вызвать у человека стресс, даже в том случае, когда он понимает, что это эксперимент и его настоящая работа тут совершенно ни при чем. Методика называется “социальный стресс-тест Трира”, но названа так не в честь автора, а в честь университета, в котором была разработана в 1993 году.

Собеседование - в XXI веке самый простой способ вызвать у человека стресс.

Когда испытуемые приходят в лабораторию, им дают какое-то время посидеть и при­выкнуть к обстановке, а потом заводят в комнату, где сидят трое серьезных людей. Эти люди объясняют, что они менеджеры по работе с персоналом и сейчас после небольшой подготовки участнику эксперимента предстоит пройти собеседование для приема на работу. У испытуемого будет пять минут, в течение которых он должен будет рассказать о себе и убедить менеджеров, что он является идеальным кандидатом. При этом его строго преду­преждают, что члены комиссии прошли тренировку по считыванию невербальных сигна­лов, что говорить он должен будет в микрофон, что его речь записывается на магнитофон и видеокамеру и впоследствии будет дополнительно анализироваться. Уже страшно, правда? Дальше человека уводят в другую комнату и на десять минут оставляют одного, предоставив ему бумажку и ручку для подготовки речи и не забыв предупредить, что на собеседовании использовать эти записи будет запрещено.

После этого человек возвращается к комиссии и рассказывает о себе. Если он замолчал до того, как пять минут истекли, ему говорят: “У вас еще осталось время. Продолжайте!” Если он снова остановился, комиссия ждет 20 секунд, а потом начинает задавать вопросы. После того как пять минут закончились, испытуемого просят считать в уме: так быстро и точно, как он может, вычитать 13, потом еще 13, потом еще 13 и так далее из числа 1022. Если испытуемый сбивается, он должен начать задание сначала. Через пять минут, когда несчаст­ная жертва немецких экспериментаторов (извините за неуместные коннотации, но Трир дей­ствительно расположен в Германии) окончательно теряет надежду справиться с заданием, ее уводят в другую комнату и наконец объясняют, что эксперимент был посвящен стрессу, все в порядке, никакого анализа видеозаписи производиться не будет, отдыхайте спокойно, а мы проведем ряд измерений и выпустим вас отсюда.

Разработчики методики анализировали сердцебиение и ряд гормонов: адренокортикотропный гормон, пролактин, гормон роста, кортизол в крови и кортизол в слюне. Все эти вещества (и не только они: стресс - комплексная реакция) интенсивно вырабатываются во время стресса, различается только скорость развития и затухания реакции. Адренокортикотропный гормон, связанный с ранними стадиями развития стрессорной реакции, начи­нает интенсивно вырабатываться сразу же, как только человек впервые увидел комиссию, с которой ему предстоит иметь дело, но зато уровень этого гормона быстро снижается с того момента, когда человеку объяснили, что это был всего лишь эксперимент и он уже закон­чился. А вот кортизол запаздывает: во время подготовки речи его уровень растет со всем чуть-чуть, во время собеседования - побыстрее, максимум тоже приходится на момент окон­чания эксперимента, но концентрация после этого падает медленно и даже через полтора часа остается выше, чем у тех испытуемых, с которыми собеседования не проводили, а про­сто сделали им в контрольных целях укол физиологического раствора (так что укол - это намного меньший стресс, чем собеседование, так и передайте вашим детям).

База поиска по научным статьям Google Scholar сейчас находит 1528 статей, которые ссылаются на описание этой экспериментальной методики, - исключительный результат, научные публикации очень редко достигают такой популярности. Есть, например, экспери­менты, в которых изучают половые различия в уровне стресса во время собеседования9.

Результаты неоднозначные: у мужчин выделяется больше адренокортикотропного гормона, чем у женщин, но по уровню кортизола в слюне женщины, участвовавшие в эксперименте во второй половине менструального цикла, вплотную приближаются к мужчинам, а по частоте сердечных сокращений даже опережают их (и заметно превосходят женщин, участвовавших в исследовании в первой половине цикла). Учитывая, что стресс в общем снижает умствен­ные способности (например, ухудшает рабочую память, то есть способность удерживать в голове несколько фрагментов информации и совершать над ними какие-то действия10), на настоящие собеседования женщинам, склонным волноваться по поводу работы, имеет смысл приходить во время первой половины менструального цикла. Это не вывод авторов статьи, если что, а моя расширенная трактовка научных данных.

