загрузка...

Адская белка

Вероятность стать алкоголиком не настолько мала, как кажется социально благопо­лучным посетителям модных московских баров. Согласно эпидемиологическому исследо­ванию, проведенному в Соединенных Штатах, за первый год с начала употребления алко­голя зависимость формируется у каждого пятидесятого, а через десять лет в нее влипают уже 11 %. В целом за все время жизни, включающей в себя эпизодическое употребление алкоголя, вероятность развития зависимости составляет 22,7 % - это намного меньше, чем у никотина (67,5 % употребляющих), но даже немного превосходит вероятность развития зависимости от кокаина (20,9 %). Впрочем, это совершенно не повод считать кокаин отно­сительно безопасным: зависимость от него развивается быстрее, а настолько же низкий про­цент подсевших связан, скорее всего, с тем, что кокаин сложнее найти, а значит, формули­ровка “эпизодическое употребление” может означать более редкие контакты с наркотиком, чем в случае легального и широко распространенного алкоголя.

Критерии алкоголизма размыты и отличаются в разных источниках и в разных стра­нах. Авторитетное американское руководство по диагностике и статистике психических расстройств, DSM - IV, выделяет две проблемных ситуации: злоупотребление алкоголем и зависимость от него. О злоупотреблении говорят в контексте социальных проблем: этот диагноз ставят, если человек время от времени пренебрегает своими рабочими обя­занностями из-за пьянства, или попадает в опасные ситуации (например, садится за руль в нетрезвом виде), или у него возникают из-за алкоголя проблемы с законом, или же он продолжает пить, несмотря на ухудшение отношений с друзьями, семьей или коллегами. Алкогольная зависимость определяется по семи критериям, общим для всех психоактивных веществ: толерантность, синдром отмены, неконтролируемое употребление, неудач­ные попытки сократить количество алкоголя, большое количество времени, затраченного на поиск и употребление алкоголя, ущерб семье, работе или отдыху и продолжение употреб­ления без поправки на проблемы со здоровьем, вызванные алкоголем. Набирать все семь критериев не обязательно, достаточно трех.

В российских учебниках по наркологии критерии не так четко формализованы. Обычно выделяют три стадии алкоголизма (четыре, если считать “нулевую”, при которой человек уже стремится к употреблению алкоголя, но спокойно воздерживается от него, когда ситуация не способствует выпивке). Каждая характеризуется гибким комплексом парамет­ров, но самые заметные из них - это подавление рвотного рефлекса при злоупотреблении алкоголем на первой стадии зависимости, выраженный абстинентный синдром и потреб­ность “опохмелиться” на второй стадии и полная невозможность приемлемо себя чувство­вать вне опьянения - на третьей. Развитие каждой из них может занимать несколько лет, и еще на второй стадии человек может вполне справляться и со своей работой, и с нала­живанием социальных связей, так что окружающие могут вовсе не считать его больным. Подходящий бытовой критерий для того, чтобы понять, что человек алкоголик и за него не нужно выходить замуж, - это похмелье, сопровождающееся желанием выпить еще. У здо­рового человека, который перепил накануне и теперь жестоко страдает от головной боли и других неприятных эффектов, идея выпить еще бутылочку пива будет вызывать отвращение, потому что ему плохо из-за того, что алкоголь в крови превратился в ядовитый альдегид. У алкоголика такая идея вызовет энтузиазм, потому что ему плохо из-за того, что алкоголь в крови кончился.

Еще один признак алкоголизма - это способность допиться до провалов в памяти. Это называется алкогольный палимпсест, человек не может воспроизвести в памяти всю цепочку событий, происходивших с ним во время алкогольной интоксикации.

Важно здесь то, что появление палимпсестов - это один из диагностических критериев алкоголизма. Они появ­ляются на первой стадии зависимости и усугубляются на второй и третьей. Здоровый чело­век не может выпить столько, чтобы у него произошел палимпсест, - рвотный рефлекс воз­никнет раньше.

