Сломанная голова

Главное, что нужно знать о депрессии, - что это настоящая болезнь, а не отмазка для унылых лентяев. Если вам разрушить колбочки на сетчатке, то вы не сможете видеть мир в красках, каким бы умным вы ни были. Если нарушить баланс нейромедиаторов в головном мозге, то вы не сможете видеть, что мир прекрасен. Ничего личного, чистая физиология.

В Международной классификации болезней насчитывается 18 подтипов депрессии, объединенных в две большие группы - разовые эпизоды и периодически повторяющиеся состояния. Авторитетное американское Руководство по диагностике и статистике психиче­ских расстройств делит депрессивные состояния на семь групп, причем последняя из них называется “...и прочая загадочная фигня” (я немного утрирую, но по смыслу так). Разби­раются в них только психотерапевты и психиатры, и любое медикаментозное самолечение может резко ухудшить самочувствие смелого экспериментатора.

Наиболее известно большое депрессивное расстройство, оно же - клиническая депрес­сия. Аарон Бек, один из главных исследователей этого заболевания, пишет , ссылаясь на дан­ные Американской психиатрической ассоциации, что в любой произвольно взятый момент времени в человеческой популяции от клинической депрессии страдают 2-3 % мужчин и 5­9 % женщин. Риск заболеть в течение жизни оценивается в 5-12 %, если вы мужчина, и в 10-25 %, если вы женщина. При этом депрессия смертельно опасна: она резко увеличивает вероятность попытки самоубийства. По оценке специалистов из Квинслендского универ­ситета в Австралии, при клинической депрессии рано или поздно кончают жизнь самоубий­ством 7 % страдающих от нее мужчин (и 1 % женщин). Авторы отмечают, что отсутствие медицинской помощи при депрессии повышает риск самоубийства на 80 %, так что лечиться надо.

Первые эффективные антидепрессанты появились больше 50 лет назад, когда о нейро­биологии депрессии не было известно почти ничего, - в качестве побочного продукта дру­гих фармакологических исследований (пациенты, долго принимающие препараты, просто сообщали об улучшении настроения, а ученые обратили на это внимание). Первые блока­торы обратного захвата моноаминов были открыты в процессе исследования антигистаминных препаратов, а первые ингибиторы моноаминоксидазы - это результат поиска противо­туберкулезных препаратов.

Я произнесла много страшных слов, но сейчас постепенно станет понятнее. Не един­ственный, но все же важный компонент нарушений работы мозга в ходе депрессии - это снижение уровня нейромедиаторов, передающих сигналы от одного нейрона к другому, и конкретно - серотонина и норадреналина (по химическому строению они относятся к группе веществ, называемых моноаминами). И поэтому исторически первые и до сих пор использу­емые лекарства против депрессии - это препараты, которые увеличивают количество серото­нина и норадреналина в синаптической щели. Это достигается, во-первых, за счет блокиро­вания обратного захвата - то есть пресинаптическая мембрана, выделив нейромедиаторы в синаптическую щель, не способна захватить их невостребованные излишки обратно внутрь нейрона. Во-вторых, подавляется работа моноаминоксидазы - фермента, разрушающего излишки моноаминов.

Все это не приводит к немедленному улучшению состояния, а плавно помогает мозгу восстановить остальные нарушенные системы. Так что если человеку назна­чили антидепрессанты такого типа, то их не надо бросать через две недели, оттого что они не помогли, - еще помогут.

В депрессию вовлечено множество других нейромедиаторов и, что еще важнее, множе­ство разных структур головного мозга. Кора не способна адекватно оценивать окружающую реальность (и считает, что все плохо, не имея к тому достаточных объективных оснований), гиппокамп не запоминает ничего хорошего, миндалевидное тело всего боится и ничему не радуется, прилежащее ядро не вознаграждает ощущением радости наши хорошие поступки типа поедания мороженого, гипоталамус допускает всякие сбои в формировании желания есть, спать или заниматься сексом и так далее. Большая часть сведений о нарушениях работы этих структур пока что получена на животных и еще не привела к созданию принципиально новых лекарств, одобренных для широкого применения.

Депрессия может развиться “просто так, на ровном месте”, но чаще она ассоциирована со стрессами, особенно неконтролируемыми. Нет ничего удивительного в том, что и актив­ность эндокринной системы при депрессии больше всего напоминает взбесившуюся реак­цию на стресс. Постоянно повышенная активность гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси. Нарушение суточных ритмов выработки кортизола. Нарушение обратной связи (при введении лекарств, мимикрирующих под кортизол, его синтез не снижается, хотя вообще-то должен). Все это стимулирует ученых разрабатывать новые гипотезы, отводящие ключевую роль в развитии депрессии именно пагубному воздействию постоянно высокого уровня кор­тизола на работу головного мозга, и уже предпринимаются первые попытки лечить депрес­сию, блокируя рецепторы к кортизолу в нервной системе. Пока что для этого используют в основном мифепристон, который вообще-то был разработан как препарат для медикамен­тозного аборта, просто действует одновременно и на рецепторы к прогестерону, и на рецеп­торы к кортизолу из-за их похожей пространственной организации. Результаты его приме­нения в лечении депрессий очень противоречивы, но, возможно, будут разработаны более совершенные препараты, основанные на этом же принципе действия. Или на каком-нибудь другом: во время депрессии с мозгом происходит столько разных штук, что подходить можно почти с любой стороны, просто разработка и проверка любого нового препарата - это ужасно долго, дорого и сложно, вот мы и лечимся случайно открытыми ингибиторами обратного захвата серотонина уже больше 50 лет.

Ну и разумеется, депрессию не обязательно лечить с помощью таблеток. Мозг и пси­хика так тесно переплетены, что можно воздействовать на что-то одно и изменять что-то дру­гое. Существует психотерапия, которая стимулирует кору головного мозга искать в жизни хорошее, и благодаря ей наш заботливый мозг начинает подстраивать под новую задачу свои нейромедиаторы и постепенно возвращается в норму. Именно с психотерапии лечение, как правило, и начинается, а лекарства назначают дополнительно к ней, если человек хочет вер­нуться к нормальному состоянию счастья на пару месяцев быстрее.

<< | >>
Источник: Казанцева А.. Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости. 2014

Еще по теме Сломанная голова:

  1. Сломанный зуб
  2. Окружность головы
  3. Голова (боль)
  4. Голова
  5. Массаж головы
  6. Исследование головы
  7. Синдром распухшей головы
  8. Травма головы
  9. МЫШЦЫ ГОЛОВЫ
  10. Опухоли головы и шеи
  11. Волосы на голове (проблемы)
  12. СИНДРОМ ПОВРЕЖДЕНИЯ ГОЛОВЫ
  13. Недостатки, пороки и заболевания головы лошади
  14. СКЕЛЕТ ГОЛОВЫ
  15. Травмы головы и шейного отдела позвоночника
  16. СЕКЦИЯ ГОЛОВЫ
  17. Признаки каждого заболевания головы по отдельности
  18. МЫШЦЫ И ФАСЦИИ ГОЛОВЫ И ШЕИ
  19. ДИАГНОСТИКА СИНХРОННЫХ ПОЛИНЕОПЛАЗИЙ ГОЛОВЫ И ШЕИ