Плюс на минус дает... МИНУС!

В один поселок направили группу психологов, чтобы выяснить, почему в нем такoe множество самоубийств. При обще­нии с жителями ничего особенного найти не удалось. Условия жизни были вполне нор­мальными, ничего странного в поведении по­гибших не припоминали.

Большинство жите­лей работало на заводе, расположенном за поселком. Специалисты прибыли туда, но и там тоже — ничего подозрительного. Условия вполне сносные, оплата высокая, кандидатов в рабочие хоть отбавляй. Даже текучесть кад­ров минимальная... Ну, прямо волшебство ка-кое-то! Разочарованные неудачными поиска­ми эксперты возвращались вечером в поселок. Тропинка шла по живописному месту вдоль склона холма и на одном участке ныряла в освещенный тоннель. Примерно посередине его, по правой стороне стены, была огромная замурованная дверь с красной, бросающейся в глаза надписью: «ВЫХОДА НЕТ!» Люди, пришедшие в поисках ответа, остановились как по команде. Ответ был перед ними. Каж­дый, казалось, представлял в тот момент, как из года в год, каждый день встречались с этой надписью глаза погибших... Конечно, причины, вызывающие в человеке тоску и депрессию, могут быть самыми разными: от банальных, типа ссоры или гриппа, до че­го-нибудь посерьезнее. Но дело-то в том, что на каком-нибудь мрачном эмоциональном фоне зловещая фраза «ВЫХОДА НЕТ!» могла стать, что называется, последней каплей. Табличку сняли, и проблема ушла вместе с ней. Неужели, скажете вы, два этих фор­мальных слова могли стать чьим-то пригово­ром?.. В лондонском метро, знаете ли, тоже об этом думали и заменили все таблички «НЕТВЫХОДА» на «ВЫХОД РЯДОМ», что­бы не провоцировать отчаяния обездоленных людей. А кто из нас, скажите, не чувствует себя порой обездоленным?

Мне пришлось как-то корректировать пись­мо, где университетская команда клуба весе­лых и находчивых просила потенциальных меценатов сами догадываетесь о чем. Среди прочего в письме была фраза, на которую со­ставители возлагали основную надежду: «Мы надеемся, что вы не откажете нам в помо­щи...», — и далее излагалось, почему. Каж­дый год около сотни таких писем рассылал университет, и только один или два спонсора соглашались помочь после длительных пере­говоров. Во всех письмах я изменила лишь одну эту фразу на «Мы надеемся, что вы помо­жете нам». Вместо обычного одного-двух от­кликнулись пятнадцать (!) меценатов — и это при том же самом количестве писем. Во фразе «вы не откажете» частица «не» не в силах перевесить глагола «откажете», который так и настраивает отказать. А вот надежду на по­мощь куда труднее перешагнуть, и надежда эта явно действует на подсознание во фразе «мы надеемся, что вы поможете нам».

Пытаясь примириться, один человек гово­рил другому: «Я не хочу, чтобы наши отношения были испорчены...» По его тону и мими­ке, по тому, как умоляюще он смотрел, оче­видно было, что говорит он искренне. «Я не хочу, чтобы наши отношения были испорчены». Эта часть фразы подчеркнута мной намеренно. Какое-то жалкое «не» перед ней — как жест утопающего. Разве в силах это «не» перевесить весь негативизм, так и выпираю­щий вслед за этим? Не лучше ли было сказать что-то вроде «Я хочу восстановить наши отно­шения», как вы считаете?

По радио звучала реклама туристического агенства, которое очень заманчиво расписыва­ло прелести курортного городка, высокий уро­вень сервиса и великолепную погоду. Меню ресторана, казалось, тоже не знало равных в целом свете. Заключительным аккордом рек­ламы была фраза: «Акулы к берегу не подплы­вают». Ну как, хочется туда поехать? Пожалуй на акул поохотиться.