При тяжелой алкогольной зависимости, как это вообще часто случается с наркома­ниями, потребности системы вознаграждения вступают в противоречие с потребностями остальных частей мозга и тела. Нейроны прилежащего ядра получают от алкоголя удоволь­ствие, страдают при его отсутствии, мозг в целом вынужденно приспосабливает к постоянно повышенному уровню алкоголя активность своих нейронных рецепторов и нейромедиато­ров, а тело тем временем пытается преодолеть многочисленные последствия интоксикации. У человека, который давно и много пьет, pH крови смещается в сторону закисления, а содер­жание ионов и микроэлементов в ней падает. Это приводит к тому, что вода переходит из крови в межклеточное пространство, человек опухает и потеет, кровь у него густая, и сердцу очень тяжело гонять ее по организму, давление скачет, голова болит. Печень не справляется с нагрузкой, ее клетки гибнут, организм отравлен не только алкоголем, но и останками соб­ственных умерших клеток. Человек очень плохо себя чувствует, и ему хочется еще выпить, чтобы субъективно стало получше. Но через несколько недель или месяцев запоя организм отравлен настолько, что человек просто больше не может. Ему приходится перестать. И тут начинается самое интересное.

Если в вашей ванной спрятался инопланетянин, возможно, вам стоит всерьез задуматься о своих вредных привыч­ках.

Главное действие этилового спирта на мозг - это активация рецепторов к ГАМК. Они оказывают мощное тормозящее действие. За время запоя рецепторы к ГАМК успели как-то приспособиться, начали работать менее интенсивно, чтобы не затормозить мозг до смерти. С другой стороны, активирующих нейромедиаторов, дофамина и норадреналина, по тем же причинам стало больше. И вот, когда алкоголя было много, а теперь он наконец перестал по ступать, присущие мозгу системы торможения практически перестают работать, а присущие мозгу системы активации работают изо всех сил. В лучшем случае это просто ведет к тре­вожности, страху и бессоннице. Но иногда развивается алкогольный делирий, он же белая горячка. Сверхвозбуждение мозга на фоне отвратительного самочувствия приводит к весьма реалистичным и очень пугающим галлюцинациям, с которыми человек начинает бороться в меру своих сил. Нарколог Павел Бесчастнов (который помог мне сделать эту главу относи­тельно легко воспринимаемой и в то же время относительно корректной) как-то раз описал в своем блоге16 случай из клинической практики. К нему привезли пациентку, которая невоз­мутимо рассказала следующую историю из жизни: она сидела на кухне и никого не трогала, как вдруг услышала шум из ванной. Пошла проверить и встретила там гигант скую инопла­нетную медузу-самца. Помимо щупалец у нее нашелся член, которым женщина была изна­силована. Здраво рассудив, что инопланетная дрянь могла заразить ее каким-нибудь венери­ческим заболеванием, женщина вскипятила в чайнике воду и подмылась крутым кипятком. После этого жертва белой горячки все же решила позвонить в скорую, но скорая, выслушав ее рассказ, привезла ее к психиатру-наркологу, которому пришлось уже самому звать коллег из ожогового отделения и пересказывать им эту душераздирающую историю.

<< | >>
Источник: Казанцева А.. Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости. 2014

Еще по теме Адская белка:

  1. Гигиенические характеристики белка
  2. СИНТЕЗ БЕЛКА В КЛЕТКЕ
  3. Определение белка
  4. Значение белка в жизни человека
  5. Нарушения количественного поступления белка в организм
  6. Некоторые следствия избыточного синтеза белка
  7. Синтез белка
  8. РЕГУЛЯЦИЯ СИНТЕЗА иРНК И БЕЛКА
  9. Строение и функции белка
  10. Нарушения конечных этапов обмена белка
  11. роль рнк и в синтезе белка
  12. Изменение скорости распада белка
  13. БОЛЕЗНИ, СВЯЗАННЫЕ С НЕНОРМИРОВАННЫМ СКАРМЛИВАНИЕМ БЕЛКА В РАЦИОНЕ
  14. АНЕМИИ, ОБУСЛОВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЕМ СТРУКТУРЫ БЕЛКА МЕМБРАНЫ ЭРИТРОЦИТОВ
  15. Нарушения коллоидно-осмотического давления плазмы
  16. Определение суточной протеинурии.
  17. НАРУШЕНИЯ КОЛЛОИДНО-ОСМОТИЧЕСКОГО ДАВЛЕНИЯ ПЛАЗМЫ
  18. Нарушение синтеза белков
  19. Пищевая и биологическая ценность овощей, плодов и грибов