В любом случае половые различия - это не самое главное. Интереснее другое: выбор поведенческого ответа на стрессорное воздействие. При всем кажущемся разнообразии воз­можных реакций они сводятся к двум стратегиям. Во-первых, можно попробовать сми­риться с ситуацией: замереть, ждать и терпеть. Во-вторых, ситуацию можно менять: убе­гать, драться и вообще всячески суетиться. Плохая новость в том, что “выбор” - это громко сказано: форма поведения в новых и потенциально опасных ситуациях в огромной сте­пени является врожденной и зависит от активности симпатической нервной системы. Если взять крысу, подвергнуть ее воздействию какого-нибудь стрессогенного фактора и измерить выброс адреналина и частоту сердечных сокращений, то это позволит с высокой степенью точности предсказать, как она будет вести себя во всех остальных подобных ситуациях11. Если активность симпатической нервной системы высока, то крыса будет вступать в стычки с конкурентами, храбро исследовать новое пространство и активно пытаться выплыть при помещении в воду. Если симпатическая нервная система работает менее интенсивно, живот­ное с большей вероятностью предпочтет сдаться в социальном столкновении, на новой тер­ритории надолго замрет в углу и даже плавать будет хуже. При этом не следует считать, что активная реакция на стрессорное воздействие чем-то лучше (или, наоборот, хуже), чем пас­сивная. Осторожная крыса будет хуже питаться, потому что она реже находит редкие дели­катесы и к тому же не хочет драться ради них со своими товарищами, но зато и в опасные ситуации типа столкновения с хищником она попадает реже, так что шансов выжить и оста вить потомство у нее не меньше, чем у крысы с активной жизненной позицией.

Для людей подобную классификацию разработали в середине прошлого века амери­канские кардиологи Мейер Фридман и Рой Розенман. Они ввели понятие поведенческих типов А и Б и разработали опросники, чтобы отделить один от другого . Люди, принадлежа­щие к поведенческому типу А (в его крайних проявлениях), энергичны, агрессивны, амби­циозны, склонны к конкуренции с другими, в профессиональной деятельности постоянно озабочены нехваткой времени и стремятся к высокой продуктивности, они резко двигаются и отрывисто говорят. Их противоположность, люди типа Б, расслаблены и спокойны, тер­пеливы, уделяют больше времени своим хобби, нераздражительны, работают размеренно, меньше озабочены конкуренцией с другими, плавно двигаются и говорят. Смысл этого раз­деления с точки зрения кардиологии заключался в том, что принадлежность к типу А, как тогда считалось, ассоциирована с высоким артериальным давлением и существенно повы­шает риск развития ишемической болезни сердца, так что таким людям нужно рекомендо­вать более тщательно следить за своим здоровьем.

В современной кардиологии эту теорию забросили, потому что при исследовании больших групп испытуемых не удалось выявить заметной статистической связи между предрасположенностью к сердечно-сосудистым заболеваниям и чертами личности, ассоци­ированными с поведенческим типом А. Но зато терминология прижилась в исследованиях стресса, по крайней мере в России. В начале 2013 года в газете “Троицкий вариант”, с кото­рой сотрудничают ученые и научные журналисты, вышло мое интервью с Дмитрием Жуко­вым, наполовину посвященное его исследованиям крыс, проявляющих при стрессе поведе­ние типа А или типа Б. Он поделился свежими новостями: оказывается, от поведенческого типа зависит, насколько действенными окажутся антидепрессанты. Активным и суетливым крысам, впавшим в депрессию, традиционные препараты помогают хорошо, а вот спокой­ные и пассивные животные на такую терапию отвечают слабо, но зато их можно вылечить с помощью окситоцина. Вполне вероятно, что в будущем эти данные помогут более эффек­тивно лечить депрессию и у людей.