Во время очередной предвыборной кампа­нии из своего почтового ящика я регулярно выгребала ворох листовок кандидатов; они имеют обыкновение вспоминать о жителях района за несколько дней до схватки друг с другом и затем дружно предавать забвению тех, за чей голос боролись. Листовки эти в большинстве случаев меня огорчали тем, как бездарно они были составлены и сколько в них было грамматических ошибок. Если не хватает сообразительности и образования даже на то, чтобы на бумаге глупостью не све­титься, то куда уж страной-то управлять. Эти эмоции были для меня не новы, но две листов­ки особенно удивили меня откровенной бездарностью авторов. На одной была фотография обаятельной женщины средних лет, проработавшей депутатом уже два срока и пре­тендующей задержаться на третий. О своем существовании она напоминала лишь в горя­чую пору выборов, распространяя календари с изображением своего и в самом деле обая­тельного лица. Так вот, над этим самым ли­цом на листовке красовалась надпись: «Я знаю, что потеряю, если...», а под фотографи­ей фраза продолжалась тремя огроменны­ми словами «...МЕНЯ НЕ ВЫБЕРУТ». Итак, кандидатка попыталась вызвать сострадание у избирателей: посочувствуйте мне, я знаю, что потеряю... Но вряд ли они разделят ее страхи и переживания. Это бы еще ничего, может сойти за недальновидность, а вот сло­ва «МЕНЯ НЕ ВЫБЕРУТ» — это и предчув­ствие (так она выдала свою неуверенность), и негативная установка, и эта листовка ста­ла, скорее всего, ее последней печатной продукцией.

Вторая листовка и вовсе вызывала непри­ятные эмоции. На ней были фотографии разваливающихся домов, рядом — снимок авто­ра с гневно вопрошающим взглядом и три вопроса к депутату:

1) ГДЕ ДЕНЬГИ? (похоже на бандитские выясне­ния отношений).

2) ЧТО СДЕЛАЛИ вы ДЛЯ РАЗРЕШЕНИЯ ЭТОЙ ДИКОЙ СИТУАЦИИ?

3) В большинстве домов района уже который год перебои с подачей горячей воды и отопления. Вы ПРИЗНАЕТЕ, ЧТО КАК ДЕПУТАТ НЕСЕТЕ ЗА ЭТО ОТВЕТСТВЕННОСТЬ?

Воззвание явно рассчитано на раздражение обывателя, который изможден неустройст­вом быта и находит удовольствие, злословя власть. Но для человека думающего такой текст является свидетельством ненасытимой жажды власти, при которой в ход идут все средства, именуемые черным пиаром (ли­шить конкурента доброго имени — еще дет­ские шалости). Соперница депутата не учла, что любая негативная информация неизбеж­но бросает тень и на ее поставщика. Любая дурная весть ассоциируется с тем, кто ее при­нес. Например, сплетник — со своей сплет­ней.

Для врача, который сообщает о смерти боль­ного его родным, проблема чаще всего не в признании своего бессилия или профессио­нальной неудачи, но в том, что извещать о смерти — все равно что быть ее гонцом. Даже если врач был дежурным и не курировал больного, а застал уже в критическом состоянии, то и тогда смерть словно отбрасывает на него тень — в виде чувства вины перед родственни­ками. Чувство горя и безысходности в их памяти всегда будет рядом с образом врача, при­несшего печальную весть.

Вообще наше сознание склонно объединять те вещи и понятия, которые стоят рядом друг с другом. Так, недоброжелательность экзаменатора в сознании многих провалившихся абитуриентов искренне воспринимается ими как главная причина неудачи, а виновником казни сознание может ложно считать палача. Даже слово «палач» используют, чтобы подчеркнуть чью-то изощренную жестокость, хотя оно было призвано всего лишь обозначать исполнителя приговора.

Как вы думаете, обидится ли некто Иванов, увидев в свой адрес надпись: ИВАНОВ — НЕ СВОЛОЧЬ? С точки зрения формальной грамматики, он не оскорблен, но на деле его имя поставлено рядом с оскорбительным словом. Такой сарказм призван вызвать злобную ухмылку, и, скорее всего, вызовет.

Головной мозг человека устроен таким об­разом, что он более чувствителен к негатив­ной информации, в силу многократного численного преобладания центров тревоги, боли и неудовольствия над центрами наслаждения и радости. Именно поэтому люди доверяют негативной информации больше, чем позитивной. Вызвать у человека агрессию или обидеть куда проще, чем рассмешить его.

По этому поводу в книге М. С. Норбекова «Опыт дурака, или Ключ к прозрению. Как изба­виться от очков» приведен такой жесткий пример. Цитирую: «Когда я говорю, что вы изначально являетесь алмазом, вы это вос­примете так, что я искусственно поднимаю наше настроение, делаю комплимент и т. д., и вы будете сомневаться, не верить. А когда я назову вас дерьмом собачьим, отреагируете мгновенно, и на сомнения у вас просто не ос­танется времени!». В самом деле, оскорбления мы воспринимаем куда более бурно, чем похвалы.

Вышесказанное призвано показать силу всего негативного, и даже арифметика с юмо-

ром согласится, что минусы всегда берут над плюсами верх. Минусы даже и в скобках не

утрачивают своего яда, а их разрушительная сила поистине грандиозна.

Задумаемся?

Предлагаю вам небольшую таблицу; слева нa­ходятся те негативные фразы, которые мы частенько используем, а справа - их более удачный эквивалент. Стоит только настроиться, и ваш мозг будет с легкостью и охотой перестраивать негативные клише.

«Не ходите, дети, в Афри­ку гулять...» Дети! Гуляйте на детской площадке возле дома.
Не исчезай! (Звучит как «исчезай».) Приходи в гости!
Мои извинения — не формальность. (Звучит как «мои извинения — фор­мальность») и т. д. Я чувствую себя винова­тым.
Не бойся! (Звучит как «бой­ся».) Все будет хорошо!
Не отчаивайся! Соберись, все наладится.
Не могу больше так жить. Хочу жить иначе.
Я никогда тебя не забуду. Буду помнить о тебе.
Мне не нравится, когда вы со мной так разговариваете. Я бы предпочла, чтобы вы говорили со мной иначе.

Я почти ничего об этом не знаю. Хочу узнать об этом по­больше.

Боюсь не справиться с этим делом. (Точно не справи­тесь, раз боитесь, да еще и говорите об этом.) Люблю решать сложные задачи.
Не хочу за это браться. Предпочту заняться чем-то другим.
Ничего не имею против. Я отношусь к этому спо­койно.
Вы не могли бы мне по­мочь? Буду очень признательна, если вы мне поможете.
«Не будь идиоткой, Мела­ни», — сухо сказала Скарлетт (неточная цитата из «Унесенных ветром»). «Мелани, будь умнее». — могла бы она сказать.
Постарайся об этом не ду­мать. Выброси из головы. Вспомни какой-нибудь сча­стливый день.
Не пренебрегай мной! (Звучит как «пренебрегай мной».) Обрати на меня внимание.
Не хотела вас обидеть. Прошу прощения за ска­занное.
Я на вас не обижаюсь. («Я на вас обижаюсь».) Я простил(а) вас.
Не будем говорить на повы­шенных тонах. («Будем го­ворить на повышенных то­нах».) Попытаемся понять друг друга.
Боль скоро пройдет. (Фик­сация на образе слова «боль».) Тебе скоро станет лучше.
Я неорганизованный. Мне следует быть более со­бранным.
Ты трус. Будь посмелее.
Если вы еще не передума­ли... (В ситуации, когда нужно согласие, а не отказ, не стоит употреблять гла­гол «передумали», даже и с частицей не».) ...

Если вы все еще наме­рены...

Я вас не игнорирую. Я обращаю на вас внима­ние.
Вы не станете отрицать. Возможно, вы согласитесь.
Я не хочу вам мстить. Забудем об этом.
Не помню злое. Помню только хорошее.
Ты негодяй! У тебя был шанс поступить порядочно.
«Не шей ты мне, маменька, Красный сарафан,

Не входи, родимая, Попусту в изъян...»