Сегодня не существует полного описания всех генетических и гормональных факто­ров, влияющих на индивидуальные особенности поведения при стрессе. Единственное, что остается отдельному человеку, - это постоянное наблюдение за собой, анализ собственного поведения и самочувствия в стрессорных ситуациях, который позволит приблизительно понимать, чего от себя ждать в будущем. И конечно, нужна некоторая доля смирения и при­нятия, память о том, что стресс - это очень физиологическая штука, и если уж он сопро­вождается у вас потоотделением и суетливой бессмысленной активностью, то, скорее всего, так будет всегда. Другой вопрос, что каждую конкретную ситуацию можно сделать менее стрессирующей - для этого просто нужно, чтобы мозг не считал ее совершенно неожидан­ной и новой. Допустим, если вам предстоит завтра выступать перед советом директоров в вашей офисной переговорной и вы нервничаете, то будет очень полезно накануне прокру­тить свою презентацию в этой же комнате - тогда мозг будет думать: “Это я все уже вчера видел, ну вот разве что люди новые, - пожалуй, нет смысла разворачивать сильную стрессорную реакцию”. Это гораздо эффективнее, чем пытаться подавить стресс усилием воли. Плевать мозгу на нашу силу воли, если честно.

<< | >>
Источник: Казанцева А.. Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости. 2014

Еще по теме Стрессоустойчив, легкообучаем, целеустремлен, только врать люблю:

  1. Люблю Чайковского Петра...
  2. ПОЧЕМУ я НЕ ЛЮБЛЮ СЛОВО - ДИЕТА.
  3. Должна ли я признаться супругу, с которым живу вот уже двадцать четыре года, что уже не люблю его, а отношусь к нему как к брату?
  4. Только для матерей
  5. Реферат (только для дипломов)
  6. Аннотация (только для диплома)
  7. ИНВАЗИОННЫЕ БОЛЕЗНИ, ПРИСУЩИЕ ТОЛЬКО ЖИВОТНЫМ
  8. ЭТА КНИГА ТОЛЬКО ОБ ИЗЛЕЧЕНИИ РАКА ЯДАМИ
  9. Что будет, если только написать трактат, а никаких действий не производить
  10. Для тех, кто только начал каши, но едет в отпуск – о питании в дороге
  11. Как только я хочу поговорить с супругом, он начи­нает кричать. Что мне делать?
  12. ПЕРОРАЛЬНЫЕ ГОРМОНАЛЬНЫЕ КОНТРАЦЕПТИВЫ, СОДЕРЖАЩИЕ ТОЛЬКО ПРОГЕСТАГЕН (ЧИСТО ПРОГЕСТИНОВЫЕ ТАБЛЕТКИ, ИЛИ МИНИ-ПИЛИ)
  13. Как узнать, любит ли меня мой друг по-настояще­му, искренне или у него ко мне только половое вле­чение?
  14. Кто-то мне говорил, что грудное вскармливание предотвращает беременность, но, может быть, это все только разговоры?
  15. Убеждаю себя, что не ухожу от мужа только пото­му, что он пропадет без меня. Не глупо ли это с моей стороны?
  16. Снабжение продовольствием может быть неустойчивым и ненадежным. Как нам кормить детей старше 6 месяцев, которым нужно больше, чем только одно грудное молоко?
  17. Я — незамужняя женщина и живу одна. Мои пожи­лые родители часто болеют. Моя мать называет меня эгоисткой, когда я отказываюсь приехать к ней сразу же, как только ей нужна помощь. Несу ли я ответственность за своих родителей? Обязана ли я всегда помогать им?
  18. В моей семье я занимаюсь всем: домом, закупкой продуктов, детьми, их воспитанием, их образова­нием. Не понимаю, почему всем этим должна зани­маться только я. Мой муж говорит, что когда женщина занимается всем, то это — в порядке ве­щей. Но ведь и он несет за это ответственность, не так ли?