Потрать деньги на что-ни­будь получше.
Имя программы или файла указало неправильно. Пожалуйста, укажите пра­вильное имя программы или файла.
Не подскажете, который час? Подскажите: который час?
Я не боюсь говорить правду. Говорю то, что думаю.
Я не стыжусь тебя. Принимаю тебя таким (та­кой), каков (какова) ты есть.
Я не хотел(а) бы оставлять тебя сейчас. Мне хочется побыть с то­бой еще.
Как грех это не зачтется... Вы поступили правильно.
Ты не ошибешься, увидев во мне друга. Я мог бы стать тебе другом.
Не усложняй. Посмотри на это проще.
Не стойте на проезжей части. Быстро переходите дорогу.
Не шалите в мое отсутст­вие. Ведите себя хорошо.
Эти замки еще никому взломать не удалось. Качеству этих замков мож­но доверять.
Не думай, что я тебя не люблю. Я люблю тебя.
Я больше не буду. Буду вести себя хорошо.
Ты не угостишь меня? Угости меня, пожалуйста.
Не решай за меня.

Спасибо, я смогу сам разо­браться.

Если человек говорит: «Я не хочу делать вам гадости», — то именно их-то, надо пола­гать, он и хочет сделать, а то, что следует за словами «не в обиду будь сказано», чаще все­го может сильно задеть за живое. Удивитель­нее же всего то, что звучащая фраза действует

отнюдь не только на слушающего, но и на того, кто ее произносит. По этой причине чем лучше мы говорим о человеке (даже за глаза), тем лучше мы к нему относимся. Я знакома с гением в сфере человеческих отношений. Так вот, у него есть один секрет, благодаря кото­рому человек не имеет недоброжелателей: он передает одним людям о других только хоро­шую информацию и не дает ход негативным суждениям, а также не поддерживает их. Вспомним мудрую библейскую истину: если хочешь иметь друзей, будь и сам дружелюб­ным. Пусть в ваших словах это дружелюбие тоже отразится.

<< | >>
Источник: Грэйс Н.. Приемы развития памяти, внимания и речи. 2008

Еще по теме Плюс на минус дает... МИНУС!:

  1. Плюсы и минусы кофе
  2. О некоторых плюсах и минусах интернет-магазинов
  3. ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ ГЕМОВИТА-ПЛЮС У КОШЕК
  4. Что дает быстрое чтение
  5. А ЕЩЕ ПЛЮС АЛОЭ
  6. ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ПРЕПАРАТА ГЕМОВИТ-ПЛЮС ПРИ НАРУШЕНИЯХ ОБМЕНА ВЕЩЕСТВ И АЛЛЕРГИЯХ РАЗЛИЧНОЙ ЭТИОЛОГИИ У КОШЕК И СОБАК
  7. САМЫЙ СИЛЬНЫЙ ЯД ДЛЯ ИЗЛЕЧЕНИЯ РАКА ДАЕТ БОРЕЦ
  8. Мой супруг постоянно и во всеуслышание всем дает оценку.
  9. Что дает программное обеспечение для картирования мышления
  10. Когда у больных с реноваскулярной гипертензией операция дает положительный результат?
  11. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРАКТИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ ПРЕПАРАТОВ ЗАО "МИКРО-ПЛЮС" В ЛЕЧЕНИИ МЕЛКИХ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ
  12. ПРИМЕНЕНИЕ ГЕМОВИТА-ПЛЮС В ДО- И ПОСЛЕОПЕРАЦИОННЫЙ ПЕРИОД, А ТАКЖЕ В ПЕРИОД РЕАБИЛИТАЦИИ ПРИ ИНФЕКЦИОННЫХ И НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ У КОШЕК И СОБАК
  13. Комбинированная анестезия (эпидуральная плюс общая анестезия с ИВЛ)
  14. АЗОТА ОКСИД (АЗОТ (II) ОКСИД, ОКИСЬ АЗОТА)
  15. ФОРМАЛЬДЕГИД (МЕТАНАЛЬ, МУРАВЬИНЫЙ АЛЬДЕГИД, ОКСОМЕТАН)
  16. ТРИБУТИЛФОСФАТ (ТРИ-Н -БУТИЛОВЫЙ ЭФИР ОРТОФОСФОРНОЙ КИСЛОТЫ)
  17. УГЛЕРОД ОКСИД СУЛЬФИД (СУЛЬФИДОКСИД УГЛЕРОДА, ОКСИСУЛЬФИД УГЛЕРОДА, КАРБОНИЛСУЛЬФИД, УГЛЕРОДА СЕРОКСИД, СЕРООКИСЬ УГЛЕРОДА)